Лучшему Дон Кихоту посвящается

Лучшему Дон Кихоту посвящается
Во Дворце Республики проходит гала-концерт памяти народного артиста СССР Мариса Лиепы.
 
Лиепа-отец ‑ на мониторе, Лиепа-сын ‑ в зале. Андрис сегодня не танцует. Некогда «гроза балета» грозно следит за репетицией. До концерта ‑ два часа, а на этой сцене ‑ почти каждый впервые. Нужно сверить движения, отстроить свет.
 
Андрис Лиепа, художественный руководитель концерта, народный артист России: «Всё, что он мог, он передал нам. А мы уже сейчас передаём молодым. Здесь звёзды Большого, Мариинки. На нас ответственность всегда лежала не на сто, а на двести процентов. Поэтому, мы и добились каких-то результатов».
 
«Мы» ‑ это Андрис и его старшая сестра Илзе. Младшая Маша как раз в эти минуты  поёт в Воронеже. И тоже в память об отце.
 
Илзе Лиепа, народная артистка России: «Я повторяю сейчас моей сестре слова, которые говорил наш отец: «Вы дети Лиепы, и то, что простят кому-то, не простят вам. «Какое счастье! Я видела Лиепу на сцене» ‑ это был просто разговор в толпе».
 
Его мозг танцует, а тело думает» ‑ писал о Марисе Лиепе один британский критик. Гала-концерт в Минске ‑ лучшее из партий «советского принца». Исполняют ‑ примы и премьеры наших дней. Допустим, Фарух Рузиматов. Его и в лондонский «Ковент-Гарден» не дозваться.
 
Ксения Барановская, представитель Благотворительного Фонда им. М.Лиепы в Беларуси: «Мы заблаговременно делали эту программу и, все согласились, с удовольствием. К сожалению, Ирма Ниорадзе нехорошо себя чувствует».
 
Прима Мариинского театра на больничном. Подвела нога. Остальные же, Ромео и мадам Бовари, здесь и сейчас. Афиши не менялись.
 
Он никогда не танцевал на белорусской сцене, зато остался в нашем кино. В 1971 году на экраны страны вышла «Могила льва». В исторической драме Лиепа-старший исполнил роль полоцкого князя Всеслава. Для звезды балета это был звёздный дебют в «другом» искусстве. Пришлось научиться ездить на лошади и носить кольчугу.
 
Сегодня зритель пришёл на «Посвящение». Первый номер вечера ‑ подарок Илзе. По сути, признание в любви и горечь утраты. Она танцует под взглядом отца. Портрет шесть на двенадцать метров и есть декорации.
 
«Я хочу танцевать сто лет», ‑ говорил Лиепа. Его не стало в 52, но аплодисменты зала под его хронику говорят ‑ это мечта ‑ не призрак.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram