V_Setях
Кстати, о социальных сетях. Как к этому явлению времени относятся в разных странах? И что же это, в принципе, такое – социальная сеть?
 
В современном мире стремительно меняется всё. Не только наука, технологии, экономика, но и даже способы общения людей между собой. Всё чаще электронное общение заменяет реальное. А иногда оно и вовсе становится альтернативой реальной жизни.
 
Голливудский фильм «Социальная сеть» только добавил популярности и без того наиболее посещаемым в Интернете страницам. Facebook, Twitter, «В контакте», «Одноклассники» – это лишь малая часть сервисов, объединяющих людей в Интернете. Миллионы людей по всему миру ежедневно, ежечасно и ежеминутно общаются в социальных сетях.
 
Самые популярные сети в Беларуси – это не широко разрекламированные западные сети Facebook и Twitter, а российские «Одноклассники» и «В контакте». На эти сайты время от времени заглядывают до миллиона человек. Около сотни тысяч – так называемые активные пользователи – проводят в сети по несколько часов в день. По мнению главы наиболее популярного белорусского интернет-портала TUT.by Юрия Зисcера, в своём большинстве эти люди ищут здесь элементарное общение, того, чего им не хватает в жизни. И если молодёжь в социальных сетях ищет новые контакты, иными словами, своё будущее, то люди постарше – наоборот, чаще вспоминают здесь о прошлом.
 
Юрий Зиссер, генеральный директор интернет-портала TUT.by: «Первыми пришли «Одноклассники», и там сотни тысяч белорусов нашли своих одноклассников. Люди десятилетиями не могли найти их и нашли. Если мы возьмём «В контакте», то это развлечения и игры. Facebook и Twitter – это сети для общения. Пользователи «Одноклассников» – люди постарше. «В контакте» в основном люди до 25 лет. Хотя там есть все. Но в целом, пользователи социальных сетей – это молодёжь. После 25 лет потребность в ежедневном общении немножко падает и исчезает, сходит на нет необходимость постоянно находить новых знакомых».
 
Большинство белорусов воспринимают социальные сети исключительно как средство общения. Как и у мобильного телефона, у них много плюсов. Сегодня через соцсети ведут бизнес, учатся, общаются с друзьями, живущими на других континентах, знакомятся люди, которые, хоть и живут в соседнем подъезде, в реальной жизни никогда бы не встретились.
 
Однако почти всё то, что существует в жизни, имеет двойное назначение. Ведь сила созидания отличается от силы разрушения лишь точкой приложения этой самой силы. И в последнее время к социальным сетям пытаются приклеить антисоциальный статус.
 
Египет в последнее время благодаря, в основном, средствам массовой информации, помимо пирамид и сфинкса, обрёл ещё один символ – интернет-революция.
 
Конечно, считать социальные сети единственной причиной народных волнений в стране, где с Интернетом знакомы меньше 25 % 85-миллионного населения, по меньшей мере, наивно.
 
Пятничная молитва в мечети в любой исламской стране собирает намного больше людей, чем любое сообщество в Facebook. Однако именно в Египте мир, возможно, впервые наблюдал исключительно активные попытки использовать новые интернет-технологии не в технологически продвинутых государствах, а именно в традиционном обществе.
 
Юрий Зиссер, генеральный директор интернет-портала TUT.by: «Было бы большой ошибкой думать, что Интернет может совершать какие-то революции. Тем более, в арабских странах, где очень низкий уровень проникновения Интерента, где он не играет какой-то заметной социальной роли. Это только с точки зрения Запада Египетская реваолюция была в Интенете. 20 лет назад никакого Интернета не было, но революции были».
 
Но факт остаётся фактом. Интернет и те же социальные сети пытались и продолжают пытаться использовать для взрыва спокойствия в стабильных, мирных государствах. И для организаторов этих акций не столь важна их настоящая эффективность. Их главная цель иная – представить дело так, будто общества и страны, стремящиеся сберечь свои традиции, не способны устоять под напором новых технологий.
 
Понятно, что целью, в первую очередь, является молодёжь. Основная задача – противопоставить продвинутое молодое поколение якобы консервативному поколению отцов и дедов и взорвать тем самым единство общества.
 
И надо сказать, что часть арабской молодёжи на эту приманку клюнула. А печальные результаты мы можем наблюдать уже сегодня.
 
Экономика Египта по сей день не может очухаться от последствий революции. Нулевые иностранные инвестиции, миллиардные убытки в туристическом бизнесе, буксующая промышленность. Египетский счёт за революцию – это 8 из 36 миллиардов золотовалютного запаса страны. Лишь по предварительным оценкам дефицит бюджета в этом году составит не менее 11 %.
 
Мухаммед Саляма, заместитель главного редактора египетской газеты «Аль-Масаийя»: «Вроде как появилось много партий, может, это и плюс, но что будет дальше – не ясно. Ситуация сложная и неопределённая, в экономике особенно. А у новоиспечённых политиков нет единства. Каждый тянет одеяло на себя. А дыра в бюджете от этого меньше не становится».
 
Культовый слоган фильма «Социальная сеть» – «Нельзя завести 500 миллионов друзей, не нажив при этом ни одного врага» – в египетском случае сработал весьма своеобразно. Египетская революция действительно нажила миллионы друзей и всего одного врага. Врагом этим оказался глубочайший постреволюционный социально-экономический кризис.
 
Хазем Мухаммед, участник событий на площади Тахрир в Каире, член молодёжного движения в Facebook: «Я не склонен идеализировать, Facebook не решает проблем, да и Интернетом сыт не будешь. Да, мы были против, хотели перемен, но чего мы добились, сказать сложно. К нам не хотят ехать туристы, у нас отток инвестиций. И Facebook вряд ли поможет нам всё это быстро вернуть».
 
Эксперты не исключают, что уже в недалеком будущем Египет может столкнуться с новой волной народного гнева. На сей раз его причиной станут экономический спад, голод, нищета, безработица и отсутствие перспективы благополучной жизни.
 
В последнее время вирус интернет-истерии с помощью социальных сетей пытаются закачать и в белорусское сознание. Так называемая оппозиционная пресса уже успела пышно назвать весь этот, выражаясь компьютерным языком, «спам» белорусской интернет-революцией. Правда, интернет-революция в Беларуси получилась какой-то совсем хилой. На бойкие призывы в социальных сетях откликнулись всего-навсего несколько сотен человек по всей стране. И это при том, что ежедневно в социальных сетях сидят сотни тысяч белорусов. Проще говоря, более 99 % посетителей социальных сетей проигнорировали призывы революционеров.
 
И тогда, как всегда, в ход пошёл известный приём белорусских хулиганов от политиков. Раз вся широко разрекламированная акция дала такой жалкий эффект, значит надо похулиганить, подраться с милицией, устроить потасовку с прохожими – иначе такую акцию просто никто не заметит. Однако и здесь ничего не получилось. Власть на провокацию не поддалась. Беспорядков никто не допустил. При этом милиционеры вели себя исключительно спокойно и корректно.
 
Константин Шалькевич, временно исполняющий обязанности начальника управления информации Министерства внутренних дел: «Были предприняты попытки организации несанкционированных массовых мероприятий. Наиболее активные участники этих мероприятий, которые не выполняли требования сотрудников милиции по охране общественного порядка, были доставлены для установления личности. После этой процедуры все они были отпущены. Никакие административные протоколы не составлялись».
 
Впрочем, и этого хватило, чтобы по примеру Египта, попытаться и в Беларуси слепить из мухи слона.
 
Технология, действительно, знакомая, и ничего нового в ней нет. Единственное, хоть и весьма существенное отличие, в том, что, если прежде за призывами дестабилизировать ситуацию стояли реальные люди, то сейчас, стремясь уйти от ответственности, все они спрятались за анонимными сетевыми никами, выдавая свои личные интересы за якобы общественное мнение.
 
Ничего удивительного в этом нет. В возрасте от 16 до 20 молодые люди склонны протестовать против, в буквальном смысле, всей планеты. Зачем, почему, что это даст или чего не даст, всё это, по сути, не важно. Протест как таковой – вот, что стоит во главе угла. И в данном случае, по мнению специалистов, этот протест управляемый.
 
Кстати, по данным КГБ, среди участников акций было немало и так называемых вечных борцов за права и свободы белорусов. «Молодой Фронт» – 10 человек, ОГП – 7 человек, БНФ – 7 человек, БХД – 4 человека, «Говори правду» – 5 человек, «За свободу» – 3 человека, «Новая большевистская платформа» и «Маладая грамада» – по одному человеку.
 
В общем, знакомые всё лица. Всё та же тусовка, которая привыкла ходить на свои митинги по поводу и без. Правда, в последнее время к вечным оппозиционерам добавилась ещё одна категория – спекулянты.
 
Все помнят решение Президента остановить рост цен на бензин. Благодаря Главе государства сегодня в Беларуси самое дешёвое топливо среди всех соседей. Естественно, этим тут же решили воспользоваться ушлые ребята, в народе их принято называть «бензовозами». Цель у них простая – скупить бензин, вывести за рубеж и продать втридорога. В результате мы с вами остаёмся без бензина, государство без налогов, зато эти ребята с большой прибылью.
 
Естественно, было принято решение пресечь спекуляцию, а спекулянтов остановить. И вот тут жулики попробовали побузить, устроив парочку провокаций.
 
Оперативный сотрудник Управления внутренних дел Брестского облисполкома: «Те люди, которые организовывают акции в социальных сетях, подобные прошедшим у нас в стране, – люди, котоые неоднократно попадали в поле зрения правоохранительных органов. Некоторые из них занимали в своё время достаточно серьёзные руководящие посты. В то же время, на предприятиях, где они работали, нашими сотрудниками были выявлены огромные недостачи. Дело касалось нескольких миллионов долларов. Понятно, что сегодня, нигде официально не работая, иметь такие условия для жизни невозможно. Значит, зарплату им кто-то платит. Понятно, кто платит. Мы все это пректасно знаем и понимаем. Поэтому эти призывы – это отработка тех денег, которые нашим функционерам приходят из-за рубежа. Потому что каких-то идейных моментов за ними не наблюдается. То есть эти акции проходят, они отчитываются об этом и получают прибыль».
 
Вообще, изначально социальные сети создавались вовсе не для политической пропаганды. Более того, в основном и сегодня они используются совершенно для других целей и у нас, и у соседей.
 
Самый компьютеризированный город России, безусловно, Москва. Именно здесь большинство людей работают за компьютерами и не отходят от них и дома. На днях российские учёные опубликовали данные исследования о том, как россияне используют Интернет. Так вот, в этой зоне «без цензуры» среднестатистический пользователь проводит четыре часа в день. И это минимум. Пальму первенства среди сайтов прочно занимают социальные сети.
 
В эти заветные для каждого «одноклассника» или «контактника» часы входит обязательная проверка всех «новостей» на страницах друзей, рисунков и надписей на «стенах», а также плодотворная переписка, просмотр и комментирование фотографий. Российский максимум зафиксированного времени пребывания он-лайн в компании виртуальных друзей – 35 часов.
 
Действительно, «Социальная сеть» – это уже давно не кино про Цукерберга, создателя сети Facebook, а реальная жизнь. По данным Росстата, крупнейшие социальные сети в России ежедневно посещают свыше 15 миллионов человек. Популярность социальных сетей психологи объясняют недостатком живого общения и занятостью жителей мегаполиса. А тут столько инструментов! Для того, чтобы рассказать друзьям о том, как я провёл лето, теперь совсем необязательно приглашать их в гости, доставать тяжёлые альбомы и показывать фото. Достаточно открыть свой аккаунт, воспользоваться флешкой и выставить картинки на всеобщее обозрение. А все подробности рассказать в переписке, не боясь даже что-то приукрасить.
 
Вместе с тем, несмотря на, казалось бы, безобидный статус, социальные сети таят всё больше опасностей. Общаясь с друзьями или зайдя на страницу понравившегося пользователя, есть риск столкнуться с фантомом. Мёртвые души – так называют анкеты самозванцев в сети, на каждом шагу.
 
Поэтому, когда кто-то заявляет, что он набрал в ту или иную группу десятки тысяч сторонников – это вовсе не значит, что это живые люди. Один человек может насоздавать десятки и сотни аккаунтов, за которыми никто, кроме него самого, не стоит.
 
Часто такие аккаунты несут опасность подхватить не только компьютерный вирус. В них полно информации порнографического и экстремистского характера. После декабрьских беспорядков на Манежной площади создателей социальных сетей обвинили в бесконтрольности контента. Дескать, никто не контролировал распространение призывов к беспорядкам. И хотя уже доказано судом, что на Манежке буянили те, кто с трудом закончил школу и вряд ли блуждает во всемирной паутине, популярные сайты отказались от анонимности профилей. А Госдума установила для таких уголовную ответственность.
 
Возможная анонимность для многих становится синонимом вседозволенности. Спецслужбы утверждают, что соцсети стали новым популярным каналом вербовки террористов. Управление МВД и Центр информационной безопасности ФСБ разрабатывают поправки в Уголовный кодекс, согласно которым ответственность за контент, распространяемый в социальных сетях, будут нести владельцы соцсетей.
 
Специально для поиска противоправного контента в Москве и был создан Центр безопасного Интернета. Только с начала года в прокуратуру было передано около 50 заявок на проверку пользователей Всемирной паутины. В их числе и создатели сайта «Движения против нелегальной иммиграции». Их обвиняли в организации беспорядков на Манежке. Стоит отметить, что сайт, как и сама организация, уже закрыты.
 
На днях в России вскользь вновь заговорили о политическом аспекте Интернета. Связано это с попыткой США найти новый прожектор перестройки для продвижения своих демократических идей на восток. Госдепартамент открыл аккаунт на русском языке в социальной сети Twitter. Как показал анализ, такой диалог оказался россиянам неинтересным. В микроблог не заглянули и полпроцента российских пользователей.
 
Кстати, Twitter – сеть не только популярная, но и весьма загадочная. В 2006 году, когда она только появилась, все недоумевали, за чей счёт будет жить этот сервис. Ведь рекламы в нём, по сути, нет, и не планируется. Тем не менее, в последующие годы в Twitter инвестировали почти 60 миллионов долларов. Как и, главное, с какой целью? Точки на «i» расставила госсекретарь США Хиллари Клинтон лично.
 
Хилари Клинтон, госсекретарь США: «Свобода доступа к Интернету является неотъемлемым правом человека. И администрация США намерена защищать это право повсюду – от Ближнего Востока до Китая. 25 миллионов долларов выделено в американском бюджете 2011 года на защиту блоггеров и обеспечение свободного доступа к социальным сетям в таких странах, как Иран, Куба, Сирия, Вьетнам и Мьянма».
 
Этот список многое объясняет. В нём нет Бахрейна и Саудовской Аравии – арабских союзников США. А ведь доступ к всемирной паутине в этих государствах далеко не самый свободный. Расширяет Госдеп своё языковое присутствие. В Twitter уже есть аккаунты на фарси, а в ближайшее время здесь появится китайский и хинди. По мнению госпожи Клинтон, это даст возможность в режиме реального времени наладить диалог с людьми, используя каналы связи, которые правительства этих стран не смогут заблокировать.
 
Хотя, что касается России, сложно сказать, кто будет блокировать доступ к Twitter, учитывая то, что там есть даже аккаунт президента Медведева. Но, так или иначе, всё это не что иное, как элементы так называемого теневого Интернета. На Западе все интернет-проекты финансируются исключительно щедро. Для продвижения своей политики в Интернете здесь средств не жалеют. Многомиллиардные инвестиции на создание такого механизма вмешательства в чужие дела в США даже и не отрицают.
 
Об этом пишут весьма влиятельные издания, в частности The New York Times: «На создание теневого Интернета Государственный департамент США выделил грант. Задача – создать альтернативные системы сотовой связи и компьютерные сети, которые могли бы использовать диссиденты в тех странах, где власть принадлежит авторитарным (примечание: с точки зрения США) режимам».
 
Обеспокоенность такой политикой, хоть и косвенно, но уже высказывают в Европе. 75 % пользователей здесь, так или иначе, сидят в социальных сетях.
 
Быть или не быть? Таким вопросом сегодня европейцы задаются при упоминании словосочетания «социальная сеть в Интернете». Ведь при всех положительных функциях, которые закладывались, к примеру, при создании Twitter или Facebook, особо проворные пользователи умудрились привнести дополнительные элементы. А особо предприимчивые даже зарабатывают на этом деньги.
 
Знаменитый слоган «Тебя нет в СМИ, значит ты не существуешь», сегодня перефразировали сами пользователи: «Тебя нет в сети, значит, тебя просто нет на свете». Жёстко, но лаконично. Кстати, именно Польша занимает второе место в Восточной Центральной Европе по количеству пользователей в социальных сетях. В прошлом году их было чуть больше пятнадцати миллионов. Самая скандальная и популярная сеть в Польше – портал под названием «Наша класа». Подобие российского варианта «Одноклассников». Изначально создавался для поиска своих школьных друзей. Со временем превратился в место, где пользователи ищут просто друзей, иногда назначают свидания, а особо скромные безнадёжно флиртуют.
 
Этот портал в недавнем прошлом получил скандальную славу после того, как некоторые стали размещать там объявления сексуального содержания и предлагать услуги за деньги. Позже появились американский сервис Twitter и Facebook, затмив, тем самым, популярность польских «Одноклассников». К примеру, именно через Twitter на прошлой неделе представители нетрадиционной ориентации провели несколько флэш-мобов в Варшаве.
 
Влодзимеж Гоголек, профессор Варшавского университета:«Настолько они могут быть негативными и позитивными, насколько сами пользователи могут быть негативными. Такое общение в сети упрощает сам процесс. А организация встреч через сеть – это уже общепринятый способ проведения так называемых флэш-мобов. И только состояние общества позволяет определить, хорошо это или плохо».
 
В Польше социальные сети относят к новым средствам массовой коммуникации. И уже на уровне политиков появляются вопросы, стоит ли их рассматривать с точки зрения закона о СМИ. Кто и как должен нести ответственность, к примеру, за оскорбление или клевету. Последний скандал вокруг блога «Антикомор.пл», в котором автор громил польского президента Бронислава Коморовского, заставил вмешаться прокуратуру и сейчас уже ведётся следствие по делу об оскорблении президента.
 
А вот во Франции самыми ярыми пользователями считаются подростки. По мнению психологов, общение в сети позволяет развиваться личности. Но есть угроза зависимости. Ведь просматривая чужие фотографии, можно просидеть весь день, а общаясь якобы со сверстником, подростки могут наткнуться на престарелого психически больного человека.
 
Социальные сети решили ограничить в популярности. Высший совет по телерадиовещанию Франции запретил журналистам привлекать телезрителей и радиослушателей на странички компании в социальных сетях. Явное упоминание в эфире названий этих сетей является, по сути, рекламой и нарушает закон о конкуренции.
 
По данным исследований компании J’son & Partners Consulting, темпы прироста аудитории социальных сетей в Европе постепенно снижаются, что говорит о насыщении рынка, огромную долю в котором занимают два американских гиганта Twitter и Facebook. А это значит, что появление новых социальных сервисов в ближайшее время практически сведено к нулю.
 
Если в ЕС появление новых социальных сетей маловероятно, то вот в Беларуси в этом плане наблюдается даже своеобразный бум. В последнее время появилось сразу несколько новых чисто отечественных сервисов. Кстати, это уже успели связать с так называемым революционным интернет-движением. Однако по мнению специалистов интернет-индустрии, причина куда более банальна.
 
Юрий Зиссер, генеральный директор интернет-портала TUT.by: «Есть достаточно успешные белорусские социальные сети, которые сделали свою ставку на хранении нелицензионного контента. Они создают огромную библиотеку нелицензионного контента, и люди к ним приходят».
 
Далёк глава ведущего интернет-сервиса и от мысли, что так называемый теневой Интернет чем-то опасен для Беларуси. Причина проста – блокировать всемирную сеть в стране никто не собирается. А слухи об этом – это лишь слухи.
 
Сам факт того, что так называемые революционные сообщества существуют, – признак прозрачности байнета. Ежедневно в надежде на успех модераторы, кстати, в основном из-за рубежа, размещают десятки всевозможных объявлений и видеороликов, кстати, созданных с использованием технологий НЛП – психологических приёмов, помогающих либо в чём-то убедить либо, в данном случае, оболванить народные массы. Вот только исходя из статистики посещаемости определённых интернет-страниц, популярности публикаций и количеству пользовательских отзывов, белорусов революционная тема, по сути-то, и не интересует. Куда более популярны сервисы, посвящённые автомобилям, футболу и воспитанию детей.
 
Подобная точка зрения и у самих интернет-пользователей. Если и не у всех, то у большинства. Более того, люди воспринимают всё это, как элементарную дешёвую провокацию.
 
Под сомнение эффективность таких технологий ставят и многие штатовские учёные и журналисты. В частности, Малколм Глэдуэл прошлой осенью в журнале The New Yorker усомнился в организаторском потенциале социальных сетей: «Контакты в Facebook характеризуются отсутствием обязательств. В «друзьях» зачастую оказываются люди, с которыми никакой дружбы нет. Подтверждение тому – недавний случай в Великобритании. При всей своей трагичности, он не удивляет. Женщина объявила в Facebook о намерении совершить самоубийство, однако никто не пришёл к ней на помощь. Хотя в социальной сети у неё было больше 1000 «друзей».
 
Украина одна из стран бывшего СССР, которая уже пережила революцию. Здесь уже убедились дореволюционные обещания расходятся с постреволюционной действительностью. Ни вступления в ЕС, ни солидных инвестиций, ни резкого повышения благосостояния. Ничему этому так и не суждено было сбыться. И, похоже, повторять ошибки здесь не хотят. Быть может, поэтому сетевая игра в интернет-революцию не нашла здесь клиентов.
 
Однозначно оценивают ситуацию и местные политологи, ведь у них нечто подобное уже было и обошлось весьма не дёшево.
 
Владимир Соскин, украинский политолог: «Когда экономическая ситуация в стране напряженная, то находятся люди которые хотят это использовать в своих целях. Их нельзя назвать даже политиками, они просто, как сёрферы, заскакивают на поднявшуюся волну. Я бы назвал их просто брехунами, которые провоцируют народные волнения, чтобы придти к власти и просто лично обоготиться. Украина это прошла, и хорошо, что всё не закончилось антиреволюцией, потому что могли пролиться реки крови».
 
Казалось бы, парадокс, но факт. Мизерный эффект так называемой социально-сетевой революции в Беларуси признают и те, кого довольно сложно заподозрить в симпатиях к действующей власти.
 
Зенон Позняк, неофициальный лидер «КХП-БНФ»: «Призываю воздержаться от участия в акциях протеста, рекламируемых через социальные сети. Эта инициатива неэффективна».
 
Но, увы, видимо, лишённые западным заказчиком свободы действий, поступают иначе.
 

За минувшие 20 минут через социальные сети во всём мире успели пообщаться миллионы людей. Появились сотни новых пользователей. В том числе, конечно же, и в Беларуси. Кто-то из них даже успел обсудить этот сюжет, и ведь им никто не мешал.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram