Настоящих «бычков в томате» подают в столичной галерее

Настоящих «бычков в томате» подают в столичной галерее
Легендарная «стекляшка» принимает первую «ИКС-пати в стиле 80-х». Да и зажигают нынешний вечер передовики соц-арт-производства.
 
Улица, хрущёвка, коридор – и мы в «заповеднике» советской субкультуры. Человек с классической папиросой – дедушка белорусского авангарда. Им Чернобрисова «богема» признала ещё в восьмидесятых. Днём нынешний ветеран движения работал дворником. А по вечерам – писал в художественном «подполье».
 
Виталий Чернобрисов, художник: «Мастерские были тогда: подвал, полуподвал. Вся эта улица до Якуба Коласа. Я всю её прошёл. К художникам до сих пор с какой-то боязнью отношусь, потому что они художники».
 
В официальных выставкомах Чернобрисов не участвовал, зато на выставки водил. Он первый, кто открыл Художественный для публики – ночью. Будучи сторожем. Узнали – уволили. А сегодня автор того перформанса – в фондах музея. Соседи – тоже «советские неформалы»: Войченко, Баленок добились цели.
 
Ольга Архипова, искусствовед, автор каталога «Белорусский авангард 1980-х»: «Изменить мир искусства, сделать его более свободным. История про Геннадия Хацкевича, который хотел оказаться в Париже, то есть «Мекке всех искусств». Он угнал самолёт. Причём угнал его при помощи, по-моему, хозяйственного мыла».
 
Следом коллега Дмитрий Лаппо добрался до Кубы. В трюме какого-то корабля. И организовал на Острове Свободы советскую выставку, неофициальную. Предания белорусского авангарда сегодня и впервые – отдельным каталогом. Перестройка в глянце получились яркой.
 
Герои того арт-подполья восьмидесятых сегодня вышли на официальную площадку. Впрочем, стены этого здания слышали о них и раньше. До галереи – пункт приёма стеклотары. И магазин – место встречи советского светского общества.
 
О «красном прошлом» – хроника. Говорит – ранний Цеслер. Съёмка – любительская. Впрочем, и столько автографов, как сейчас, в эпоху Гласности передовики не давали. Да и авангард в те дни не принадлежал народу.
 
Ольга Сазыкина, художник: «Воспоминания сменяет ностальгия. Восьмидесятые в закусках: плавленый сырок, селёдка, шмурда. Она же – культовая «бормотуха». Попали словно на кухню деда Чернобрисова. Ту самую «родину белорусского авангарда».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram