Шуховские высоты

Шуховские высоты
На уходящей неделе вспоминали первого инженера России Владимира Шухова. Его называли «русским Эйфелем», «человеком-фабрикой»: сто пятнадцать лет назад он придумал и запатентовал «гиперболоид»  необычную конструкцию в виде стальной сетчатой оболочки.
 
Сегодня работы Шухова знакомы каждому: знаменитая телебашня на Шаболовке, прозрачные перекрытия московского ГУМа. Но даже специалисты не догадываются: наследие великого инженера есть и на белорусской земле. Правда, сейчас так называемые «Шуховские башни» вызывают не столько гордость, сколько сострадание.
 
Турист с фотоаппаратом здесь ‑ случайность. Организованных экскурсий к ней не водят. «Шуховская башня» в промышленном Борисове сегодня ‑ аварийный объект. Правда, вывески из рода «опасно!» мы так и не нашли. Как, впрочем, и некий поклонник никому неизвестной «Лены».
 
Пока одни покоряют закрытую высоту, Ольга ‑ сражается. Бывший владелец – республиканский «Дорводоканал» – башню готов был снести. Мол, два дня ‑ и нет проблемы. А тут она взяла и первой написала: это же двадцать седьмой год – тысяча девятьсот – русский авангард, страна в ожидании индустриализации. Сейчас «Шуховская» в процессе – на городской баланс.
 
Валентина Шутко, заместитель председателя Борисовского райисполкома: «Дорводоканалом» изготовлена вся техническая документация, которая необходима для передачи. Она полностью списана с эксплуатации. И когда вопрос стоял о том, что продлить её жизнь или строить новую – данной организацией было принято решение о постройке новой».
 
Десятилетиями «чудо Шухова» ‑ доминанта новой части Борисова. Высота ‑ двадцать семь метров. Для сравнения – это нынешняя девятиэтажка. Функция башни – изначальная – водонапорная.
 
Ольга Калачёва, экскурсовод Борисовского туристского клуба: «Здесь построены огромные подвалы высотой 2.5 и шириной четыре метра, по которым уходят трубы и подводят к железной дороге воду. Шухов ‑ это всё-таки гений инженерной мысли. И он сделал расчёты таким образом, что все его башни, все его конструкции, собирались на земле. То есть они строились без кранов»
 
Наверх стальные секции поднимали при помощи ручных лебёдок. Монтажники рисковали. До Владимира Шухова в прочность такой ажурной конструкции никто в мире не верил.
 
Из семейных преданий: великий инженер человек был небольшого роста. А тут понадобились бумаги со шкафа. И ничего лучше плетёной корзины Шухов не нашёл: перевернул, встал, достал, опять перевернул. Эврика ‑ конструкция испытание весом выдержала. Так и появился «гиперболоид Шухова» ‑ сетчатая оболочка невиданной формы. Премьеру воздушного каркаса из стали инженер устроил на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. Это был тысяча восемьсот девяносто шестой год. Первая башня-экспонат стоит и поныне. Самой же «совершенной» в научном мире признана другая Шуховская. Та, что на Шаболовке. В две тысячи двенадцатом башня переступит девяностолетний рубеж.
 
Виктор Крамаренко, архитектор: «Если сравнивать её с Эйфелевой, то на метр квадратный высоты башни приходится в три раза меньше металла. Это величайшее изобретение Шухова. Причём эти конструкции взяты у природы, которая даёт не только красивые формы, но и исключительно рациональные».
 
Для миллионов советских граждан «стальная вышка» на экране главным образом означала:«говорит и показывает Москва!». Первые радио-, а затем и телепередачи. И сегодня потомки инженера Шухова собираются на «Голубые огоньки». Владимир ‑ правнук того самого гения. Только доступ к семейной гордости даже для него ограничен. Шаболовка ‑ режимный и аварийный объект.
 
Владимир Шухов, директор фонда «Шуховская башня»: «Коррозия проникает вглубь, атмосфера современных городов ‑ убивает. У любого государства не хватает средств на содержание памятников архитектуры. Даже у самого «европейского».
 
Пять лет назад активисты и волонтёры его фонда провели мониторинг: сколько Шуховских башен осталось на просторах бывшего Союза. «Итого» испугало: из более двухсот водонапорных гиперболоидов нашли лишь одиннадцать. Тем временем дело русского инженера продолжает жить в той же Британии.
 
После «Основного инстинкта-2» лондонский «Корнишон» (офисный центр в сорок этажей) узнают не меньше, чем белокурую Стоун. Небоскрёб-гиперболоид ‑ от лорда Нормана Фостера. Сегодня самый знаменитый архитектор мира (это его купол над Рейхстагом) уверен: современный хай-тек придумал русский инженер Шухов, в конце девятнадцатого века.
 
Норман Фостер, архитектор (Великобритания): «Талант не стоит на месте. Посмотрите, как быстро меняется мир вокруг. Всё это отражается на архитектуре. Но Шухов опередил и время, и нас. Он гений, что тут скажешь».
 
По Шуховской схеме в двадцатом веке строил француз Ле Карбюзье. Продолжает строить в двадцать первом испанец Сантьяго Калатрава. Да и мы не прочь начертить гиперболоид.
 
Виктор Крамаренко, архитектор: «Именно конструкция Шухова даёт невероятные возможности для архитекторов. Мы их периодически используем в наших объектах. Высота этой башни была порядка четырёхсот тридцати метров».
 
Она осталась ‑ проектом. Телебашню для Минска Крамаренко придумал пятнадцать лет назад. Архитектор уверен: о ней ещё вспомнят. Как и о музее-форуме белорусского народа. Стоит подождать. А в год строительства борисовской водонапорной, двадцать седьмой, писатель Алексей Толстой создал «Гиперболоид инженера Гарина». Герой «советской фантастики» ‑ учёный-физик, а не учёный-инженер. Лишь в мемуарах писатель признаётся: прообраз всё же ‑ Владимир Шухов.
 
Лента с Гариным-Евстигнеевым сегодня признана классикой. Чего не скажешь о борисовском гиперболоиде. Памятник авангарда официально «памятником» никогда не являлся.
 
Оксана Смотренко, заместитель начальника Управления Министерства культуры Беларуси: «Объект не внесён в Государственный список историко-культурных ценностей, постольку этого предложения не поступало в Министерство культуры ни от местных органов, ни от других лиц, которые могли охарактеризовать его».
 
Как, впрочем, и другие гиперболоиды на территории Беларуси. Сегодня на карте страны есть ещё один «Шуховский» объект ‑ на станции Коханово, это немного не доезжая до Орши. Был ещё в Лепеле, где-то до Великой Отечественной. Ещё два вспоминают старожилы ‑ на Полесье. Между тем, движение по борисовской башне ‑ началось. В четверг Министерство культуры обратилось в письменной форме к местным властям. Просят собрать досье.
 
Валентина Шутко, заместитель председателя Борисовского райисполкома: «Занимаемся поисками инвестора, который бы взял эту башню. Для того, чтобы она стала более привлекательной и как туристический объект была использована в Борисовском регионе».
 
И предложение есть. Правда, теоретическое. Правнук инженера Шухова советует не ждать: идти к Чубайсу. Анатолий Борисович рождён в Борисове.
 
Владимир Шухов, директор фонда «Шуховская башня»: «Хорошо, если он помнит, где его Родина, до сих пор. Напомнить, что всё-таки это его любимый Борисов и что там есть башня, можно просто инициативной группе, можно просто краеведам, можно администрации города ‑ это нормально. Фонд с удовольствием это поддержит».
 
И на аналогичный проект по Шуховской башне в Нижегородской области экс-глава госкорпорации «РАО ЕЭС России» не пожалел два миллиона долларов. Цену реставрации борисовского гиперболоида назвать затрудняются. Зато с каждым годом безымянных Шуховских высот в бывшем Советском Союзе становится всё меньше.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram