Капризный жанр

340
Капризный жанр
Фестиваль «Наталия Гайда приглашает» уже отгремел. Самый лёгкий жанр классической музыки собрал в Минске директоров театров и ведущих солистов практически со всего СНГ. Что такое оперетта: вечно молодое искусство или уходящая натура?

Гайда. Сорок три сезона – Примадонна. Теперь и первая белорусская актриса (в театральной истории) с именным фестивалем. Удивляет другое: почему будущую «звезду» назвали Наталией? А не Сильвой. Либо Марицей. Дед-венгр так любил оперетту. Хотя и был сапожником. Напевая куплеты, Ференц Йохан пристрастил и внучку к «лёгкому», казалось бы, жанру.

Наталия Гайда, народная артистка БССР: «Это он для публики должен быть лёгким. Лёгким, как шампанское. Смерть предрекали и опере тоже. Однако она живёт, существует. Я думаю, что она была, есть и, наверное, будет. Другой вопрос, в каком качестве».

И с каким качеством. Лихие девяностые для оперетты – годы застоя. Одни уехали, другие. Даже сегодня, говорят в кулуарах, выгоднее петь в ресторанах. Оплата за один корпоратив – от двухсот долларов. Это почти как за месяц службы в театре. Особо преданные совмещают.

Партия Яковлева – от монтировщика сцены к ведущему солисту. Почти тридцать лет в жанре. Стаж какой-никакой.

Владимир Яковлев, народный артист России: «Оперетта – совершенно особое искусство. Синтетика, где актёр должен уметь петь, владеть своим телом, танцевать. И при этом должна быть ещё серьёзная актёрская подготовка».

Отсюда и ещё одна головная боль: где найти героиню. Или героя. Впрочем, по законам классической оперетты даже на сцене он появляется не сразу. Зритель ждёт, напряжение нарастает.

Александр Петрович, директор Белорусского музыкального театра: «Страдаем в образовательном процессе. В Академии искусств существует курс, который называется «Музыкальный театр», но там больше внимания уделяют вопросам актёрского мастерства, чем вокального. Академия музыки выпускает в большей степени вокалистов, чем людей, обладающих актёрским мастерством».

Что же, мы решили заглянуть за двери музыкальной «Альма-матер» страны. Из аудитории – «Летучая мышь» Штрауса. Высочайшее достижение в жанре оперетты.

На доске почёта кафедры пения по-прежнему лишь одна, да и та бывшая «звезда» оперетты – Виктория Мазур. Кадры для «лёгкого» жанра сегодня готовят (зачастую) оперники. Это и есть точка столкновения. Мол, специалисты получаются слишком статичные. Как в «Тоске».

Людмила Колос, заведующая кафедрой пения Белорусской академии музыки: «В Таллине нет отдельного опереточного отделения. Есть просто «академическое пение». Где готовят и тех, и других, и третьих. И для драматических театров в том числе. Мы даём им материал, который может спеть камерную музыку. Если он поёт «Царицу ночи», значит, он может обязательно спеть «Сильву».

Дальше, уверены в академии, вести артиста должен театр. Пусть вам танцует, поёт. Готовьте на практике то, что хотите.

Он мечтал о российском Большом, оказался в Омском. Туда молодого специалиста привлекли гонораром, квартирой… Но Данилов год спустя взял и уехал в Петербург. Здесь оперный певец (по диплому), стал солистом оперетты (по призванию).

Андрей Данилов, солист Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии: «Все темы – общие, извечные. Из древнегреческой трагедии. Просто тот язык, которым мы сейчас рассказываем, он важен. Не имеет значения, или это Шекспир, или Кальман, или Верди».

Наталия Гайда, народная артистка БССР: «Конечно, расцвет – это конец 50-х и до, пожалуй, начала 90-х годов. То есть тогда, когда писали Семеняко, Глебов, Мдивани, Сурус. Это я называю композиторов, чьи спектакли шли на сцене нашего театра».

Из последних национальных премьер Примадонна вспомнила: давали «Стакан воды». Правда, и этот мюзикл Владимира Кондрусевича прошёл. И сейчас, говорит Гайда, потеряна связь «драматург-композитор». Им сегодня выгоднее продавать нотные записи эстраде. Режиссёрам ход: идут за классикой. Перечитывают на сегодня.

Сусанна Цирюк, главный режиссёр Белорусского музыкального театра: «В России сейчас тоже самое. Очень тяжело находятся команды. Объявили конкурс на белорусское произведение, и, к сожалению, очень мало качественного продукта. И уж совсем пока нет ничего цельного: чтобы была музыка и либретто. Хотя я неплохо отношусь к «сетевым продуктам».

Таким как «Нотр-Дам де Пари», «Монте-Кристо», «Призрак оперы». Двухтысячные – эра мюзиклов. Где зачастую голос ещё не всё. Имидж артиста играет роль. И уже подумывали: наследие Штрауса, Кальмана – прости-прощай!

Инара Бабаева, заслуженная артистка Азербайджана: «Не будучи ещё артисткой, даже не помышляя об этом, я росла на опереточной музыке. Что касается следующего поколения, это те, кому сейчас шесть, семь лет, я не знаю. Потому что трансляции такой нет. В театр их не заманишь».

Александр Петрович, директор Белорусского музыкального театра: «Зависит от сезона, мне, например, как директору очень приятно в октябре, ноябре, декабре отказывать даже всем своим знакомым в лишних билетиках. Потому что их просто нет. Зал заполнен на 100%».

Напомним, это в сезон. Данные за год – в среднем 75 %. Что тоже неплохо. Впрочем, музыкальный театр сегодня один из самых либеральных: и по репертуару, и по ценам. Так, билет класса люкс здесь редко превышает 90 тысяч рублей. В «вечном сопернике» Большом доходило и до полутора миллионов.

Александр Петрович, директор Белорусского музыкального театра: «Нельзя сказать, что сливки там, а молоко здесь. Тот, кто мыслит себя и видит в искусстве музыкального театра, он у нас».

Случайная встреча в коридорах Академии музыки. В руках Ольги партитура… «Летучей мыши». Призрачной, но мечты. Правда, уже не студентки. Кафедра вокала осталась за плечами три года назад. Позади и Гран-при на конкурсе в Италии, отказ от контракта в Германии. А директор одной французской труппы сказал: «Возьму тебя придётся выгнать остальных».

Ольга Милюта, лауреат международных конкурсов: «И в Питере, и в Баку говорили: у вас такая великолепная школа. И вот тогда понимала: всё-таки моё место здесь. Я думаю, что можно съездить в Европу и вернуться на Родину».

И сейчас у девушки без работы, но с голосом один вопрос: как пройти в оперетту? За кулисами как-то услышала: не тот типаж. Эталон – высокая, худая… Но кто она?

Наталия Гайда, народная артистка БССР: «Если тебя каждый день по телевидению крутят. И не важно, поёшь ты уже, не поёшь… Рассказывают, где ты, что и когда кушал, на каких Канарах отдыхал…».

Коза, Антон, Антониха – персонажи народной «Батлейки». Белорусский театр кукол когда-то на злобу дня. Затем канул в Лету. И наконец, как птица Феникс, возродился. Подобное происходит сегодня и с опереттой. Правда, о подкове на счастье здесь позаботились ещё в лучшие времена.

А со временем сменили и вывеску на парадном подъезде. Теперь театр просто музыкальный. Без комедии в названии. Впрочем, на первом фестивале Гайды весёлые мотивы оперетты прозвучали в классическом «лёгком» жанре.