Большое видится на расстоянии

Большое видится на расстоянии
Многие наблюдатели говорят о том, что большое видится на расстоянии. И события в Минске, вокруг которых за неделю сломано немало словесных копий, из Москвы и Киева оценивали известные политологи и наш корреспондент Светлана Карульская.
 
События последнего времени в некоторых столицах в принципе спокойных государств так и подталкивают к мысли – перед Новым годом народ развлекается. Погромы в центре Лондона, мордобой в Москве, попытка штурма правительственного здания в Минске. И выглядит все это на первый взгляд как-то по-праздничному – с файерами, флагами, хлопушками, фейерверками. На самом деле не до веселья – под ногами толпы страдают и калечатся люди.
 
Владислав Шурыгин, заместитель главного редактора газеты «Завтра»: «На самом деле, завести толпу легко. Я сам участвовал в различных уличных шествиях, занимался их организацией, хорошо знаю, что на самом деле, как пользоваться тем или иным моментом для создания такой ситуации. Странна терпимость, с которой власти к этому отнеслись, такие вещи можно пресекать на этапе организации. Скорее всего, она решила до конца следовать демократическим нормам, вот и получила погром».
 
В Москве знают, о чем говорят. Погромы двухнедельной давности, организованные так называемыми «футбольными фанатами», до сих пор заставляют москвичей и гостей столицы озираться по сторонам. Манежная площадь Москвы совсем недавно пережила массовые беспорядки. Жестокие избиения, файеры и сдвинутые тумбы, практически разорванная новогодняя елка, и десятки пострадавших. Те, кто это видели, говорили о «русском бунте» с эпитетом беспощадный. Чиновники МВД, желая избежать скандала за то, что недосмотрели и не упредили, называли это проявлением мелкого хулиганства. Более жесткое определение пришло из Кремля: бесчинствование толпы – это преступление и организаторы беспорядков должны быть наказаны. Только после этого в Москве начали заводить уголовные дела.
 
Кстати, схема организации московских беспорядков, а в том, что они были скоординированы, сомневаться не приходится – очень похожа на то, что произошло 19 декабря в Минске. Об этом в один голос говорят российские эксперты. Людей оповещали через интернет, обещали мирный митинг на одной площади, а потом увлекли на другую, втянули в погром и столкновение с ОМОНом.
 
Михаил Делягин, директор Российского Института проблем глобализации: «У меня было ощущение, что там были не белорусы. Как в Молдавии были боевички, специально подготовленные и приехавшие, которые все это и начали и за собой увлекли часть толпы. Ваш Терещенко говорил: народ был спокоен, кто-то пришел попраздновать, кто-то огорчиться, но были десять провокаторов, которые увели за собой толпу».
 
Откуда дует ветер, стало понятно, когда начали выяснять личности наиболее активных участников воскресной акции. В списках задержанных россияне, есть граждане Украины, Литвы, Эстонии... Что они делали на площади? И, вообще, приехали в Минск по идеологическим соображениям, насмотревшись «Крестных батек», или отрабатывали деньги – определит следствие. В этом уверены даже те, кого не заподозришь в лояльности к официальной белорусской власти.
 
Владимир Рыжков, сопредседатель Партии народной свободы «За Россию без произвола и коррупции»: «Первое, что нужно сделать – выявить пофамильно: кто, почему и по чьей команде начал бить окна»
 
Андрей Дуда, доцент кафедры политологии Национального университета «Киево-Могилянская академия»: «Я думаю, не обошлось и без того, что среди соседей Беларуси есть очень много оппонентов. Среди оппонентов, я бы сказал, сегодня не столько европейские институты, как было раньше, а раньше они были очень жесткими оппонентами. Но в свете либерализации последнего года режима Лукашенко, к числу оппонентов добавилась Россия. «Крестный батька», фильм который демонстрировали на российском телевидении, очень манипулятивный, очень жесткий фильм».
 
Белорусов хотели убедить, что тот, за кого большинство жителей страны отдали свой голос, и есть «чужой». Об этом почти все кандидаты в президенты целый месяц говорили с телеэкранов, со страниц газет, в интернете. И если раньше все, кому не лень, обвиняли белорусские власти, что перед выборами они зачищают политическое поле, и, якобы, на корню рубят наиболее перспективных претендентов, то теперь – нате вам. Не только российская, но и западная пресса признала – в Беларуси чуть ли не разгул демократии: свободный сбор подписей, тысячи наблюдателей, в том числе и зарубежных, выступления в прямом эфире, без купюр альтернативные кандидаты смогли рассказать очень много о Лукашенко, зато о себе практически ничего. Да и было ли, что рассказывать?.. Ни одного более-менее серьезного послужного списка, никаких реальных дел на благо страны, даже с собственными доходами – проблемы. Одни за целый год заработали сумму, сравнимую с месячной пенсией, другие вообще ни копейки. Таких называют социальными бомжами (и это еще мягко сказано). Тогда и самая подходящая для таких персонажей претензия к Лукашенко неудивительна. Мол, с какой это такой политической целью он в центре Минска каток залил?
 
Екатерина Глушик, политический аналитик: «Это довольно смешно, когда читаешь комментарии, вот, мол, каток залили, ну и у нас на Красной площади каток заливают, только он платный, и никто не ходит там соль не сыпет, песок не сыпет».
 
А в Беларуси просто хотели пустить людям пыль в глаза. Довольно случайная в политике публика и не собиралась побеждать на выборах. Побеждать честно… Прикинули, благодушный народ накануне Рождества и Нового года, как исстари повелось, в предпраздничном ожидании перемен. То есть, готов к обработке, но даже этого «кандидатской тусовке» сделать не удалось. Между собой не смогли договориться. Любой здравый политик понимает – большее число кандидатов отбирает голоса не у основного соперника, а у них самих. Только отказаться от собственных амбиций не хватило ни силы, ни воли.
 
Владимир Рыжков, сопредседатель Партии народной свободы «За Россию без произвола и коррупции»: «Оппозиции не хватило государственной и политической мудрости, политического профессионализма. Культурка еще та, мы все мним себя Наполеонами. Лукашенко хитро и мудро поступил, он был заинтересован, чтобы у него было как можно больше соперников, которые делили бы между собой голоса».
 
И в Москве, и в Киеве многие политики и политологи сходятся во мнении: цель большинства альтернативных кандидатов на поверхности. Не получится революции – так хоть скандал устроить. До переворота ни лидеры, ни условия не дотягивают. Какого-то раскола политических элит в Беларуси нет, как нет и социального недовольства. Люди почувствовали вкус стабильного развития и относительного благополучия. За что и голосовали на избирательных участках, а не на баррикадах.
 
Наталья Витренко, лидер Прогрессивной социалистической партии Украины: «Таким своим голосованием белорусский народ показал всему миру, кто именно выражает волю народа и с кем связываются надежды на преодоление сложнейших социально-экономических и духовно-нравственных проблем, обостряющихся во всем мире».
 
Как бы то ни было, произошедшее не назовешь банальными разборками с участием ОМОНа. В принципе, оппозиционеры и не скрывали, что одной из главных целей ставят достижение так называемого внешнего эффекта. Для чего – понятно. Нормализация отношений с Россией и наметившийся диалог с Западом сводит роль такой оппозиции практически к нулю. Что же остается?
 
Михаил Ремизов, президент Российского Института национальной стратегии: «Ее главные шансы и стратегия – максимальное втягивание международных структур во внутренние дела Беларуси, для втягивания во внутреннюю политику необходимо создание неразрешимого конфликта и острой ситуации».
 
Тактика, объяснимая, но, извините, не новая. Говори, что угодно, призывай к чему угодно, делай, что хочется. Отвечать за свои слова все равно не придется, потому что президентом не изберут. Это и есть суть провокации, на которую некоторые люди, увы, поддались.
 
Михаил Делягин, директор Российского Института проблем глобализации: «Если 8 кандидатов призывают выйти народ на площадь – это нарушение правил. Вы должны иметь ресурс, чтобы обеспечить безопасность: если я вызываю народ на площадь и не могу обеспечить безопасность, я понимаю, что создаю провокацию».
 
Между тем, отвечать все равно придется. Хотя бы перед теми, кто поверил в мирные призывы, но превратился в объект запланированного манипулирования.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram