Ответственность за безответственность

Ответственность за безответственность

Прежде чем,  создавать новую систему безопасности, необходимо выявить недостатки уже существующих. Именно поэтому – в стране, по поручению Президента, начался масштабный мониторинг.

Военная экспозиция Гомельского строительного лицея абсолютно безопасна для посетителей. Кажется нелепая формулировка: разве может быть по-другому? Оказалось, может. Год назад штатная проверка областных музеев закончилась здесь… разминированием. Один из экспонатов (45-милиметровый снаряд со взрывателем) 30 лет стоял на полке, что называется в полной боевой готовности, мог сдетонировать в любую минуту.  

Елена Тишкова, заместитель директора Гомельского государственного профессионального строительного лицея: «Сейчас мы все поступающие экспонаты согласуем с отделом внутренних дел Новобелецкого района, на всё имеем экспертные заключения. Поэтому таких случаев, как в Витебске, где изымают мины до сих пор, у нас быть не может».

Печальную известность 35 школе в Витебске принесли бывшие ученики, которых сегодня обвиняют в теракте в минском метро. После того, как их задержали было понятно – проверят и семьи, и работу, и школу. И инспекторы не сомневались – к их приходу подготовятся. Но ошиблись. Руководство школы не провело даже внутренней проверки. В итоге в свободном доступе школьного подвала – 14 учебных мин, снаряд и 3 000 неучтённых патронов.

Не снаряды и патроны, а фразу «не владеют ситуацией» сегодня в Беларуси, на самом высоком уровне, стали называть едва ли не главной угрозой безопасности. Это когда руководителю всё равно, что происходит в рабочих цехах, когда учитель не хочет замечать странного поведения ученика, а взрослому не интересно с чем играет ребёнок.

Снова Витебская область, деревня Пнёво. 10-летний малыш целый день таскал по деревне снаряд, который нашёл в лесу. Снаряд взорвался, мальчик погиб, и ещё трое детей получили серьёзные ранения. А ведь взрослые всё видели, но, видимо, сами не поняли насколько это опасно, а потому в министерстве образования уверены – безопасности тоже надо учить. Даже введут такой курс.

Очень часто, говорят следователи, именно по незнанию и нерасторопности взрослых боеприпасы попадают и в школьные музеи.


Ирина Шишкова, директор Витебского областного музея им. М.Ф. Шмырева: «Это же всё не просто так: вот взяли и разместили, и почему-то все считают осколок, ну подумаешь металлолом… «Металлолом» бывает взрывается! Школьный музей от ответственности никто не освобождает: акт – один сдал, а ответственное лицо приняло на хранение. Если это сегодня не делает школьный музей, то это частная коллекция преподавателя».

Школьные экспозиции это лишь часть масштабной проверки, которая сейчас идёт в сфере образования. Как и чему учат, в каких условиях и главное кто – всё это перечень вопросов,  на которые ревизоры сегодня ищут ответы.

Среди столичных вузов в поле зрения инспекторов одним из первых попал частный женский институт «Энвилла». Проверка там только началась, но ревизоры, что называется, сходу предъявили институту целый ряд претензий. Начиная от качества лекций и банального незнания преподавателями своего предмета, до состояния материально-технической базы и дисциплинарных нарушений среди будущих благородных девиц.

Производство – ещё одна сфера, где по поручению Президента начались масштабные проверки. К ним подключился даже комитет Госконтроля. От трудовой дисциплины – во сколько пришёл на работу, до техники безопасности, которая должна начинаться с порога.

Вновь Витебская область. Завод тракторных запасных частей. Место работы подозреваемого во взрыве метрополитена. Скорей всего место происхождения той самой адской начинки, от которой пытаются откреститься в руководстве предприятия. Ведь по их версии все детали всегда брали и сдавали под личную роспись, а металлодетектор здесь стоит уже десятки лет. Но рабочие говорят другое: «Рамку, наверное, неделю как поставили»…

Конечно, проверка всех предприятий – дело времени. Рано или поздно проверят. Труднее, говорят,  контролёры проинспектировать менталитет руководителей. Когда вместо решения проблемы – её пытаются просто скрыть.

Пошёл на работу и не вернулся… Шестеро погибших и более 20-ти пострадавших с тяжелым исходом – это данные по одной только Брестской области всего за 4 месяца. Взрыв газа и смерть на цветочной фирме в деревне Буяки под Брестом, двое пострадавших при утечке аммиака на Брестском молочном комбинате, гибели в строительстве, сельском хозяйстве – только малая часть в общем перечне.

При этом, треть всех ЧП, по данным инспекторов, происходит по вине   руководителей. Тех, кто не исполняет Директиву №1.  Ещё в 2004 году Президент потребовал укрепления общественной безопасности и дисциплины. Этот документ эксперты называют хорошо проработанным – он как инструкция, как руководство к действию. Но за прошлый год только на Брестчине более двухсот руководителей разного уровня оштрафованы за невыполнение служебных обязанностей. Сейчас в государственной инспекции труда ужесточают спрос с нерадивых управленцев.


Валентин Проваторов, начальник Брестского областного управления Департамента государственной инспекции труда: «Нужно сделать так, чтобы каждый руководитель прочувствовал на себе персональную ответственность за обеспечение здоровых и безопасных условий труда. Должно быть конкретное сотрудничество работодателя, работника, непосредственно должностных лиц, в чьи обязанности входит контроль за исполнением трудовой дисциплины. Куда работник пошел, зачем ему этот напильник, и зачем он ходит по другому цеху, неизвестно где и почему. Здесь есть конкретные виновные должностные лица, которые должны за это отвечать».

Милицейская операция «Арсенал», масштабные рейды комитета Госконтроля, и даже заявления депутатов, которые уже всерьёз подумывают подкрепить требования Президента ужесточением ответственности за нарушение трудовой дисциплины. Очевидно, что одними проверками, просто ради мониторинга, в этот раз не обойдётся.

Уже многие события даже простые свидетели стали воспринимать глобальней. Вот курьёзное и трагическое происшествие. В Минске с пятого этажа паркинга, проломив ограждения, вылетел джип. Девушку, которая была за рулём, увезли в реанимацию. Может,     заклинило педаль газа, может ей стало плохо за рулём – это конечно тоже обсуждали. Но главные вопросы, которые задавали друг другу ошарашенные свидетели происшествия: «Почему на такой высоте не толстые бетонные стены, а лёгкая  металлическая ограда? Кто проектировал и строил эту парковку, и понесёт ли он за это ответственность?».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram