Медиагероем недели стал 15-летний подросток из Пинска, сбежавший из Пинской школы-интерната и вырывший себе землянку в лесу, в которой в конце прошлого года он и прожил почти 40 дней.

В феврале этого года районный суд приговорил мальчика к году и шести месяцам лишения свободы за серию краж из строящихся домов, гаражей и дач. А на прошлой неделе Брестский областной суд смягчил меру наказания и отпустил подростка, три месяца просидевшего в СИЗО Барановичей. Назад в Пинскую школу-интернат. Эта история стала широко известной благодаря прессе, а так же многочисленным перепечаткам в Интернете. Правда, подростка, названного вымышленными именами (то Денис, то Григорий), никто, включая авторов публикаций, так и не видел. Хотя деньги ему в помощь перечисляли со всех концов Брестской области.

Так был ли мальчик?

Григорий Дайко: «Всем людям, которые заплатили за меня, за мою свободу, большое спасибо».

История пинского сироты Гриши Дайко взбудоражила всю страну. С февраля интернет-сайты и газеты перепечатывали друг у друга шокирующий рассказ о том, как 15-тилетний подросток сбежал из детского дома и отшельником жил в землянке. Но до этого момента никто из журналистов не знал, как выглядит подросток, и даже именем его называли вымышленным – Денис.

Впрочем, истинная, нелитературная история началась раньше, в ноябре прошлого года, со шквала звонков в пинскую милицию. Почти ежедневно дачники сообщали о кражах. Пропадала в основном … еда. Иногда одежда.

После того, как на стол в РОВД легло 13 заявлений, стало ясно – почерк у всех преступлений один, и сам вор вряд ли на этом остановится.

На самом деле, счёт кражам шёл уже на сотни, но подавляющее большинство дачников в милицию не обращались. Слишком незначительными были их потери. А некоторые и вовсе оставляли кое-какие продукты возле дверей, чтобы повадившийся вор не портил имущество.

Многие понимали, что, видимо, человек, ворующий только еду, доведён до отчаяния и озабочен лишь одним – как выжить. Пока дачники откупались от незваного гостя, кольцо вокруг него постепенно сжималось. Район, где совершались кражи, буквально взяли в осаду. Все дороги были перекрыты.

Сергей Власовец, следователь Пинского районного отдела Следственного комитета Беларуси: «В результате поисковой операции он был задержан на дорожном велосипеде, тоже похищенном с одной из дач, по дороге в Пинск».

Задержанным оказался 15-летний сирота Григорий Дайко, сбежавший 40 дней назад из местного интерната. На вопрос следователей, где же он всё это время скрывался, подросток ответил: «Поехали, покажу». И вот здесь началось самое интересное.

Землянку Гриша копал украденной лопатой. Своё логово делал основательно. Глубина – метр семьдесят, площадью почти шесть метров. Сверху замаскировал листьями и стал обживаться.

Лес окружает дачи фактически со всех сторон. Окрестности буквально утопают в зелени. Поэтому подобраться незамеченным к ближайшим домам несложно. Добыв еду, полесский Маугли быстро растворялся среди деревьев.

Дачники иногда видели подростка в лесу, но не придавали значения. Думали, местный и его родители где-то недалеко. А Гриша внимательно следил за домами, и когда хозяева уезжали, приступал к делу. Окна он не бил – работал тонко. Либо аккуратно отпирал засовы, либо доставал из рамы стекло.

Вскоре в землянке появился газовый баллон и плита с посудой. Тёплое одеяло, радиоприёмник и даже икона на стене. Единственным гостем здесь была бродячая собака. Гриша назвал её Джесси. Она привязалась к подростку и не отходила, пока его не задержали.

Землянку, где жил подросток, сотрудники милиции закопали. Газовый баллон и плитку вернули владельцам. О том, что здесь был Гришин дом, теперь напоминают только пустые консервные банки неподалёку.

Малолетнего вора судили и дали полтора года. Но в колонию он попасть не успел. Вмешалась пресса. После того, как местный журналист Павел Куницкий написал печальную статью о пинском Маугли, которого сам никогда и не видел, общественность – а люди у нас, как известно, добрые – встала на сторону подростка. Чтобы возместить ущерб потерпевшим, а значит, смягчить приговор, все стали собирать деньги.

Павел Куницкий, журналист: «Это не моя инициатива бросить клич. Это предложили сами читатели на форуме. Газета вынуждена была прислушаться».

Деньги переводили со всех уголков страны. Присылали и по двести, и по триста тысяч. Материальный ущерб был 4 миллиона – собрали в три раза больше. Многие потерпевшие, узнав из газеты, кто воровал у них еду, отказались от своих претензий, и после кассационной жалобы коллегия по уголовным делам приняла решение освободить Григория. На этой неделе подросток вернулся в интернат. Но… надолго ли?

Зрители нашего телеканала первые, кто видит, как на самом деле выглядит мальчик. На отчаявшегося ангела, каким его расписывали в прессе, оказалось, он мало похож. Татуировки у Гриши ещё со спецшколы, он там находился два года. За кражи. В Пинском интернате контроль, конечно же, несравнимо мягче. Это, по сути, обычная школа с общежитием. Детям разрешают гулять на улице, ходить в магазин. Большинство воспитанников такой жизнью довольны.

Тамара Трофимчик знает Гришу уже несколько лет. Раньше училась с ним в другом Интернате.

С Гришей общаться довольно трудно. Этот маленький по возрасту человек уже прошёл огромное количество испытаний и давно поставил барьеры между собой и окружающим миром.

Сергей Власовец, следователь Пинского районного отдела Следственного комитета Беларуси: «После допроса я его спросил, что ты будешь теперь делать? Он сказал – убегу из интерната».

Директор интерната уверен: всё было бы по-другому, если бы Гришу вовремя забрали у непутёвых родителей. Они беспробудно пили, и мальчик несколько лет был предоставлен сам себе. Научился он только одному – как выжить в любых условиях. И таких детей в детских домах, к сожалению, не единицы. Многие дети только в спецприёмниках узнают, что, оказывается, комната может быть тёплой, спать нужно на кровати, а макароны, оказывается, надо варить. Проблема, считают педагоги, в некоторых особенностях нашей системы работы с непутёвыми родителями.

Юрий Троцкий, директор Пинской школы-интерната: «Задача состоит в том, чтобы выявлять рано родителей, которые пьют. При всём моём уважении к мерам, которые принимаются, лишать родительских прав, потому что пока ребёнок маленький, пока не запущен, с ним ещё можно поработать».

Хотя работать можно и нужно и с такими, как Гриша. Просто это гораздо труднее. И не у всех родителей и педагогов хватает мудрости, терпения и знаний, чтобы это сделать.

Пока в Пинской школе думают, как достучаться до трудного подростка, журналист Павел Куницкий продолжает писать статьи про мальчика Гришу и думает, как потратить оставшуюся часть собранных денег. Среди вариантов: новая одежда для Гриши и мобильный телефон. Местные милиционеры советуют с покупкой не торопиться: мол, скоро эти деньги могут понадобиться на очередную оплату ущерба от полесского Маугли. Хотя, признаются, что были бы очень рады ошибиться в своём прогнозе. Ведь каждый ребёнок имеет право на нормальную жизнь.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram