Деньги под ногами
Разумеется, лучший способ получения валюты – всё же её зарабатывать. А не плакаться по поводу стоимостей энергоносителей, проблем с рынками сбыта и в целом сложной финансовой ситуации. В некоторых случаях валюта лежит у нас – в буквальном смысле этого слова – под ногами.
 
В советское время её считали отходом производства, потом статус подняли до побочного продукта переработки, а сегодня это сырьё стратегическое. Ну, кто бы мог подумать, сыворотка обыкновенная, которую в лучшем случае скармливали свинкам, а в худшем просто выливали, будет приносить живую валюту.
 
Олег Дымар, заместитель директора Института мясомолочной продукции: «В сыворотку входит приблизительно половина сухих веществ молока, а если посмотреть на все вещества, включая и воду, то практически 90 % молока уходит в сыворотку. Оставлять этот ресурс нерационально».
 
Олег Колос, заместитель директора Минскоблмясомолпрома: «На предприятии производится порядка 10-12 тонн сыров в сутки. От производства сыра получаем примерно 80-90 тонн сыворотки. Это довольно ценный пищевой продукт и ценное сырьё».
 
В таком виде сыворотка, конечно, никого не интересует. Её надо переработать. Это серьёзные научные исследования и вложения в оборудование. Белорусская молочка в стадии перевооружения. В первой очереди – сыродельные заводы. Именно здесь самый большой процент выхода сыворотки и в итоге самая рентабельная переработка.

Олег Колос, заместитель директора: «Срок окупаемости данного проекта составит 5 лет, но мы ожидаем, что рентабельность сыворотки, которая пойдёт на экспорт, составляет 50-60 %, на внутреннем – от 8-10 %. Заниматься переработкой сыворотки выгодно».
 
Немного фантазии, и из сыворотки можно получить очень много интересных продуктов: комбикорм для скота, заменитель цельного молока выпойки телят, добавки для производства детского питания, ингредиенты для производства шоколада и кондитерских изделий, белковые препараты для культуристов, кисломолочные продукты. Институт мясо-молочной промышленности может издавать отдельную книгу «Рецепты из сыворотки». В перечне – 75 вариаций на тему.
 
Над тем, как преобразовать пищевые отходы в доходы, белорусские учёные трудятся давно.Есть отдельная союзная программа «Отходы». Молочная и мясная промышленности в этом отношении в лидерах. Есть, чем похвастаться и сахарным заводам. Их отходы – свекловичный жом – тоже перерабатывают в гранулы и опять же – на экспорт.
 
Зенон Ловкис, директор Научно-практического центра по продовольствию НАН Беларуси: «Цена  – 400-600 долларов за тонну. Она практически, как цена зерна. Это экспортные продукты. Тот белок, который мы будем извлекать из барды, из сыворотки, это тоже экспортный продукт».
 
А ведь есть ещё крахмальная, спиртовая, винодельческая. И здесь таже проблема – что делать с ценными отходами?
 
Зенон Ловкис, директор Научно-практического центра по продовольствию НАН Беларуси: «При переработке картофеля примерно 45 % теряется. Это в очистках. А в этих отходах крахмал до 50 %, клетчатка, протеин, минеральные вещества. Это также может быть кормом. А пока это всё идёт на поля фильтрации и утилизируется».
 
Есть не только ценные отходы производства, но и ценные отходы природы. Над их созданием в этом озере природа трудилась 13 тысяч лет. Теперь здесь содержится пласт сапропелевых грязей. Вот в такой грязи есть ценные минеральные и органические вещества. При желании сюда можно приезжать принимать целебные ванны. Совершенно бесплатно. Во всех остальных случаях такие отходы могут приносить неплохие доходы.
 
Место встречи с этой субстанцией – практически все белорусские здравницы. Грязевые процедуры полезны при болезнях кожи, опорно-двигательной и нервной системы. Собственно, применение сапропеля этим долгое время и ограничилось.
 
Эдуард Кашицкий, академик Белорусской инженерной академии: «Сочетание водных процедур грязевыми аппликациями сапропелевых грязей создало имидж санаторию «Радон», что запись уже идёт на следующий год».
 
Перевод с греческого очень точен – гнилая грязь «Сапропель» – переработанные природой на дне озёр останки растений и планктона. Химики могут часами «воспевать» его уникальный состав. Поверим на слово. Сапропель – отличное удобрение. В Союзе его серьёзно изучали, добывали и удобряли поля. Но по экономическим соображениям добычу забросили.
 
Борис Курзо, заведующий лабораторией использования и охраны торфяных и сапропелевых месторождений Института природопользования: «Пик добычи пришёлся на конец 80-х. Добывали более 1 миллиона сапропелевых удобрений в год. Это кривая пошла вниз. Началась перестройка, дорожало топливо. Чтобы разрабатывать сапропели, надо осваивать месторождение, провести дорогу, сделать аппараты».
 
В 90-х о сапропеле незаслуженно подзабыли. Хозяйства перешли на минеральные удобрения. Но именно по экономическим соображениям о нём стоит вспомнить. Минеральные удобрения – это валюта, а тут под ногами лежит своё сырьё. Надо только грамотно взяться за переработку.
 
Борис Курзо, заведующий лабораторией использования и охраны торфяных и сапропелевых месторождений Института природопользования: «Дальняя перевозка сапропелий не совсем рентабельна. Их надо применять на месте – 5-10 км от места разработки. Это местное органоминеральное сырьё, прежде всего».
 
Восстановить и преумножить славу сапропеля взялись в Институте природопользования. Ведь большая часть работы – разведка и исследования – была проделана ещё в 70-х. На «сапропелевых» картах нет белых пятен.
 
Да и наука о сапропелях в Беларуси поставлена, как нигде. Вот и первый способ заработка. Для учёных. Разработка под заказ месторождений, технических условий, новых продуктов. Плоды союза науки и бизнеса уже есть. В Лельчицах идеей «загорелся» руководитель местного агросервиса. Неподалёку на высушенном старом озере добывают сапропель. А в бизнес-разработке – несколько перспективных проектов. Сапропель смешивают с торфом и получают «экономные» топливные пеллеты.
 
Григорий Переход, директор предприятия «Лельчицкий агросервис»: «Стоимость единицы тепловой энергии, получаемой при сжигании пеллетов из торфа, примерно раз в 10 меньше, чем при сжигании угля и в 14 раз меньше, чем при сжигании газа».
 
Это место за два миллиона евро уже «застолбили» немцы. А вот ещё два интересных– кормовые добавки для скота и удобрения. На них вся сельскохозяйственная живность растёт как на дрожжах. Скот даёт прибавку на 10-12 %. Современные удобрения на основе сапропеля и торфа – гуматы – повышают урожайность на 40 %. Проверено китайцами. Такую продукцию можно и на экспорт пустить. Совсем другие транспортные издержки. То, что сейчас производится, уходит в Голландию, Польшу, Германию, Швецию. Образцы удобрений изучают в Голландии и Арабских Эмиратах.
 
Григорий Переход, директор предприятия «Лельчицкий агросервис»: «Сапропелевые удобрения в ближайшем будущем будут заменой для минеральных удобрений. Значительно меньшие по стоимости, они имеют большой потенциал в том, что прирост урожайности при применении сапропелевых удобрений составляет 30 %. При этом, применение дорогостоящих удобрений сокращается на процентов 30-40 %.
 
Кстати, учёные тоже напрямую зарабатывают валюту. Вот недавно разведали и составили «опись» месторождения сапропеля для компании из Великобритании. Этот интерес знатока сапропелевого бизнеса Александра Пунтоса не удивляет. К ним же капитализм пришёл раньше. Экология их не волновала. Вот и загубили они свои месторождения – объясняет Александр Филлипович.
 
А благодаря Ленину сразу после революции был создан комитет по добыче и исследованию сапропелей.
 
Его компания – ещё один пример удачной связки наука-бизнес. Через семью. Отец – учёный, как раз специалист по сапропелям. Сын – директор. На ноги стали не сразу. Сначала просто занимались добычей и поставкой грязей для санаториев. Но сезонный бизнес оказался нерентабельным. Экономический вывод оказался аналогичным: серьё нужно не добывать, а перерабывать – делать наукоёмкий продукт. После долгих научных изысканий разработали рецепты собственной косметики. Постоянное участие в международных конференциях тоже дало экономический результат. Появились инострынные инвестиции. Теперь предприятие выпускает целую серию косметики. Тоже с прицелом на экспорт.
 
Александр Пунтос, директор предприятия про производству лечебной грязи и косметики: «Да, это тяжёлый продукт, но только всей душой понимая этот продукт, любя его, можно создать оригинальную рецептуру, которая будет жизнеустойчива и которая будет нравиться людям».
 

Так что, «грязный» бизнес приносит чистый доход. А перспективы у него бесконечные. Сапропели – возобновляемый ресурс. Каждый год белорусские озёра прирастают тысячами кубометров этих органических отходов. И лишь будут себя лучше чувствовать, освобождаясь от этого богатства.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram