«Загадочная папка» Всеволода Игнатовского представлена в Национальном историческом музее

«Загадочная папка» Всеволода Игнатовского представлена в Национальном историческом музее

Часть некогда утраченного архива одного из отцов-основателей БССР пережила целую «одиссею». 80 лет об этих документах говорили, но видели немногие. И то случайно.

 

Девяносто шесть страниц текста уже прозвали «кратким очерком краткой жизни». Архив Игнатовского (учёного-историка, первого наркома просвещения, первого президента Академии наук) – словно повторил этапы его создателя… почти. Документы уцелели в годы сталинских репрессий. И перешли в дар главному музею.

 

И здесь дизайнерский ход: витрины – образцы памятников советской эпохи. Игнатовский в ней лидер со «свободным входом во все учреждения». Подтверждено удостоверениями. Графически их упаковал Геннадий Змудзинский. Художник – автор ордена Трудового Красного Знамени БССР и такого (сегодня забытого) герба страны. Время архива: 1921-1927 годы.

 

Владимир Ляховский, кандидат исторических наук, доцент БГУ: «Гэта толькі частка калекцыі. Там было каля двадцаці васьмі тычак: і перыяд бежанства (у Яраслаўлі калі ён знаходзіўся), гэта перыяд 1917-1918 гадоў, рэвалюцыйныя падзеі».

 

Революцией в научном мире стала и находка доцента Ляховского. Пусть и части «архива-призрака». Десятилетия за бумагами наркома охотились лучшие умы. Оказалось, не там искали. Рукописи и «корочки» пылились в обычной минской хрущёвке. Правда, у необычной хозяйки: дочери расстрелянного в тридцатых наркома внутренних дел БССР.

 

Майя Сташевская, дочь Александра Сташевского: «Подошёл ко мне человек пожилой, передал эту папку с документами, и я положила на антресоли».

 

Случилась загадочная история, уверяет Майя Александровна, где-то в конце семидесятых. На похоронах матери. До этого об архиве ничего. Как будто и не был Игнатовский делегатом пятого Конгресса Коминтерна с решающим голосом. Или не ездил бесплатно по всем железным дорогам СССР.

 

Надежда Савченко, заведующая отделом Национального исторического музея Беларуси: «Бумаги после оформления поступят в нашу Коллекцию документов, которая насчитывает на сегодняшний момент более тридцати пяти тысяч единиц хранения. И через год будут доступны исследователям».

 

Через год – условие дарителя. Срабатывает, как говорят в музее, право первой руки. Доцент Ляховский только приступает к разбору «тёмных» страниц Игнатовского. Да и искать ещё не мало. В сейчас известной части архива уцелела «Опись». Доклады, статьи – всё, что зафиксировала госкомиссия после самоубийства первого академика. В 1931 году – «кулацкого агента».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram