Решение оставить приговор Верховного суда террористам в силе обсуждают и в обществе, и в экспертных кругах

Решение оставить приговор Верховного суда террористам в силе обсуждают и в обществе, и в экспертных кругах

Президент не помиловал террористов, осуждённых на смертную казнь.

Прошение о помиловании подавал лишь один из них – Владислав Ковалёв. Он написал его 14 декабря, спустя две недели после того как Верховный суд вынес приговор. За этим громким делом следила вся страна. И вся страна ждала, каким будет решение Президента. По закону только он мог смягчить приговор террористам. Помилует ли тех, кто лишил жизни 15 человек, а ещё около 300 ранил и искалечил? Сам Лукашенко неоднократно говорил, что решать судьбу человека, пускай даже он убийца, – это самое трудное в работе Главы государства. Но каким бы трудным ни было решение – оно принято. Коновалов и Ковалёв виновны в серии взрывов, в том числе в самом кровавом – на столичной станции метро «Октябрьская». И их ждёт исключительная мера. При этом ни время, которое, как говорят, лечит, ни умение прощать, которое присуще людям, не изменило общественное мнение: наказание должно быть адекватно содеянному.

Для общества – террористы и убийцы, а для кого-то – сыновья и братья. Как это ни печально, но в этой истории родные осуждённых, а точнее одного из них – мать Владислава Ковалёва – стала объектом манипуляций. В попытке спасти сына женщина хваталась за любую соломинку. Конечно же, нашлись те, кто цинично решил использовать чувства матери в своих грязных играх.

Сергей Сацук, главный редактор газеты «Ежедневник»: «Сразу после оглашения приговора, находясь в Варшаве на т/к «Белсат», я стал свидетелем того, как известная белорусская правозащитница Людмила Грязнова учила мать Владислава Ковалёва, как нужно спасать своего сына. Что говорить, где говорить, на что давить, на кого давить. И главный постулат этого учения сводился к тому, чтобы максимально поставить под сомнение результаты проведённого расследования по теракту в минском метро и оказать на Президента Беларуси максимальное давление, используя различные СМИ, а особенно европейские институты. Фактически это была уже политическая игра против режима, куда втягивалась совершенно непричастная к политике женщина».

Олег Алкаев, бывший начальник минского СИЗО № 1: «На мой взгляд, наши правозащитники сделали всё возможное, чтобы в помиловании было отказано. О помиловании просят – и просить должна мать. А она в Европу ездила кого-то просить. Сейчас она говорит: «Я буду просить аудиенции у Президента». С этого нужно было начинать. А она пошла на поводу у правозащитников, которые либо плохо понимают, в чём заключается помилование, либо специально это сделали».

Сергей Сацук, главный редактор газеты «Ежедневник»: «Я тогда не выдержал, подошёл к Грязновой и спросил: «Вы объяснили этой несчастной женщине, что вступая на эту политическую стезю, она сжигает за собой все мосты и сводит на нет все шансы на то, что Президент помилует её сына?». Грязнова очень возмутилась и ответила, что это не так, что Европа уже не раз своим давлением вынуждала режим идти на уступки. Я не стал дальше спорить».

Наивно полагать, что «советчики» не понимали, что они делают. И в большой политической игре пешками пожертвовали без сожаления. Правозащитников и оппозиционеров, у которых появился повод вновь бить в европейский бубен, судьба приговорённых и их близких, судя по всему, волновала меньше всего.

Юрий Зиссер, учредитель УП «Надёжные программы»: «Если бы оппозиция действительно хотела освобождения Ковалёва, ей нужно было бы просто мудро промолчать, демонстрируя свою якобы незаинтересованность в исходе дела. А уже потом торжествовать».

Приговор Коновалову и Ковалёву стал поводом для очередного давления на Беларусь со стороны Евросоюза. Те же политики, которые призывали к санкциям против нашей страны (очередные Европарламент готовится принять 23 марта), сейчас призывают помиловать террористов. По-сути, европейские чиновники ходатайствуют за убийц. Хотя это сложно назвать ходатайством, это больше похоже на шантаж.

Попытка европейских политиков спекулировать на людском горе изначально провальная, раз вызывает у белорусов обратную реакцию. Так называемые демократические ценности, может быть, и хороши, но вряд ли они вернут родителям 17-летнего сына, который погиб на перроне, или оторванную взрывной волной ногу мужчине, или спокойный сон тем, кто выносил и его, и сотни других искалеченных, истекающих кровью. Можно много говорить о милосердии, но тех, у кого возникнет мысль совершить нечто подобное, может остановить только одно – реальная опасность самому расстаться с жизнью.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram