Потомству в пример

Потомству в пример
Не только знатоки, но и просто любители военной истории наслышаны о весьма необычном факте. В мае 1829 года во время русско-турецкой войны на Чёрном море 18-пушечный бриг «Меркурий» одержал победу в бою с двумя турецкими линейными кораблями, имевшими 184 пушки! В те времена подобное было неслыханно.
 
А потому о подвиге «Меркурия» были написаны десятки картин. Только маринист Айвазовский посвятил бригу 3 живописных полотна. А ведь ещё были Иванов, Лубянов, Красовский, Чернецов, Печатин, Барри.
 
А позже, уже в Русско-японскую, к подвигу «Меркурия» стали приравнивать и подвиг «Варяга». Так вот командиром, которому удалось выиграть этот необычный бой, был Александр Казарский. И на этой неделе, а точнее 16 июня, исполнилось 215 лет со дня его рождения.
 
Но, пожалуй, самое главное, что удалось установить – и здесь особое спасибо энтузиастам и, опять же, историкам – внезапно ушедший из жизни 36-летний капитан 1 ранга был нашим земляком и по рождению, и по происхождению. Он родился в Дубровно, что в Витебской области. И на днях здесь открыли памятник.
 
8-летний Данила не просто мечтает о море – мальчик буквально бредит им. Когда все дети просят в подарок машинки, он выбирает корабли. Мультфильмы о пиратах и капитанах, на рисунках парусники. И сутки напролёт мальчик готов проводить в центре океанографии.
 
Людмила Головина, мама Даниила: «Он бредит и морем, и бассейном, и плаванием. Может, место рождения сыграло свою роль. Родственники с морем никак не связаны. В семье моряков не было».
 
Любимый мультик у Данилы – «Остров сокровищ». Персонаж – капитан Джек-Воробей, но в последнее время у колоритного пирата морей карибских появился серьёзный конкурент. Данила узнал об уроженце Беларуси Александре Казарском.
 
Александр Казарский для Беларуси – это как Нельсон для Британии или Нахимов для России. Только в отличие от этих адмиралов, мы о Казарском мало что знаем. А ведь именно с белоруса, который жил в Дубровно на берегу Днепра, и началась великая история морских побед на Чёрном море.
 
Подвиг Казарского и его команды настолько невероятен, что его можно принять за легенду. Но случай действительно был. После взятия Анапы и Варны Казарского назначили капитаном брига «Меркурий». Не слишком шустрое двухмачтовое судно, 14 вёсел и 18 пушек на борту. И в мае 1829 года в самый разгар первой турецко-русской войны «Меркурий» с двумя другими кораблями несли вахту у пролива Босфор. На горизонте неожиданно появилась турецкая эскадра и бросилась в погоню. Быстроходные «Штандарт» и «Орфей» смогли скрыться. А вот «Меркурий» догнали два линейных турецких корабля. На турецких бортах 184 пушки – десятикратное преимущество! Казалось бы, участь «Меркурия» предрешена.
 
Казарский созвал военный совет. По традиции, первым имел привилегию высказаться младший по чину. Штурманский поручик Прокофьев предложил: «Драться до последнего, а потом прижаться к одному из линкоров и взорвать бриг». Поручика поддержали. А Казарский положил пистолет на шпиль крюйт-камеры, то есть там, где хранились бочки с порохом, и обратился к команде:
 
«Господа, мы приняли решение. Возможно, судьба этого боя предрешена. Но всё-таки мы сделаем то, что ожидает от нас государь и требует честь русского флота. Приказываю: последний из офицеров, кто окажется в живых, должен выстрелить из пистолета в бочку с порохом и взорвать бриг. С Богом, господа!».
 
Бой длился четыре часа. «Меркурий» искусно маневрировал, уходил от турецких залпов. И ещё отстреливался.
 
Выстрелы повредили паруса сначала на одном турецком корабле, затем на другом. Судна потеряли ход, а «Меркурий» смог уйти к берегам Севастополя. Непобеждённым.
 
22 пробоины, 133 дыры в парусах. Десять моряков погибли, сам Казарский получил контузию, но весь бой провёл на мостике. После боя турки доставили письмо, в котором написали: подвиг Казарского «затмил все прочие опыты храбрости». Во всём мире победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась фантастикой. Некоторые специалисты в военно-морском деле просто-напросто отказывались верить. Подвиг Казарского вдохновил на творчество Айвазовского и Пушкина. Мужеством 32-летнего белоруса восхищалась вся Россия.
 
Арсений Крицкий, координатор проекта «Морское братство нерушимо!»: «Человек стал легендой при жизни. И если бы его не отравили, он командовал бы Черноморским флотом».
 
Тёмное дело случилось в Николаеве спустя четыре года. Туда капитан первого ранга приехал с ревизорской проверкой, расследовал дело о казнокрадстве. И через несколько дней внезапно скончался. Официальная версия – инфлюэнца, так тогда называли обычный грипп. На похоронах тысячи простых людей, которые очень любили Казарского, плакали и причитали – погубили благодетеля нашего! Поговаривали, что дело в чашке кофе, выпитой в гостях, а по симптомам, которые наблюдали врачи, кто-то сделал вывод – мышьяк. Но почему-то никто не дал офицеру противоядия. Через некоторое время после похорон провели эксгумацию и отправили образцы внутренних органов погибшего офицера на экспертизу, но данные были утеряны. Друзья Казарского подозревали, что умышленно. И если бы не загадочная смерть, белоруса ждала бы блестящая карьера.
 
В память о подвиге «Меркурия» особым приказом было предписано навсегда сохранять в списках флота корабль под названием «Память Меркурия». Имя Казарского носят суда, улицы в Севастополе и Дубровно. Спустя десять лет после подвига «Меркурия» в Севастополе поставили первый памятник в городе. От Николая I лаконичная надпись: «Казарскому. Потомству в пример». В мае белорусские моряки из объединения «Морское братство нерушимо» посетили Севастополь. И возложили цветы в память о земляке.
 
Кстати, Севастополь можно по праву считать белорусским городом. Наши моряки участвовали в обеих легендарных оборонах. Белорусские полки, которые полегли, защищая город, увековечены в камне. Живут и служат на флоте белорусы и сейчас.
 
Николай Черей, капитан 2 ранга: «Родился, вырос и всю сознательную жизнь прожил в Беларуси. Родной город у меня Минск. На протяжении тех лет, сколько я служу в Севастополе, вторым родным городом стал Севастополь. Лучше призвания нет, чем быть военно-морским офицером. И в этом никогда не усомнился до сих пор. Уже 21 год служу и рад своей службе».
 
Заместитель командующего Черноморским флотом Юрий Ореховский родом из Белыничей. К родному белорусскому флагу у него особое отношение.
 
А дети моряков из 8 школы Севастополя передали белорусам саженцы крымских сосен. Вернувшись домой, одно деревце посадили в Хатыни, ещё одно – на Линии Сталина. Накануне 215-летия со дня рождения Казарского посадили крымскую сосну и в Дубровно. Дерево будет расти рядом с памятником. В самом городе, кстати, хотят предложить Севастополю стать городом-побратимом.
 
Белорусские моряки вовсе не нонсенс, как может показаться. 200 тысяч наших земляков служили на всех четырёх флотах Советского Союза. 74 адмирала – наших кровей. Трудно понять, откуда такая тяга к морской волне. Белорусов сравнивают с реками, которые несут свои воды к морям. И ведь оттачивать мастерство есть где – шесть судоходных рек, восемь речных портов, 2 тысячи километров водных путей, пять образовательных учреждений, которые готовят речников. И богатейшая история. Правда, вот в морские школы нам путь пока заказан. Но ситуацию успешно исправляет военно-патриотический проект «Морское братство нерушимо». Задачи ближайшего будущего – обучение молодых моряков и строителей флота из Беларуси в России, появление гардемаринов. А уже через месяц в стране появится новый музей.
 
Музей морской славы Беларуси откроют на «Линии Сталина». Сейчас по всей стране собирают экспонаты, и один уже находится здесь – это плавающий танк. Ну, а само открытие музея назначено на 28 июля, День военно-морского флота.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram