Без вина виноватые

Без вина виноватые
На уходящей неделе в Минске прошёл бизнес-форум «Алкогольный рынок Беларуси». Производители нахваливали свою продукцию и сопоставляли объёмы выпуска. То бишь выпитого. Кстати, статистика свидетельствует о том, что жители нашей страны всё меньше покупают водки и всё больше дешевого вина, известного как «плодово-выгодное». Именно от него, считают наркологи, народ-то и спивается. И происходит это, как говорится, в темпе вальса.

Если человек хочет выпить – найдёт! Этот принцип житель небольшой деревушки на Витебщине Володя провозглашает с импровизированной трибуны собственной резиденции. Место выбрано со знанием дела – возле магазина. С алкоголем первый парень на деревне уж три десятка лет на «ты», с властями – на всякий случай на «вы». А на всякие запреты по продаже алкоголя взирает по-философски.

Владимир, житель д. Луцк-Мосарский: «Начнут самогонку пить! Парфюмерию! Падёж начнётся!»

То ли случайно, то ли намеренно Володя обронил слово «падёж», которое касается вообще-то животных. Но то, что алкоголь повально косит белорусов, – факт. Не отмахнёшься. В прошлом году в стране смертность от причин, связанных с алкоголем, выросла наполовину. В Беларуси – 200 тысяч человек (и это только официальная цифра) больных алкоголизмом. Да и Всемирная организация здравоохранения приводит неутешительную статистику. 9 лет назад белорусы выпивали на душу населения пять с половиной литров чистого алкоголя. В списке стран мы тогда занимали 73-е место. Для сведения, если уровень потребления алкоголя превышает 9 литров на человека в год – это крайне опасно для здоровья нации, а если превышает пятнадцать – то на будущем можно ставить жирный крест.

А вот данные уже за прошлый год. Белорусский народ не только увеличил дозу более чем в два раза и уверенно вошёл в двадцатку самых пьющих стран мира. Мы обогнали Россию, для которой водка – это чуть ли не национальная гордость. И по мнению экспертов, реальные цифры превышают официальную статистику в 1,5-2 раза. Наше поступательное движение к обрыву не может не настораживать. Так кто же этот враг, который стреляет хмельным градусом с алкогольным радиусом по людям? Водка, вино, пиво? А может, это банальный самострел?

Алексей Александров, врач-нарколог Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология»: «В начале 2000-х годов было принято решение о том, что у нас очень много пьётся водки и эту водку необходимо чем-то заместить. Каким-то другим напитком меньшей крепости. И одно из решений, которое было принято, – увеличить производство плодовых вин. Крепость – в два раза меньше. Соответственно, шансов, что человек будет выпивать то же количество алкоголя как минимум в два раза меньше».

Тогда дешёвое вино стало хитом продаж. И стало одной из легенд новейшей Беларуси. Находчивые люди придумали называть его «компотом», «синькой» и даже «божественной амброзией». По объёму «чернила» тоже поделили: 0,7 литра – это «большая», она же «взрослая», или «фауст». 0,5 литра – «маленькая», она же «детская», или «гаубица». Но белорусское вино не появилось на пустом месте. Эстафету «Яблоневым садам», «Алычовым ароматам» и прочим «Крыжачкам» благополучно передали советские бренды «Агдам» и «Три семёрки».

Низкая цена и доступность сделали своё дело – работы у наркологов прибавилось. Государство забило тревогу – нация спивается! Но если с вопросом «Кто виноват?» разобрались быстро (вино), то вопрос «Что делать?» поставил в тупик. И после пряника решили щёлкнуть кнутом. Так появились зоны трезвости. Первая в стране – в деревне Мосар Глубокского района по инициативе местного священника Ёозоса Бульки. И теперь в местном магазине крепче кваса ничего не найти.

Спиртное в Мосаре запретили продавать четыре года назад, но местным жителям эта инициатива пришлась не по душе. Они уже называют себя ходоками, ведь до магазина, который торгует горячительным в ближайшей деревне – 2 километра. Можно дойти, нанять машину, а некоторые садятся на велосипед с лозунгом «Ударим велопробегом по зоне трезвости».

В магазине мы задали только один вопрос: по душе ли запрет жителям Мосара. Оказалось, не всем. Да и продавцу, оказывается, сплошной убыток. Зато в соседней деревне алкоголь – на самых выгодных полках. Сюда и спешат мосарцы.

Алина Гончар, продавец магазина в д. Луцк-Мосарский (Глубокский район): «Если не будет алкоголя – нужно закрываться. Двести бутылок вина я продаю за две недели. Но этот запрет ничего не решает».

Кстати, в мосарской аптеке в продаже есть настойка боярышника – это успокоительное, в общем-то, средство, укрепляющее сердечную мышцу, крепостью в 80 градусов. Но от любопытных глаз её прячут.

Светлана Жукова, фельдшер ФАП (д. Мосар): «Боярышник много не заказываю. Тем, кто злоупотребляет, стараюсь не продавать. И на витрину не выставляю».

В костёле святой Анны сегодня признают – почин ксендза Бульки был полезным и кое-кому из людей помогло. Но только один запрет не решил всей проблемы.

Алексей Юркайть, настоятель костёла святой Анны (д. Мосар): «Если бы на территории всего сельсовета была принята зона трезвости, это бы повлияло больше. Если делать запрет, то повсеместно, но человек имеет право свободы – каждый сам делает выбор. Каждый выбирает добро или зло».

Вслед за Глуботчиной на эксперимент решились и другие районы. Ошмяны, Слуцк, Брестчина. Уже в Минской области всерьёз подумывают о глобальном запрете. Но в Мосаре в немилость попал сразу весь алкоголь, а вот в других районах – только вино плодовое. Все эти попытки обуздать «зелёного змия» принесли разный эффект. Многие упоминали о полезности акций, но вводить запрет на законодательном уровне и на постоянной основе не спешат. Докатилась «чернильная» волна и до столицы. В Партизанском районе Минска – на «плодово-выгодное» и «плодово-ягодное» в летний период рассчитывать не стоит.

Владимир Зубрик, заместитель главы администрации Партизанского района г. Минска: «У нас в прошлом году был зафиксирован рост преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения. И проценты очень серьёзные. Поэтому тема очень злободневная, и мы приняли решение администрации о проведении такого эксперимента».

У продавцов вино-водочных отделов из Партизанского района – облегчённый режим работы. Постоянные поклонники «винца» отовариваются в других местах. Так решилась ли та самая злободневная проблема?

Вот в том магазине (см. видео – прим. ред.) плодовое вино не продают, как и во всех торговых точках Партизанского района. Но по проспекту проходит граница районов, и здесь – уже Центральный. А вот там продают плодово-ягодные вина. Между магазинами – всего-то 50 метров.

Получается, страждущие всё равно купят необходимый им эликсир, а торговая сеть Партизанского района может начинать подсчитывать убытки. Стало быть, локальные ограничения ничего не исправят. Купить, пусть и в другом месте, – всё равно можно. Да и к пресловутым дням трезвости и выпускным в школах, как в эти выходные, люди привыкли. Закупаются впрок.

Да и стоит ли запрещать алкоголь тотально? Ведь свежа ещё в памяти антиалкогольная кампания горбачёвских времён. Тогда в погоне за трезвостью даже вырубали виноградники. Только привело это к напряжению в обществе, хвостатым очередям и активизации самогоноварения. Находит милиция аппараты и заводы и сейчас. Причём настолько автоматизированные, что впору диву даваться – до чего дошёл прогресс. Но счёты сводят не столько с самогоном, сколько с плодовым вином. А вот в «Белгоспищепроме» вообще не понимают таких запретов.

Александр Орехов, начальник управления концерна «Белгоспищепром»: «Позиция концерна отрицательная. Это должно быть решение правительства о запрете, а не локальные какие-то акты райисполкомов и облисполкомов. Хорошие вина, выпускаются по технологии. Сертифицируются. Качество их не хуже виноградных, которые поступают в Беларусь».

Так уж и не хуже? Ведь «славу» «чернилу» создали отменную. Но, оказывается, вопросы к качеству плодовых и фруктовых вин были лет десять назад. Когда производители смешивали воду, сахар, добавляли спирт и обильно сдабривали ароматизаторами и красителями. Вот это и было «чернилом» – шутили, что даже писАть можно!

Тогда, пять лет назад, на такую ароматизированную продукцию повысили акцизы. Сегодня её почти не производят – невыгодно. Вот поэтому сейчас и сходит с конвейеров натуральная продукция – так уверяют производители. Мы решили самостоятельно проверить и купили в самом обычном сельском магазине две самые обычные бутылки вина. «Чернильнее» не бывает. И отнесли на проверку. Результаты были готовы на следующий день. И они нас, мягко говоря, удивили.

Каринэ Алексанян, заместитель начальника отдела Научно-практического центра НАН Беларуси по продовольствию: «Всё получено натуральным путём. Оба образца изготовлены с использованием только натуральных ингредиентов. Даже из пищевых добавок здесь нет консервантов. Других добавок, красителей, ароматизаторов в наших винах, не только в этих, нет».

Тогда чем же провинилось белорусское плодовое вино? Наркологи говорят: своей низкой ценой и тем, что его не пьют высшие слои общества.

Алексей Александров, врач-нарколог Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология»: «Раз эти люди низкого социального статуса, и они злоупотребляют алкоголем, значит, они пьют некачественные вина. А действительной причиной отличия этих двух видов напитков оказалась цена дозы алкоголя чистого спирта. В вине эта доза – дешевле. В водке – дороже».

А на этой неделе всплыл ещё один любопытный нюанс. В Минске прошёл второй бизнес-форум «Алкогольный рынок Беларуси», и на нём производители плодового вина говорили прямо: идёт передел рынка. И белорусских виноделов вытесняют импортёры. Наши ягоды и плоды хотят заменить импортным виноградным сырьём. Вот только какого качества?

Анатолий Анюховский, директор Толочинского консервного завода: «Если мы уничтожаем своё производство, то на эти рынки поступит суррогат с других регионов нашего бывшего Союза. Это Молдавия – некачественное раньше поставляла и теперь начнёт поставлять. И крымские некачественные креплёные вина».

Но южные вина в заочном споре уже выигрывают у наших. Мутная бутылка, косая наклейка и пробка-нахлобучка вызывают кривую усмешку. Рекламировать виноделы свою продукцию не могут, поэтому завлекают названиями. Ну как, например, можно пройти мимо вина с многозначительным названием «Ай Кью». Однако у родственницы президента Украины, которая и придумала это имя, своё мнение.

Ивонна Янукович, инженер по качеству предприятия «Иловское» (Мядельский район): «Это вино с интеллектом. Достойный продукт».

Андрей Янукович, директор предприятия «Иловское» (Мядельский район): «Вот малиновое вино. Сделано без химии. Это 100% малина».

Вот и у производителей получается, что само вино не при чём. Так кто же виноват на самом деле в тотальном пьянстве?

Алексей Александров, врач-нарколог Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология»: «Самым опасным компонентом всех алкогольных напитков являются не красители, не добавки, не консерванты, а именно тот алкоголь, от которого люди болеют и иногда умирают. То есть спирт. Этиловый чистый спирт. И когда мы говорим – низкокачественные вина, надо говорить – дешёвые вина. И это будет более корректно с точки зрения медицины. Именно дешёвая цена на одну дозу алкоголя делает их наиболее опасными. Если на них вырастет цена, как это произойдёт со слабоалкогольными напитками, они тут же уйдут из оборота».

Эксперты предлагают. Во-первых, нужно меньше пить. Во-вторых, меньше пить именно крепкого алкоголя. Именно он наносит самый болезненный удар. В структуре потребления алкогольной продукции в Беларуси уверенно лидирует водка, виноградные и плодовые вина занимают лишь третью часть, а слабоалкогольные напитки – вообще на последнем месте. Если цену на алкоголь повысить, то он станет менее доступным. Правда, народ может таких благих намерений не понять.

Ещё одно предложение: изменить привычки и культуру пития белорусов. Но нужно признать – с этим сложнее. Здесь бесполезны запреты, да и за год всех на правильно выдержанные рельсы не поставишь.

Пока человек трезвый, он сам принимает решение, сколько ему пить. А пьяному и вовсе море по колено. Кстати, это не только наша проблема. Застилает хмельной туман глаза людям и на Альбионе.

Учитывая небывалый размах, который приняло пьянство в стране, ряд экспертов говорят об «алкогольной эпидемии»: премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил о прямом вмешательстве в ценовую политику на алкоголь – британское правительство намерено принять закон об ограничении на территории страны минимальной цены на порцию алкоголя до 40 пенсов. Это чуть больше 4 тысяч белорусских рублей. А также запретить в супермаркетах скидки и акции на спиртное. Это может означать увеличение расходов по этой статье примерно на 135 фунтов стерлингов, или $200 в годовом расчёте на одного активно выпивающего британца. Тем не менее, на борьбу с нововведением активно поднялись производители алкоголя.

Бриджит Симондс, исп. директор Британской ассоциации пива и пабов: «Одной из наших главных задач мы видим борьбу за снижение налоговой нагрузки именно на пиво! В своё время мы добились снижения ставки на слабоалкогольное пиво и теперь хотим большего! Веди пиво – самый популярный напиток в Королевстве, и до 95% его производится здесь. Пабы – это не только место для пития, но и наши исторические социальные институты, их надо поддерживать и развивать. К тому же треть иностранных туристов среди главных причин визита в Королевство называют именно пабы».

А вот владельцы пабов, как ни странно, свое правительство поняли.

Джо Каррен, владелец паба: «Скорее всего, правительство хочет дисциплинировать тех, кто по-тихому напивается дома, в больших количествах, и тех, кто пьёт на улице дешёвое пиво из банок целыми упаковками. Думаю, задача стоит изменить сам принцип пития, сделать его более цивилизованным. А значит, к нам как раз будут больше приходить, чтобы не просто выпить, а выпить с интересом».

Закон намерены принять осенью, после того, как пройдут летние консультации. Правомерным в случае принятия он станет с 2014 года.

Но если в Британии ещё думают об изменении законов, то в Беларуси уже принята антиалкогольная программа на пять лет. У разработчиков амбициозные планы – например, на 5% должно снизиться количество преступлений и аварий. Ждут снижения количества смертей от случайных отравлений алкоголем. Из бюджета выделяют 45 миллиардов рублей, или $15 миллионов на момент принятия программы. Но каким будет результат от запретов, ограничений и профилактической работы – неизвестно. Доктор Сайков, например, выступает за массовый комплекс мер.

Дмитрий Сайков, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук: «Надо протереть очки, причём это не только должна быть сверху инициатива, но и снизу: и на уровне районных властей, и на уровне просто отношения людей к данной проблеме».

Оказывается, проблема в самом человеке. И не «чернила» или водка виноваты. Виноваты руки, которые бутылку открывают. Ещё и пример показывают. Например, никого не смущает, что алкогольные ряды в магазинах зачастую находятся рядом с кондитерскими изделиями и дети знакомятся со спиртным с малых лет. Пока визуально, но проходит год-два…

Дмитрий Сайков, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук: «Ребёнок открывает детское шампанское, наливает своим товарищам. Товарищам всем по 9-8 лет. И они, подражая взрослым, встают, чокаются, говорят тосты. Родители при этом, наблюдая со стороны, умиляются этой картине. И только вот я сам даже поймал себя в этот момент, что я умиляюсь. Но, Боже мой, что мы делаем в данный момент?»

Да и не должен алкоголь быть таким дешёвым, уверяют врачи. Во многих странах это – дорогое удовольствие, особо не пошикуешь. А если нет алкоголя – то не будет и проблем. Но если государство не придумает полноценную альтернативу градусу, то хмель окончательно положит страну на лопатки.

Алексей Александров, врач-нарколог Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология»: «Токсический продукт – это алкоголь. Поэтому тот вред, который приносит алкоголь, не может быть компенсирован или уменьшен какими-нибудь дополнительными добавками. Условно говоря, если человека убило ядром, то неважно, догнала ли его вслед дробинка, – он уже мёртвый».

И вовсе не прав тот, кто говорит о национальной тяге славян, в том числе и белорусов, к алкоголю. Зоя Тибаровская – молодой художник из Санкт-Петербурга – несколько лет назад приехала в Катар. Сейчас работает в крупной компании, участвует в модных показах.

Поначалу не совсем понимала, как не выпить бокальчик-другой после хорошего шоу. Да и приезжающие в гости друзья и члены семьи по русской привычке кричали с порога – «Наливай!». Но уже через несколько дней словно втягивались в философию безалкогольной мусульманской жизни. Возможно, когда-нибудь эта философия дойдёт и до нас.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram