Прогноз – благоприятный

Прогноз – благоприятный
Основной целью визита Александра Лукашенко в Москву был саммит Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества. Ожидалось, что президенты подпишут договор о преобразовании ЕврАзЭС в новую интеграционную структуру. Тем не менее, этого не произошло. И путь от сообщества к союзу займёт 3 года. Почему?
 
Бывало, что погода в отношениях между партнёрами менялась. Были и грозовые периоды, и облачные, и похолодания. Но сегодня можно говорить о том, что между Минском, Москвой и Астаной – ясно. Это как раз тот случай, когда погода политическая лучше метеорологической.
 
В то время, когда Москва встречала участников саммита мартовским снегом, самим Президентам предстояло развеять туман над будущим интеграционных процессов. Неслучайно повышенный интерес к этому саммиту ЕврАзЭС проявляли как журналисты (ведь на кону было разрешение интриги, что впереди у этого объединения), так и главы стран СНГ.
 
В работе участвовали президенты всех пяти участников экономического сообщества: Беларуси, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.
 
ЕврАзЭС создавалось в 2001 для того, чтобы у стран-участниц были общие: внешние таможенные границы, единая внешнеэкономическая политика, тарифы и цены. На практике это оказалось затруднительным. Кыргызстан, например, уже член Всемирной торговой организации. А к общим экономическим правилам пришли только Беларусь, Россия и Казахстан.
 
Более того, расширили формат участия страны-наблюдатели – Армения, Молдова и Украина. Но дальше других на «интеграционном треке» продвинулись страны Таможенной тройки: Минск, Москва и Астана связали свои экономики правилами Единого экономического пространства. Налоги, торговля, таможенные пошлины, перемещение грузов, товаров и капитала – в этих сферах всё едино и согласовано. Собственно, именно на это президенты рассчитывали, когда 10 лет назад создавали ЕврАзЭС. Цель достигнута, что дальше?
 
Георгий Гриц, профессор Института непрерывного образования БГУ: «В законодательной базе ЕврАзЭС около 50 нормативных документов. Около 90% не выполнены. По разным причинам. Я не считаю, что надо искать виновных. Сейчас реанимировать эти соглашения, заставить кого-то их выполнять – это неправильно. Принцип, который определили главы государств, – разноуровневая интеграция; он сегодня наиболее правильный и жизнеспособный. Кто захочет присоединиться к этим обязательствам, тот к нам присоединится».
 
Алексей Власов, директор Информационно-аналитического центра по изучению политических процессов на постсоветском пространстве МГУ им. М. Ломоносова: «Это позиция Беларуси была ускорить процесс ликвидации ЕврАзЭС как структуры, с передачей полномочий ЕЭК. Возможно, для того, чтобы избежать дублирования каких-то функций; и действительно, это и двойной бюджет получается, и лишние деньги платим».
 
Впрочем, Беларусь и Россия в данном случае действовали согласованно. О ликвидации, точнее реорганизации ЕврАзЭС, президенты договорились во время предыдущей встречи в декабре прошлого года. Тогда же Россия взялась разработать новый проект – создание Евразийского экономического союза по типу ЕС.
 
Главные черты нового объединения, они же и условия вступления: единые тарифы, технические регламенты, банковская система, а в перспективе и валюта. У стран должно быть общее законодательство в сфере миграции и трудовых отношений.
 
Как видно, Таможенная тройка, по сути, уже на полпути к этому союзу. Россия предложила ускориться. Ведь ещё не так давно, во времена СССР, уже жили по единым экономическим правилам. Беларусь это предложение поддержала. Но договор о создании объедения президенты всё же не подписали. Некоторые средства массовой информации поспешили объявить о срыве переговоров и обвинили в этом нашу страну. Александр Лукашенко в интервью телеканалу Russia Today эту информацию опроверг.
 
Александр Лукашенко: «Россияне предложили ускорить этот процесс. И белорусская сторона их поддержала, обратив внимание на 2 позиции. В проекте договора, который россияне предложили, было написано, что экономическая комиссия имеет право от имени троих на международной арене заключать договоры. Я дословно сказал, если это будет камнем преткновения, то мы на это согласимся. Но это пока не нужно. Россия, Казахстан и Беларусь могут сами заключать от своего имени договоры. Это экономическая организация ЕАЭС, но есть договоры и политические, и военно-политические. Мы договорились, если Евразийская экономическая комиссия вела переговоры от троих, мы ей отдадим полномочия. И мы по двум направлениям такие полномочия дали. Казахстан (в этом логика есть) возразил на наши предложения россиян и белорусов, а мы были едины в подписании договора, они заявили о том, что не надо торопиться. Договорились выйти к 2015 году, так и будем работать».
 
Европе, чтобы объединиться, понадобилось полвека. У Минска, Москвы и Астаны этот процесс идёт заметно быстрее. В итоге Евразийский экономический союз заработает в 2015 году. Каким он будет и что для этого необходимо, президенты обсудят, когда в Москве будет настоящая весна – в мае.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram