Жил-был барин…
Долгие годы о войне с Наполеоном говорили, как об Отечественной. Правда, сейчас чаще звучит просто «война 1812 года».
 
Оставим формулировку историкам.
 
На территории современной Беларуси проходило множество боёв и других событий, связанных с 1812 годом. И так много осталось неразгаданного, над чем потомки бьются вот уже 200 лет.
 
Это всё «Библиотека Колодеева». На сегодняшний день выявлено в фондах около трёх с половиной тысяч томов о войне и мире Наполеона. «Кол.» в углу кириллицей либо латиницей – знак владельца. Бывшего. «Колодеевские» и порядковые номера чернилами на корешке. Когда-то их было около 15 тысяч на 11 языках. Избавиться от таких «экслибрисов» легко: стёр и попробуй докажи, чья же двухсотлетняя «История Европы».
 
Галина Киреева, заведующая отделом Национальной библиотеки Беларуси: «Четыре «Описи» библиотеки, которые дошли до нас, находятся в Москве: в Публичной исторической библиотеке и Историческом музее. Поэтому идентифицировать эти книги иногда довольно сложно. И всё-таки на многих из них сохранились какие-то пометы».
 
Например, автографы: «Глубокоуважаемому…», «Дорогому…», «В дар…» – Ивану Колодееву. Собрание новоборисовского помещика (пусть и разрозненное) по-прежнему «самое» в Старом Свете. Есть даже карта России ручной работы, специально для Наполеона.
 
Галина Киреева, заведующая отделом Национальной библиотеки Беларуси: «Собственно говоря, у нас они хранятся, как и хранились в библиотеке Колодеева в Новоборисове. У него был иностранный отдел и русский отдел. Самая ранняя из выявленных книг – 1804 года».
 
Но до сих пор то, что библиотека (значительная часть её) на Родине – тайна для исследователей. Запросы на фолианты шлют в Москву. Оказывается, так проще, чем листать старые подшивки.
 
Ольга Калачёва, экскурсовод Борисовского туристского клуба: «Французы за эту коллекцию уважали и уважают Колодеева. И про него они знают гораздо больше, чем мы. Скажем так, память о нём осталась здесь не очень хорошая».
 
Потому и прозвали старожилы здание на правом берегу Березины «домом Каландзея». То есть злодея. Характер у барина-мецената был откровенно скверным. Что не так – в суд: соседей из-за земли, арендаторов из-за долгов… При этом выручка шла на благое дело. Памяти Отечественной для русского дворянина войны.
 
Валентина Шутко, заместитель председателя Борисовского райисполкома: «На этот дом у нас есть инвестиционный проект, в котором мы прописали одним из условий, это сохранение его как дома-усадьбы Колодеева. И кроме этого, открыть там музейную экспозицию».
 
И нынешний хозяин усадьбы с 2010 года – Владимир Слесарев – уже собирает новую «колодеевскую» коллекцию, говорят в райисполкоме. Так ли это? На связь с внутренним инвестором борисовские власти выходили четыре дня. Рапортовали: сейчас за границей.
 
Успеть до осени. К октябрю здесь обещают – опять будет шумно. Но пока публику встречает лишь тишина за колючей проволокой.
 
Да и с парадного фасада «Дом Колодеева» скорее «укрепрайон Колодеева». Такая война без мира. И хотя объект охраняемый, попасть сюда просто. Ограда прохудилась. Новая внешне лишь часть кровли. Правда, жесть со старых фотохроник сегодня сменил шифер.
 
Ольга Калачёва, экскурсовод Борисовского туристского клуба: «Если снаружи есть хоть какие-то фотографии, то какая была планировка внутри, мы не знаем. И что мы будем предъявлять?».
 
Небольшой внешне, внутри «Дом Колодеева» оказался просторным и трёхэтажным. Свежая штукатурка на стенах, свет в коридорах. Подождите, скоро новоселье. Да и что там, фасад покрасить. Доска меценату есть. И не одна в городе.
 
Кстати, «Дом Колодеева» сегодня без государственной защиты – без статуса памятника. Без категории. А ведь тянет как минимум на первую. Объект международного значения. В районе решили: возродим дом, тогда и займёмся бумагами. Переписка с министерством культуры началась ещё в 2008.
 
Игорь Чернявский, начальник Управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Беларуси: «Было прынята рашэнне, якім вызначана неабходнасць дапрацоўкі гэтага пытання сумесна з Барысаўскім райвыканкамам і зацікаўленымі асобамі. Раней аб’екты траплялі ў дзяржаўны спіс масава. Нават не звярталі ўвагi на іх тэхнічны стан, на іх адпаведнасць гістарычнаму вобразу».
 
Ольга Калачёва, экскурсовод Борисовского туристского клуба: «Борисов – это то место, где сплелась история очень многих европейских государств. И мы просто обязаны, давать возможность людям посещать, в том числе, дом Колодеева».
 
Человека, у которого хватало редкостей. Тот же альбом художника Фабор дю Фора, участника кампании Наполеона. Зарисовки с натуры. Или пригласительный билет на бал в Вильно по случаю коронации Наполеона. Здесь, кстати, 200 лет назад и узнали о катастрофе на Березине.
 
Галина Киреева, заведующая отделом Национальной библиотеки Беларуси: «Когда Колодеев её передавал для создания Музея 1812 года в Москве, он поставил одно из условий, чтобы она так и называлась «Библиотека Ивана Хрисанфовича Колодеева».
 
Последнюю волю так и не выполнили. Более 3 тысяч гравюр, мемориальные вещи оказались в московском Государственном историческом музее. И лишь сейчас, к юбилею похода Наполеона, в России создают Музей войны 1812 года. А в Беларуси, надеемся, таким станет «Дом Колодеева».
 
В студии «Контуров» – кандидат исторических наук, доцент БГУ Андрей Лукашевич и заместитель директора национального исторического музея Беларуси, где сейчас проходит выставка «Война 1812 года в истории Минска», Нина Колымаго.
 
Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram