Память сердца
В первые дни мая Беларусь уже готовится ко Дню Победы. Определены места для салютов, приведены в порядок памятники и места воинских захоронений, ветераны, несмотря на возраст, отправились с лекциями по школам и университетам… Традиция. И очень даже хорошая.
 
А ровно через 2 года к 9 мая 2014 года в Минске откроется новое здание музея истории Великой Отечественной войны. Впрочем, это будет целый комплекс – Площадь Героев. Разумеется, многое уже сделано.
 
Двести человек изо дня в день приходят сюда, в сердце столицы, чтобы склонить головы. Пока в трудах. Три смены, словно дань каждому третьему белорусу, погибшему в Великой Отечественной.
 
Динамика форм здания – часть процесса трансформации национальной культуры. То, что останется уже «белорусским» в веках. Автор проекта заведомо отказался от принятой ещё в советские годы «помпезности»: с массивными колонами, барельефами маршалов... «Героями» сегодня признаны рядовой солдат и народ.
 
Виктор Крамаренко, архитектор, автор проекта: «Главный фасад решён в мажорных тонах, а его обратный фасад сделан в скульптурных формах, которые говорят о натиске наших войск в сторону Запада, откуда к нам пришла война и откуда к нам потом вернулась Победа».
 
Четыре года войны, четыре фронта, освобождавших Беларусь… А у музея – четыре блока. И общая площадь комплекса-памяти – четыре гектара. В этом «код» архитектора, послание Крамаренко поколениям. Идею здания подсказала фотография – Москва, салют 1945.
 
В лучах славы – стела «Минск – город-герой». По сути, лейтмотив нового мемориала. Обелиск открыли, когда дню Победы исполнилось 40. У подножия «наша» Родина-мать. Высота обоих «символов» останется неизменной. Как говорится: кто их подвинет? Это же памятники.
 
Виктор Кураш, заместитель министра культуры Беларуси: «Конечно, стела находится в таком месте, где идёт пересечение больших транспортных потоков, внешнее воздействие атмосферных осадков сказывается на её внешнем виде. Она немного потемнела. Поэтому к открытию она будет под давлением помыта, будет укреплена».
 
Чтобы обелиск остался на «первом плане», парадный фасад музея (со стороны будущей Площади Героев) свели до минимума – в один этаж. Далее – вниз по ландшафту. Со служебного подъезда здание уже сравнимо с пятиэтажкой. 16 метров над землёй. Скоро их укроют сталью. Материалом, который, как никакой другой, отразит специфику войны. О победе расскажет остекление золотистого цвета.
 
Здание внутри такое же «заумное», как и снаружи. Экскурсия сейчас напоминает прогулку по мозгу архитектора.
 
Линии, изгибы… «Дорога войны» – связующее звено будущей экспозиции. Она проходит через весь музей и повторяет рельеф Парка Победы. Философы говорят: чтобы достичь просветления, нужно подняться на самую высокую гору. Проверим!
 
Четыре пространства «огненных лет». И, наконец, дошли. Зал Победы под самым Куполом. Попасть сюда пока могут лишь монтажники-высотники… И мы. Первая из телевизионных съёмочных групп. По договорённости, после инструктажа. Ещё опасно!
 
Владимир Бублик, начальник строительного управления №5: «Общий вес металлоконструкций – более 40 тонн, площадь остекления – 865 квадратных метров. В настоящее время завершены работы по монтажу металлоконструкций. В северной части помещения будет создана смотровая площадка, со стеклянным полом на высоте 5Х5 метров от пола Зала Победы».
 
С Купола Победы – панорама возрождённого Минска. Столица же прошлого, да и вся Беларусь эпохи Великой Отечественной, навсегда останется в памяти и предметах. О «новом» в старых стенах музея думают уже сегодня. Историю постепенно собирают в коробки. Упаковать необходимо 142 тысячи трофеев военных и мирных. А ещё – демонтировать старую экспозицию.
 
Светлана Потупчик, главный хранитель фондов музея истории Великой Отечественной войны: «Всё это нежными женскими руками – от зажигалки до гаубицы. У меня в коллекции полторы тысячи единиц. И столовый прибор – это, наверное, самый лёгкий предмет. Он ровный, жёсткий, с ним долго возиться не надо. А если это письма войны? Очень тонкие, нежные, которые пересмотреть, пересчитать, проверить номера, сложить в конверты».
 
А затем составить опись и опечатать. Ничто не должно быть забыто. Тем более, из собраний с категорией «один». То есть международного значения. В музее таких сразу два. Первое сейчас оцифровывают. Для широкого круга читателей.
 
Галина Скоринко, заведующая отделом музея истории Великой Отечественной войны: «1944 год, быт рогачёвских партизан. Где ещё такое найдёшь? Это коллекция самодельных партизанских рукописных журналов, которые были тогда, в годы войны, с любовью сделаны, написаны, отпечатаны. Оружие – опять же коллекция, 62 единицы. Перед вами самодельный пистолет-пулемёт мастера Кирмеля. И второго такого нет. Просто нет. Это не заводское производство».
 
Музейное оружие давно без запаха пороха. Не выстрелит – специфика хранения. Поражать сердца посетителей (особенно молодого поколения) должна новая экспозиция. Её концепцию создают совместно учёные из Беларуси, России, Украины и даже поверженной во Второй Мировой Германии.
 
Сергей Азаронок, директор музея истории Великой Отечественной войны: «Партизанская штабная землянка, типография, оружейная мастерская… Здесь будет полное погружение в среду. Рёв, когда самолёт входит в пике, – это всё будет присутствовать. Соответственные лазерные установки будут проецировать вращение винтов».
 
Появятся в новом музее и так называемые «туманные» экраны. Изображение на стенах спроецируют из мельчайших капель воды. «Живая» экспозиция – дань настоящему. По такому принципу работает музейная система всего мира. Показать запасы в полном объёме сложно. Да и нужно ли? Вещи должны отдыхать.
 
Светлана Потупчик, главный хранитель фондов музея истории Великой Отечественной войны: «Площадь, которая предусмотрена там, она значительно меньше того, что нужно на сей момент нашим фондам. А учитывая, что у нас средний прирост в год от 700 до 1000 единиц (и это может быть награда маленькая, может быть пианино), то, естественно, нам нужны площади ещё на перспективу».
 
Решено: дополнительный депозитарий музея вырастет на столичной улице Тимирязева. Эскизный проект сейчас рассматривают. Что-то из предметов сохранят и в новом комплексе. Хранение фондов здесь впервые будет открытым. Например, гимнастёрки в ряд.
 
Сергей Азаронок, директор музея истории Великой Отечественной войны: «Мы сейчас ведём переговоры с ведущими организациями России (в Беларуси их, к сожалению, нет), которые создадут самолёт. Это не просто чистая копия, реплика. Поисковики отыскали какие-то останки самолёта и произведут его реконструкцию».
 
Крылья «боевой» машины воспарят над почти 16 тысячами квадратных метров выставочных площадей. Что касается цены вопроса, то и здесь не постоим. Вопреки домыслам некоторых интернет-порталов, мол, у властей нет денег на грандиозный проект военного музея.
 
Виктор Кураш, заместитель министра культуры Беларуси: «Если бы у государства не хватало средств, то такую бы стройку не начинали. Стоимость этого проекта – 108,7 млрд рублей в ценах 2006 года. То есть если 108,7 – значит, базисные цены умножаем на 4, получим, скажем, итоговую примерно сумму работ».
 
Это свыше четырёхсот миллиардов. Деньги для бюджета немалые. Потому и будущий музей почти сразу стал всенародной стройкой. Что-то заработали на субботниках, что-то – добровольный вклад в Победу. Так, ветеран из Гомеля подарила мемориалу 17 млн рублей. Фраза «Памяти народа жить в веках» в этом месте совсем не случайна.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram