Операция «Мелиорация»

Операция «Мелиорация»
Melioratio – по латыни – улучшение. Её цели могут быть самыми разными – от повышения урожайности и ввода новых земель до улучшения качества жизни людей. Сегодня трудно поверить, но когда-то на месте столичной Комаровки было болото с комарами, отсюда и название. Так что первые шаги  отечественная мелиоративная наука сделала в Минске.
 
Николай Вахонин, директор Института мелиорации НАН Беларуси: «Сто лет назад, когда организовался наш институт, тогда он назывался «Болотная станция», вот в этом месте болото было осушено, и первое поколение мелиораторов проводило первичное осушение. Вот здесь закладывались основы мелиорации будущего».
 
Массовая мелиорация началась в 1966 году. Тогда на Полесье съехались специалисты со всего Союза. Степан Адамчук к тому времени уже десяток лет осушал топи под Кобрином. Это лето за рычагами экскаватора для него 55. В свои 80 Степан Михайлович по-прежнему задаёт темп работы коллегам помоложе. В золотые годы мелиорации работали-то в три и даже в четыре смены.
 
Степан Адамчук, машинист экскаватора «Пружанского государственного предприятия мелиоративных систем»: «Она, конечно, не поддавалась, целина. Было трудновато. Техника не та была. С тех времён только мой остался. Сейчас техника вся гидравлическая, а тогда приходилось двумя руками тянуть за рычаг, чтобы она подчинилась тебе».
 
Активная кампания по осушению шла два с половиной десятилетия. В итоге в Беларуси из 9 миллионов гектаров сельхозугодий каждый третий введён в оборот мелиорированием. Соответственно, и треть сельхозпродукции идёт как раз с этих плодородных почв.
 
Увы, без проблем не обошлось – хозяйства старались получить максимальную отдачу от новых, в основном торфяных земель и засевали их зерновыми. От вспашек и ветра уровень торфа осел местами на целый метр, и земли стали низкобальными. Всё усугубил развал Советского Союза и прекращение финансирования. Ежегодно русла каналов заносит илом примерно на 5 сантиметров. Раз в пять лет систему положено чистить, приводить заросшие канавы к геометрически правильным очертаниям. Если пустить дело на самотёк – место для землеройной техники придётся расчищать лесорубам. Такой контраст мы сняли в окрестностях Беловежской пущи. Сейчас по государственной программе тут приводят в порядок сети вдоль строящейся объездной вокруг Национального парка, а также возвращают хозяйствам земли, которые до этого только числились у них на балансе.
 
Говорят, у мелиорации есть начало, но нет конца. Потому что, если перестать эксплуатировать существующие сети, можно просто потерять с таким трудом отвоёванные у болота земли. В нашей стране критическая ситуация из-за нехватки финансирования сложилась к концу 90-х годов. Довольно типичный пример – деревня Оброво Ивацевичского района. Здесь сошлись сразу две проблемы – обмеление каналов снизу и выработка уровня торфа сверху. В итоге – грунтовые воды вышли почти на уровень земли.
 
Из севооборота выпадала почти треть угодий местного хозяйства. Техника даже летом буксовала на полях. Кроме того, началось подтопление самой деревни.
 
Критическая ситуация потребовала принятия кардинальных мер. В 2006 году Телеханская зона попала под контроль правительства. Конкретно в Оброво, кроме реконструкции, поле от деревни отсыпали двухметровой дамбой и построили новую насосную станцию. В целом, по стране увеличили объёмы финансирования мелиораторов.
 
Кроме того, десять лет назад в Беларуси началось вторичное заболачивание полностью выработанных торфяников и деградировавших земель. Всего по стране подобные пустоши занимают площадь, сравнимую с крупным районом. За последние пять лет через ренатурализацию – именно так называется возвращение земель в исходное, природное состояние – прошло 28 тысяч гектаров ранее осушенных болот. Сюда возвращаются звери, птицы и, самое главное, прекращаются торфяные пожары. Один из обязательных пунктов программы развития припятского Полесья – защита деревень от паводка. Проблемные деревни в Житковичском, Лунинецком, Мозырском, Наровлянском, Петриковском, Пинском и Столинском районах год за годом отвоёвывают у паводка.
 
Если брать «лидеров» по объёмам мелиорации, на первом месте будет Брестская область, а в ней – Пинский район. Как в Голландии, здесь урожай во многом зависит от работы мелиораторов. Сейчас в общую сеть увязывают и каналы 60, и колхозный самострой. Главная цель – создать единую чётко регулируемую систему.
 
Уже три года Пётр Красникович, потомственный хлебороб и профессиональный мелиоратор, руководит присоединённым хозяйством. На каждом поле – свой режим – всё по науке. После наведения порядка на земле надои выросли в два раза, а урожаи и вовсе втрое. За счёт сезонности работы техника и люди заняты круглый год, что естественно отражается на зарплатах.
 
Пётр Красникович, директор Пинского предприятия мелиоративных систем: «В Пинском районе 62 % – мелиорированные земли. И абсолютный результат работы сельского хозяйства зависит от мелиорированных земель. Не будет мелиорации – Пинский район не будет существовать».
 
За последние годы у мелиораторов серьёзно обновился парк техники, в том числе и отечественными образцами. Растущие объёмы и возможность заработать превратили дефицит кадров в очередь потенциальных работников. Сейчас по площади реконструкции брестские мелиораторы уже вышли на союзные объёмы – 20 тысяч гектаров в год. С единственным отличием, что тогда сеть каналов и дамб прокладывали в непроходимой трясине, а сейчас выбирают лучшие места.
 
Уже второй год мелиораторы живут по закону. «О мелиорации». Он пришёл на смену разрозненным руководящим документам по отдельным вопросам. В своде правил есть и категорический запрет на использование торфяных земель под пропашные культуры, вроде зерновых. Чтобы максимально сохранить плодородие, на них будут сажать только кормовые травы.
 
Анатолий Булыня, директор Департамента по мелиорации и водному хозяйству Министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси: «Закон определил, что мелиорированные земли – это собственность государства, определил конкретные источники финансирования на их содержание. Вы сами понимаете, что это самый главный шаг. Наконец, мы определились, что именно государство берёт на себя эту функцию».
 
Кроме того, в законе чётко прописаны полномочия мелиораторов. Они должны работать в плотном контакте с аграриями. Учёные разрабатывают автоматизированную систему для контроля и управления всем мелиоративным комплексом страны.
 
Николай Вахонин, директор Института мелиорации НАН Беларуси: «Это поле для информационных технологий. В нашем институте наряду с материальными технологиями ведётся разработка ещё с прошлого века технологий информационных в дополнение к ним. 3 миллиона гектаров – это огромные территории, и чтобы были эффективные решения, необходимо их принимать точечно. Вот здесь, сейчас, в конкретном месте».
 
Программа Припятского Полесья входит в «Республиканскую программу сохранения мелиоративных земель». Деньги идут в развитие всей инфраструктры – населённых пунктов, дорог, сетей. Ну и разведение и переработка рыбы. Задача стоит простая – получить с каждого вложенного рубля максимальную отдачу и сохранить её на будущее.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram