Демократические силы

Демократические силы
Далеко не все наблюдали от ОБСЕ дали негативную оценку выборам. По приглашению МИД в Беларусь приезжал бывший вице-канцлер Австрии Хуберт Горбах. Господин Хуберт, как, впрочем, любой европеец, прекрасно знает, что и в Евросоюзе беспорядки на улицах нынче не редкость. Однако там принято считать, что при всех издержках полиция просто выполняет свою работу.
 
Павел Родионов, даже не глядя в монитор, уже по звуку может определить происходящее у Дома правительства, а ведь предупреждал кандидатов в президенты – призывы выйти на площадь незаконны и могут закончиться беспорядками. Лично разносил предупреждения.
 
Павел Родионов, начальник управления Генеральной прокуратуры Беларуси по надзору за исполнением законодательства: «Санникову пытался вручить, но он не стал расписываться, таким образом, продемонстрировал своё отношение к соблюдению закона».
 
В итоге, попытка штурма режимного объекта, разбитые окна и двери, синяки и ссадины, сотни задержанных молодых людей, которые доверились организаторам акции, и реакция некоторых международных структур – милиция жестко обошлась с мирной демонстрацией. Впрочем, другой оценки от заграничных политиков никто, видимо, и не ждал. Так уж сложилось, что демонстрации делят на «плохие», как например, в Беларуси и «хорошие» – как в США и Европе.
 
Вильнюс. Январь прошлого года. Семитысячный митинг против экономической политики литовского правительства очень быстро перерос в массовые беспорядки. После того, как в здания парламента и кабинета министров полетели камни и бутылки, в дело вмешалась полиция. Газовые гранаты, резиновые пули, дубинки и первые результаты стычки – один из протестующих получает пулевое ранение в голову, другому газовой гранатой отрывает палец. Ранены четверо полицейских и одиннадцать участников беспорядков. 151 человек задержан, 32 арестованы. Разгон достаточно жесткий, но со стороны Бюро по правам человека ОБСЕ или госдепартамента США никакой официальной реакции. Неофициальная была – полиция делала свою работу.
 
Неделю спустя – картинка из соседней Латвии. Людей на улицы Риги выгнал экономический кризис. Несогласие с реформами чиновников также перерастут в беспорядки, чтобы оттеснить протестующих, полиция применит резиновые пули и слезоточивый газ. Выстрелом в лицо 16-летнему парню выбивают глаз. 137 человек задержаны, большинству предъявлены обвинения в организации беспорядков. Суды над некоторыми участниками длятся даже сегодня. Единственным европейским политиком, который осудил насилие, стал сам президент Латвии Валдис Затлерс, но фразу «любое насилие недопустимо», он адресовал именно хулиганам, которые уже вовсю громили город. По мнению европейского союза, разгон демонстрантов и массовые задержания – это сугубо внутреннее дело Латвии.
 
Лондон. События всего лишь недельной давности. Студенты против повышения стоимости обучения. Почти сразу стало понятно, что мирно эта акция не закончится. Погромщики разбили окна Министерства финансов, подожгли главную ёлку, атаковали «Роллс-ройс» принца Чарльза. Полиция применяет спецсредства. Статистика первых минут – 40 пострадавших. 36 человек увозят в больницы каретами скорой помощи. Реакция на беспорядки и столкновения звучит только от официальных лиц страны и осуждает только действия манифестантов. Вот цитата министра внутренних дел Соединённого Королевства Терезы Мэй: «Атаки на полицейских и собственность показали, что некоторые манифестанты не имеют никакого уважения к Лондону или его жителям». Бюро по правам человека и ОБСЕ в целом – безмолвствуют.
 
Германия. Эти кадры жесткого разгона майской демонстрации также облетели все мировые телеканалы. Водометы, газовые шашки и резиновые пули. Естественно, никакой критики в адрес силовиков. Есть зачинщики беспорядков, и есть правоохранительные органы, которые этот порядок обязаны защищать. В Германии, как и в других странах Европы, действует закон, который имеет общее запрещающее свойство в отношении демонстраций. Там определены зоны и территории, где категорически запрещено митинговать и собираться вне зависимости от характера и направленности акции. Это, к примеру, столичный правительственный квартал – резиденции президента и канцлера, их ведомства, федеральные министерства. Переходить эту линию почти никто и никогда не решается – можно запросто угодить в тюрьму.
 
Михаэль Гассен, офицер пресс-службы управления полиции г. Берлин: «По статье № 15, пункт № 1 возможен запрет демонстрации, если есть угроза общественной безопасности».
 
Это интервью пресс-секретарь берлинской полиции давал ещё летом, перед началом шествия анархистов. Тогда их не пришлось разгонять и задерживать. Помогли превентивные меры.
 
Михаэль Гассен, офицер пресс-службы управления полиции г. Берлин: «Всех, кто вызвал подозрения, мы обыскали, в последнее время они ведут себя мирно».
 
Тогда ни один бюргер не высказался против обыска подозрительных демонстрантов, ведь нарушители порядка могли помешать им заниматься привычными делами, в конце концов, спокойно пить пиво, а это поважней любой политики.
 
Это уже Греция. Бунт фермеров, несогласных с государственной аграрной политикой. И соответствующая реакция. Жестко подавлен такой же протест крестьян в Польше. Активное применение спецсредств и массовые аресты – это не более чем защита общественного порядка. И никому из европейских политиков даже в голову не пришло требовать освобождения арестованных.
 
Анджей Леппер, лидер партии «Самооборона»: «Я на себе испытал, уже во время демократичной Польши, протестующих крестьян при двадцатиградусном морозе возле местечка Новый Двур Гданьский поливали водой, и она на них замерзала, а еще использовали травматическое оружие. Тогда один из них лишился глаза. Еще один, пример недавний, уже в этом десятилетии, когда я был депутатом Сейма, тогда в местечке Теня в Великопольском воеводстве, там тоже один крестьянин лишился глаза в стычке с полицией, а ведь это были разрешенные манифестации. А недавний пример, во время саммита правящей партии в Варшаве возле дворца культуры год назад. Когда представители профсоюза «Солидарность» протестовали. Профсоюз, где зародилась нынешняя правящая партия. Они сражались за свои права трудящихся. Их выступления были агрессивно раздавлены полицией. Были ли эти силы адекватны и в Минске, и у нас в Польше, должна разбираться прокуратура. Но, уверен, за безопасность в государстве несут ответственность власти этого государства».
 
Владимир Макеенко, народный депутат Украины: «Мы недавно видели картинки из Франции, как были протесты населения против повышения пенсионного возраста. Мы видели, как жгли там машины. Мне сложно сказать в нужный ли момент или адекватно ли сила была применена».
 
Двойные стандарты – это норма для политических оценок в современной Европе. В очередной раз это проявилось в отношении минских событий. Хотели получить сигнал от оппозиции – получили, какой бы эта оппозиция ни была.
 
Владимир Фесенко, директор Киевского института им. Горешина: «Раздробленная оппозиция в Беларуси, которая пока не имеет достаточно массовой и активной поддержки населения, она вряд ли сможет организовать «Минский Майдан». Думаю, что главное, на что они рассчитывали – это в очередной раз напомнить о себе, напомнить о возможных нарушениях на выборах. Показать то, что в Беларуси остается оппозиция, которая не принимает Лукашенко. Главный расчет был на информационный эффект, а не на политический».
 
Москва. Глобальное межэтническое противостояние между коренными москвичами и приезжими до сих пор держит в напряжении российскую столицу. Когда, милиция перешла к силовой фазе общения с толпой, а счёт задержанным перевалил за тысячу, президент Медведев признал, что милиция должна была действовать более решительно ещё в начале событий на Манежной площади 11 декабря. К нарушителям общественного порядка, цитата, «не может быть никаких сантиментов».
 
Защите белорусского Дома правительства от хулиганов, отпору агрессивной толпе и восстановлению порядка на охраняемой территории пытаются дать оценку и наблюдатели, и участники событий. Не находя весомых причин для претензий, останавливаются на одной – милиция неадекватно жестко применила силу. В генпрокуратуре не стали отвечать претензией на претензию. Есть закон, который един для всех.
 
Павел Родионов, начальник управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства и законности правовых актов: «Каждый случай применения силы милиционером будет детально разбираться, но на сегодняшний день есть всего лишь несколько обращений».
 
Дом Правительства вошел в прежний ритм, обычной жизнью, правда в новогоднем антураже живет площадь Независимости. Все как всегда. Просто, как привыкли говорить европейцы, правоохранительные органы сделали свою работу.
 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram