Небульварное чтиво

278
Небульварное чтиво
Как известно, 2012 в Беларуси – Год книги. Почувствовать это в полной мере можно было на уходящей неделе. Во-первых, подведены итоги национального конкурса «Искусство книги-2011», а во-вторых, в Минске прошла Международная книжная выставка. 20 стран-участниц!
 
«Няма таго, што раньш было!», – пропел когда-то Ярмоленко по Богдановичу. И сегодня рука уже классика эстрады в книжной лавке по наитию потянулась за классиком поэзии. Следом справочник о Максиме-книжнике Анатолий-старший вручил Анатолию-младшему.
 
Анатолий Ярмоленко, народный артист Беларуси: «Вот этот шелест, вот этот запах… Я люблю читать. Вообще, я начал читать очень рано. С пяти лет. Причём я «Американскую трагедию» Драйзера прочитал. Они, конечно, смотрят в основном в Интернете. Там же всё есть».
 
Конечно, Пушкин согласно формуле времён Советского Союза – это наше всё. Но не сейчас. Украина пустила в тираж Шевченко, Литва – Майрониса, мы – Купалу, Коласа.
 
Наталья Батракова, писательница: «Спрятали сами себя, за исключением классиков, за исключением единичных каких-то авторов, которые на слуху. Какую-то другую книгу нашу, не важно – на русском или белорусском языке – найти просто не возможно».
 
Просто это «чтиво» прописали на нижней полке. Батракова отслеживает. Чтобы проверить тезис наиболее успешной белорусской писательницы, мы заглянули в один из центральных книжных магазинов столицы. Та же россиянка Улицкая действительно оказалась выше: на одну, две, а то и три позиции отечественных современников.
 
Владислав Мачульский, директор издательства «Мастацкая літаратура»: «Мы не гонимся за дешёвыми женскими романами-однодневками, за дешёвыми бессмысленными детективами. То есть за той книгой, которую сегодня прочитал – завтра забыл. Мы не собираемся Россию переплёвывать в тиражах и наименованиях. Мы – в качестве».
 
И здесь тоже «своя» правда. Возьмём, например, научное издание «Дмитрий Струков. Альбом рисунков». Фолиант весом в пять килограммов – обладатель Гран-при Национального конкурса «Искусство книги» нынешнего года. Тираж для Беларуси – почти две тысячи экземпляров. Дополнительный уже просит правительство Москвы.
 
Ольга Баженова, автор-составитель издания «Дмитрий Струков. Альбом рисунков»: «В этом «Альбоме» мы попадаем в нашу национальную Атлантиду. То есть всё, что ушло, исчезло… это поднимается перед нами».
 
Причём такой интерес к «родному» прошлому сегодня подогревают и потребители. Читать француза Дюма-отца стало не совсем «модно». В общественных местах молодое племя всё чаще листает те же «Успаміны Кшыштафа Завішы». Записки минского воеводы о королевских интригах, охоте на медведей.
 
Виктор Хурсик, издатель: «Вяртаемся да дзевятнаццатага стагоддзя. Ці будзе гэта нам цікава? Тое, што мы не ведаем, будзе цікава, яно будзе чытацца. Перш за ўсё, мемуарная літаратура, канешне. Акрамя дадатковых накладаў, існуе кантрафактнае, падпольна вырабленае».
 
Парадокс. Получается, подделывают сегодня не только новинки от Дэна Брауна (автора того самого культового «Кода да Винчи»). Издатель Хурсик выяснил: его печатные белорусские древности давно прижились на заокеанской Брайтон-Битч. Эмигранты оценили.
 
Георгий Марчук, писатель, номинант на Нобелевскую премию по литературе: «Безумоўна, у час Інтэрнэту, у час, калі ўсе сядзяць у сацыяльных сецях, у «Аднакашніках» там ці яшчэ недзе, не хапае часу на кніжку. Ёсць заняпад цікавасці, ён назіраецца ў свеце».
 
Особенно ощутила это французская литература. Ведь когда-то Планета говорила языком Мольера, Аполлинера (кстати, нашего земляка, настоящая фамилия поэта Кастровицкий), Экзюпери… Сегодня выживать авторам парижских улиц становится всё тяжелее. Гарри Поттер и впрямь волшебник, на английском международном.
 
Оливье де Сольминиак, писатель (Франция): «Во Франции ситуация интересная. С одной стороны, любят классику: Гюго, Стендаля… С другой, последнее время, особенно среди взрослых читателей, популярны «манга» – комиксы на японский манер».
 
Но их-то – «манга» – в Беларусь писатели по-прежнему «великой» литературной державы не привезли. Ставка Франции нынешнего года – детская. Впрочем, за поколение «до шестнадцати» на Минской книжной выставке-ярмарке боролись экспоненты из двадцати стран-участниц. Почётный гость – Боливарианская Республика Венесуэла.
 
Мария Елена Рохас, Второй секретарь Посольства Венесуэлы в Беларуси: «Ещё в прошлом столетии не любой гражданин Венесуэлы мог купить себе книгу. Общество было очень расслоено. Многие жили за чертой бедности. Сейчас книги доступны. Часто устраиваются ярмарки, правда, не такие, как тут».
 
Конечно, выставка-ярмарка – это идеальный мир, придуманный издателями. Для того, чтобы по-настоящему понять, что же читают белорусы, необходимо отправиться на рынок. И здесь, случайно либо нет, самый знаменитый книжный развал страны – сосед бывшего ВДНХ.
 
«Китчевая» Донцова на этих прилавках по-прежнему обойдёт в спросе даже варежки. И хотя за последнее десятилетие количество лотков с белорусской книгой утроилось, говорит директор, всё равно, книга на этих прилавках – товар преимущественно импортный.
 
Дмитрий Макаров, директор книжного рынка: «Гиляровский, Ефремов, Зощенко, Белла Ахмадулина... Классика на все времена, понимаете».
 
Понимаем. И пытаемся найти томик Марчука. Без видимого результата. А ведь в нынешнем году белорусский писатель выдвинут на Нобелевскую премию по литературе. Попытка вторая. Заявка – некоторые пьесы и новеллы.
 
Георгий Марчук, писатель, номинант на Нобелевскую премию по литературе: «Выйшла новая кніжка, едзем на прэзентацыю. Магчыма, гэта нейкі крок да папалюрызацыі. Дзяржава грошаў не шкадуе, але іх і на рэкламу не хапае».
 
А именно этот «двигатель прогресса» продвигает сегодня на рынок СНГ российское слово. Один белорусский издатель (в разговоре не для камеры) признался: мол, хотел войти в книжное пространство страны-соседки… Намекнули – не стоит. Эта отрасль там сейчас стратегическая. Сродни нефтегазовой. Делить долю никто не собирается.
 
Владислав Мачульский, директор издательства «Мастацкая літаратура»: «Наши рисуют не хуже, и пишут не хуже. Просто надо более плотно на это присесть. Вообще, сейчас это дело очень дорогое: бумага дорогая, полиграфия дорогая. Поэтому мы сейчас более пристально работаем с тиражами».
 
Поняли: лучше допечатать, чем складировать. Экономическая реалия. Частный издатель Хурсик такую схему применяет уже лет десять. Потолок для бестселлеров прошлого определил в пятьсот экземпляров.
 
Виктор Хурсик, издатель: «Ўсё-такі асноўны заробак – гэта выданне па заказах літаратуры. Тых жа паэтаў, пісьменнікаў. Ёсць багатыя, ёсць паменей. А такую кнігу аддаць, каб яе нехта пачытаў і выкінуў, я не магу. Канешне, у параўнанні з канцом васьмідзесятых – пачатку дзевяностых чытаюць меней».
 
«Пусть хоть так изучают» – послышалась от Анатолия-старшего. Впрочем, из книжного магазина династия Ярмоленко ушла не с пустыми руками. Прикупили «Беларусаў замежжа» и томик Петруся Бровки. В работе, да и на досуге, лирик будет не лишним.
 
Олег Пролесковский, министр информации Беларуси: «Мне очень нравится творчество Булгакова, перечитываю его произведения. «Собачье сердце», «Белая гвардия». Неважно, как книга издана – на бумаге или в электронном виде, – её надо читать».
 
Знакомство с девушками в читальных залах, задушевные беседы в курилках библиотек… Уйдёт в прошлое лет через пять – уверяют пессимисты. Мнение оптимистов – «Прощай, переплёт!» – из области фантастики. Битву за будущее книги – как минимум в Год книги – издатели обещают выиграть.
 
В студии «Контуров» – люди, благодаря которым издание «Дмитрий Струков. Альбом рисунков. 1864-1867» увидело свет и получило «Золотой фолиант» – директор издательства «Белорусская энциклопедия» Татьяна Белова и художник Елена Ситайло.

Подробности – в видеоинформации

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram