«Восточное партнёрство» для Украины или Украина для «Восточного партнёрства»?

«Восточное партнёрство» для Украины или Украина для «Восточного партнёрства»?
Над этим вопросом всё чаще задумываются украинские политики и эксперты. Проект Евросоюза с шестью постсоветскими государствами с момента его утверждения должен был принести конкретные результаты. Пока их фактически нет.
 
Украина согласилась принимать участие в «Восточном партнёрстве», рассматривая его как дополнение к двусторонним контактам с Европейским Союзом. На практике выходит: политику соседства поменяли на «Восточное партнёрство» для того, чтобы выработать определённую форму «отстойника» для государств, географически, ментально относящихся к Европе. Такое достаточно радикальное мнение высказал Глава Украинского Парламента.
 
«Становление «Восточного партнёрства» настолько затянулось, что впору говорить о его реанимации», – саркастически высказался Владимир Литвин. Ему вторят и другие украинские политики, высказывая скептические оценки проекту «Восточное партнёрство». Чего ни коснись, будь то межпарламентское сотрудничество или экономические программы, в рамках «Восточного партнёрства» всё это, если и продвигается, то лилипутскими шажками. Даже вопрос смягчения визового режима из упрощения или отмены виз трансформировался в разговоры о либерализации. Отсутствие чёткой перспективы и более-менее конкретных результатов делает это партнёрство виртуально-идеологическим. По версии Киевского центра политических исследований и конфликтологии, «Восточное партнёрство» – это всего лишь способ Европы не выпускать из поля зрения шесть постсоветских стран.
 
Андрей Павловский, народный депутат Украины: «Я бы не говорил так резко, что это «отстойник», потому что любое сотрудничество между восточноевропейскими странами идёт на пользу нам, прежде всего, потому что мы соседи».
 
Но, похоже, что разговорами о сотрудничестве проект и ограничится. Евросоюз не раз подчёркивал позицию, что Украина ещё очень далека от того, чтобы ставить вопрос о более тесной интеграции. Ответные чувства уже наблюдаются и с украинской стороны.
 
Юрий Кармазин, народный депутат Украины: «Никакого «особого» «Восточного партнёрства» не должно быть. Это унижение для страны. Сделали безвизовый въезд практически для всех стран. Нам не ответили взаимностью – вот это партнёрство. Нам просовывают все товары, нашим товарам преграждают путь – вот это партнёрство».
 
Украина не раз заявляла, что рассматривает «Восточное партнёрство» как вспомогательный инструмент для ускоренной интеграции в Евросоюз. Однако сегодня, как и Беларуси, и другим участникам проекта, Украине становится все более очевидным, что оторванность «Восточного партнёрства» от жизни, его размытость и неконкретность едва ли приближает шесть стран Восточной Европы к Европейскому Союзу и европейским стандартам жизни.
 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram