Тридцать дней спустя…

Тридцать дней спустя…
Скорбную дату – 30 дней со дня смерти – отмечают в эти дни близкие и друзья Анджея Леппера. 5 августа оппозиционного польского политика нашли повешенным в его рабочем кабинете.
 
Эту смерть называют загадочной, и мало кто верит в официальную версию – самоубийство. Оппозиция Польши связывает гибель одного из своих лидеров с предстоящими в октябре парламентскими выборами и настаивает на тщательном расследовании причин произошедшего. Но, увы… Защищая демократию в Беларуси, польские власти почему-то так и не откликнулась на вполне демократичный призыв Минска пригласить к расследованию независимых международных экспертов. Когда белорусский оппозиционный журналист Олег Бебенин покончил жизнь самоубийством, шум стоял до самой Варшавы. Тогда наши власти пригласили к расследованию иностранных экспертов. И те подтвердили факт суицида. Что же мешает польской стороне сделать шаг, на котором она настаивала, когда дело касалось Беларуси? Что вообще мешает высказать хотя бы какую-то человеческую позицию председателю Европарламента и по совместительству радетелю за демократию в Беларуси Ежи Бузеку? Или справедливое расследование загадочной смерти соотечественника пану Бузеку не интересно, слишком острым было их политическое противостояние?
 
Друзья и близкие Анджея Леппера молятся в костёлах. Прошло тридцать дней с момента его смерти. До сих пор в приватных разговорах все задают вопрос, что же на самом деле произошло в кабинете политика в ту пятницу, почему уверенный в себе человек, который заботился о своей семье и о тяжело болеющем сыне, ушёл из жизни.
 
Анджей Прохонь, лидер профсоюза фермеров «Самооборона»: «Не только члены партии «Самооборона», но и простые люди, польский народ не верит в то, что это было самоубийство. Тем более, зная шефа Анджея Леппера, невозможно поверить в то, чтобы он сам такое сделал. Я уверен, что участие третьих лиц в этом деле было. Я ещё не встретил человека, который не сомневался бы в этом».
 
Дариуш Косюр, политолог: «Сразу после смерти все информационные сообщения полиции и прокуратуры уверяли, что это было самоубийство. И это несколько часов после смерти. Но, к сожалению, не существует таких профессионалов, которые могут делать выводы о причинах смерти без проведения осмотра тела. Меня удивляет такая поспешность правоохранительных органов».
 
Удивляться, и вправду, есть чему. Отсутствие записей камер наблюдения, беспорядок в кабинете Анджея Леппера – все эти моменты также вызывают недоумение. Кроме того, некоторые польские масс-медиа, в частности, журнал Wprost, обратили внимание…на телевизор. Он есть на одном из фото, сделанном через несколько часов после смерти Леппера. Стоп-кадр на экране с указанием времени в пятницу 13:15:04, когда телеканал Polsat News показывал фрагмент пресс-конференции премьер-министра Польши Дональда Туска. Журналисты, комментируя фотографию, отмечают, что кто-то должен был нажать на стоп-кадр в указанное время. Однако прокуратура дело Леппера не комментирует. Ведётся следствие.
 
Матей Вишниовски, обозреватель еженедельника «Nie»: «Пока мы не будем знать официальных результатов следствия прокуратуры, и не пройдёт время, и я не буду уверен, что в деле не осталось вопросов, а эти результаты не были сделаны на заказ, я никогда вам не скажу, что я уверен в том, что это не было самоубийство. Но если говорить о СМИ, то польские журналисты в отношении господина Леппера должны обратиться к своему сердцу, которого, к сожалению, они не имеют».
 
Ярослав Качиньски, лидер партии «Закон и Спарведливость»: «Если меня прокуратура вызовет на допрос, я не много могу сказать по этому делу. Я знаю, что через моих адвокатов Анжей Леппер пытался встретиться со мной несколько месяцев перед своей смертью. Я уверен, что это дело должно быть тщательно расследовано. Это требуют стандарты законного государства».
 
Смерть Анджея Леппера не вызвала громких заявлений политиков, в том числе из Брюсселя, как это было почти год назад по делу о смерти белорусского оппозиционного журналиста Андрея Бебенина. Тогда председатель Европарламента Ежи Бузек безаппеляционно обвинил власти Беларуси в убийстве и потребовал провести международное следствие.
 
Что ж, как говорится, этот вопрос закрыт. Возникает другой. Почему сейчас, когда столько неясностей в деле о смерти польского политика Леппера, глава Европарламента, к тому же поляк, Ежи Бузек молчит?
 
Матей Вишниовски, обозреватель еженедельника «Nie»: «Аргументация такая – в Беларуси, где существует режим, возможно убийство оппозиционера, подстроенное как самоубийство. А в демократическом государстве Польша это невозможно. Но мы-то прекрасно понимаем, что в каждой стране может произойти всё, что угодно».
 
Дариуш Косюр, политолог: «Всё должно быть симметрично. Если Евросоюз по любому поводу требует направить в Беларусь независимых следователей, пусть тот же Евросоюз направит своих экспертов в Варшаву. Это было бы справедливо. Ведь мы говорим о демократии и равном отношении ко всем».
 
Предложение провести независимое расследование смерти польского политика всё же поступило – не от Европарламента, от Беларуси.
 
Анджей Прохонь, лидер профсоюза фермеров «Самооборона»: «Ведь Беларусь – первое государство, которое призвало к международному следствию. Это важный шаг. Мы все высоко ценим эту позицию. Смерть такого человека, вице-премьера, министра сельского хозяйства надо расследовать. Польский народ это прекрасно понимает».
 
Януш Корвин-Микке, лидер движения «Новые правые»: «Конечно, иностранных экспертов, например, швейцарцев, следовало бы пригласить. Это позволило бы избежать появлению подозрений в этом деле. Для меня странным является то, что прокуратура не завела дело сразу после смерти. Вскрытие было сделано через несколько дней. Когда возможные химические вещества могли испариться. Ведь так же дело выглядело и со смоленской катастрофой. Слухи начали появляться из-за некомпетентных действий польских следователей».
 
Противники же международного следствия уверены – следует дождаться результатов работы прокуратуры. Только после этого будет время для громких заявлений.
 
Матей Вишниовски, обозреватель еженедельника «Nie»: «Вы правильно отметили, не дело смерти Анджея Леппера, а дело вокруг смерти Анджея Леппера. Слухи о самоубийстве или убийстве на самом деле не имеют значения. Это дело выясняет прокуратура. Через определённое время будут оглашены полные результаты вскрытия. Я лично не искал бы тут сенсации. Сегодня меня больше интересует влияние Анджея Леппера на польскую политику и его путь от фермера к политическому олимпу».
 
Тем временем в Польше длится предвыборная кампания в парламент. В ней должна была принимать участие и партия Анджея Леппера «Самооборона». Смерть лидера поменяла расстановку сил на политической арене. В результате лишь некоторые из членов партии будут баллотироваться в парламент и то лишь на места в Сенате, куда в нынешнем году впервые будут выбирать по одномандатным округам.
 

Смерть любого высокопоставленного политика всегда рождает массу вопросов. В случае со смертью Анджея Леппера список вопросов увеличивается каждый день. И до тех пор, пока окружная прокуратура в Варшаве не ответит на все из них, легенды и мифы будут приобретать более скандальные формы. Тем временем, семья Анджея Леппера, в том числе и его тяжело больной сын, всячески избегают общения с журналистами. Стараясь сконцентрироваться на повседневной жизни. Однако друзья уверяют – близким лидера партии «Самооборона» сегодня меньше всего нужны громкие политические заявления. Они нуждаются в реальной и конкретной помощи.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram