«Золотая» рыбка

«Золотая» рыбка

В Беларуси набирает обороты браконьерство. И людей вовсе не смущает, что в худшем – и для природы, и для браконьеров – варианте нанесённый ущерб может быть увеличен  в… 45 раз! Формула проста: 3х3х5. Она означает, что горе-рыбак ловил в период запрета, орудовал незаконной снастью и поймал рыбку из Красной книги... В общем, мало не покажется!

 
Но… ведь всё равно ловят.
 

А где же сейчас нерест? – спросите вы. На севере страны – в маленькие холодные речушки именно сейчас заходит атлантический лосось и кумжа.

 

Только вот из-за наплевательского отношения к этой рыбе – других слов нет – да ещё и браконьеров, ценные породы в наших реках всё больше становятся редкостью. Съёмочной группе ОНТ посчастливилось снять редкие кадры…. Но в этом году эта кумжа была единственным экземпляром. Единственным и, может оказаться, последним в белорусской воде…

 

Если не брать браконьеров на крючок более активно, наши внуки, а возможно, и дети, о таких рыбах, как хариус, форель, стерлядь, минога, кумжа, будут знать только по картинкам и экзотическим телерепортажам.

 

Между тем в белорусских реках появляется всё больше пришельцев. В том числе и из морей. Что же происходит, и есть ли выход?

 

Очередной виток вечного противостояния, где инспекторы Рыбнадзора с одной стороны, а сотни браконьеров – с другой. На круглосуточный режим работы защитники природы переходят каждую осень. Некоторые виды особо ценных рыб идут на нерест, поэтому в это время для браконьеров они лёгкая добыча.

 

И осенние противостояния между инспекторами по охране природы и браконьерами напоминают локальную войну. Боевые действия, как правило, ночью. Время и место очередного рейда держат в тайне до последнего. Катера сотрудников госинспекции подходят к сидящей на мели плавбазе. Это своеобразный наблюдательный пункт. Несколько минут, чтобы осмотреться, и катера, набирая скорость, расходятся в стороны, где едва заметны точки браконьерских лодок. Эстафету по поимке нарушителей подхватывает авиация.

 

Сами инспекторы борьбу с браконьерами называют игрой в кошки-мышки – задержать нарушителя с поличным днём почти невозможно, успевают избавиться от добычи и орудий лова. Их попросту топят, зато ночные засады, как правило, приносят результат.

 

Ведь если с поличным не поймать, дело не будет возбуждено. А значит, браконьера не то что не посадят, даже не оштрафуют. А ведь один окунёк, добытый сетью, гарантирует горе-рыбаку штраф от 20 до 50 минималок. Не так давно в Смолевичском районе два ведра мальков, добытых «электроудочкой», обошлись троим браконьерам почти в 10 миллионов рублей штрафа и 7,5 лет лишения свободы на троих. И это за весеннюю незаконную рыбалку. Осенью в худшем для браконьера варианте возмещение за нанесённый ущерб может быть увеличено... в 45 раз! Формула проста: 3х3х5. Она означает, что горе-рыбак ловил в период запрета, орудовал незаконной снастью и поймал рыбку из «Красной книги»...

 

Истории о том, какое количество ценной рыбы в XIX веке добывали в Беларуси, сегодня кажутся фантастикой. Лосось, стерлядь, усач. Воды Нёмана, Днепра и Западной Двины кипели от упругих серебристых тел. На древнем гербе города Островец до сих пор красуется форель. Тогда местные реки перекрывали деревянной плотиной, затем баграми и сетью выбирали исключительно крупную рыбу. В середине ХХ века она внезапно исчезла. С постройкой плотин на Нёмане, Западной Двине, Страче, Ошмянке, ручьи остались практически последними пригодными местами для нерестилищ.

 

Учёные насчитали в Островецком районе 6 речушек и ручьёв, помимо Вилии, где нерестится лосось. У этой рыбы такое же чувство дома, как у собаки или кошки. Инстинкт. Нагуляв жирок в море, она всегда возвращается в материнскую реку ради продолжения рода.

 

Сейчас заход лосося на нерестилища подходит к концу. Рыба уже мечет икру. В этот момент её не то чтобы ловить – пугать нельзя. Специалисты считают, глядя на то, сколько людей сейчас в верховьях рек, дать потомство смогут немногие лососи. И через 4 года в речку вернётся значительно меньше рыбы.

 

Рейды по борьбе с нелегальными ловцами рыбы проводят и волонтёры. Им небезразлична судьба водоёмов. Уже не первый год вахту на реках Островецкого района несут подростки.

 

В обычной жизни Юрий – специалист по электронике. Но здесь он разведчик. Кто заподозрит гуляющего вдоль реки в том, что он ищет браконьеров?

 

Среди дружинников есть и местные жители-энтузиасты. Вацлав Блажевич живёт у берегов Тартаки уже шестой десяток лет. Помнит ещё те времена, когда кумжа и форель были привычной рыбой.

 

Незаконно рыбачат здесь в период нереста, в основном, жители окрестных сёл. Богатый улов манит и рыбаков из города. Главная проблема в менталитете людей, которые привыкли потребительски относиться к водоёмам, даже если в этом нет особой нужды.

 

Большинство браконьеров в нашей стране до недавней поры действительно чувствовали себя как рыба в воде. Даже если их задерживали с поличным, всё, что им угрожало, это не самый большой штраф и условный срок. С появлением военизированной охраны водоёмов ситуация изменилась. Госинспекция стала вести настоящую войну с нарушителями с 2003 года. За последние семь лет количество браконьеров снизилось в несколько раз, но они стали изобретательнее.

 

Пытаться разжалобить инспекторов или ссылаться на незнание бесполезно. Тем, кто собирается на рыбалку, в Госинспекции охраны животного и растительного мира советуют сначала посетить их официальный сайт. По правилам, человек с удочкой может в сутки выловить 5 килограммов рыбы плюс одну большую. Багрение и лов на крючки-«живодёры» строго запрещены. А во время нереста с сетью в руках нельзя и вовсе приближаться к водоёму ближе, чем на километр. Особая уголовная статья – это «краснокнижники». Поймал с дюжину – и за решётку. Вот они: атлантический лосось, кумжа, ручьевая форель, европейские хариус, корюшка, ряпушка, обыкновенные подуст, рыбец, усач и стерлядь.

 

Впрочем, вытеснить привычную ценную рыбу из наших рек могут пришельцы. Таковых сейчас 10 из 63 видов, обитающих в Беларуси. Учёный-ихтиолог Михаил Плюта поправляет – из 64. Ещё один новый вид рыбы обнаружен буквально на днях в реке Днепр.

 

Типичный интервент, пришелец из Чёрного моря. Его уже отнесли к числу инвазивных рыб, то есть агрессивных. Распространяясь в реках и водоёмах страны, бычки вытесняют традиционные для Беларуси виды рыб. Есть ещё один страшный враг, который орудует на реке и подрывает популяцию ценных пород. Это бобр.

 

Впрочем, по мнению учёного, реликтовые виды рыб, пережившие миллионы лет назад эпоху динозавров, так просто не сдадутся. Естественные преграды не беда по сравнению с теми, что преподносит им человек.

 

Хорошо ещё, говорят инспекторы, что браконьеры на лосося не отстреливаются, как в России, где зачастую браконьерские суда, добывающие красную и чёрную икру, укомплектованы куда лучше рыбоохраны.

 

Но и у нас на каждую рыбу по инспектору не приставишь. Здесь все понимают, что искоренить браконьерство полностью невозможно. Можно только сократить масштабы. И сейчас, в период нереста, – это главная задача.

 

После того, как завершится нерест, волонтёры хотят запустить проект «Давайте сохраним лосося вместе!». Издадут буклеты, на реках установят аншлаги, планируется даже организовать фотовыставку, чтобы все в нашей стране узнали – ценная рыба в Беларуси обитает не только на гербах.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram