«Штабная «игра»

«Штабная «игра»
Одним из самых обсуждаемых событий уходящей недели стало все то, что происходило на площади у Дома Правительства в ночь с воскресенья на понедельник. Наши обозреватели и корреспонденты с помощью политических аналитиков (как белорусских, так и зарубежных) попытались еще раз не только взглянуть на произошедшее, но и понять, почему случилось то, что случилось и какие силы за этим могли стоять. Как и почему на минские события реагировала мировая пресса? Кто и в каком состоянии был в первых рядах штурмовавших Дом правительства? Чем мотивированы послевыборные вердикты некоторых международных организаций? С чего начиналась и чем закончилась эта опасная игра штабов некоторых кандидатов в президенты.
 
Задолго до официального объявления результатов голосования представители штабов некоторых экс-кандидатов в президенты начали стягивать силы для несанкционированной акции в центре Минска на Октябрьской площади. Уже с самого начала, судя по поведению митингующих, стало ясно – акция далеко не мирная. Этому есть, как субъективные, так и объективные доказательства. В начале восьмого в районе улицы Немига в одном из автомобилей митингующих милиция находит целый арсенал спецсредств, канистры с бензином, палки, железные прутья.
 
Еще в самом начале избирательной кампании большинство претендентов на президентский пост избрали для себя единую тактику. Тактику деструктивных призывов и лозунгов. Большинство экс-кандидаов изначально сами себя обрекли на провал. С самого начала вместо цивилизованной предвыборной борьбы и полемики они призывали к незаконным действиям. На каждом шагу публично больше месяца звучали слова о необходимости выйти 19 декабря на площадь. Причина такой позиции, по мнению экспертов, очевидна – практически никто из экс-кандитатов, не мог предложить, и уж тем более не мог реализовать сколь-нибудь адекватный проект социального и экономического развития страны.
 
Юрий Царик, политолог: «События эти были удручающе предсказуемы, потому что кампания показала бесперспективность альтернативных кандидатов и их приверженность к призывам на площадь. Все говорило о том, что борьба идет вовсе не за набор голосов, а за делегитимацию выборов, чтобы получить картинку, получить какие-то столкновения, кровь».
 
Очевидно, акция далеко не мирная и таковой не планируется. Однако милиция, по-прежнему, старается минимально вмешиваться в ситуацию и лишь предупреждает о незаконности митинга. В итоге – первыми на провокацию и конфликт с милицией идут представители так называемой оппозиции. Собравшаяся на Октябрьской площади толпа авантюристов и молодежи, внимая деструктивным лозунгам и призывам, двигается в сторону площади Независимости. Немногочисленные сотрудники ДПС не в силах сдержать людей. Демонстранты выходят на проезжую часть – движение на проспекте Независимости останавливается. Оценивая произошедшее, эксперты едины в своих мнениях – это была заранее подготовленная и явно неплохо проплаченная акция, а ее цель – попытка дестабилизировать обстановку в стране и поставить под сомнение результаты голосования. Действия собравшихся на площади не имеют ничего общего с позицией и настроением большинства белорусов и были заранее обречены на фиаско.
 
Юрий Царик, политолог: «Называть эту акцию народной, стихийной и отражающей доминирующее настроение в обществе, невозможно ни по количеству, ни по характеру поведения участников, и они ставили перед собой задачу получить телевизионную картинку. Ничего общего с интересами большинства населения они не имеют».
 
Из трех тысяч собравшихся людей убежденных в чем-то идейно были даже не десятки – единицы. Основная масса – зеваки и молодежь, многие несовершеннолетние, многие явно на веселе от выпитого алкоголя.
 
Георгий Гриц, экономист: «Кроме, как сожаления, никаких эмоций это не вызывает. Эти конфликты, разгул, шабаш – он не на пользу. Особое сожаление, что в первых рядах пошла молодежь».
 
Юрий Царик, политолог: «Молодежь ищет острых ощущений, не знает, чем заняться и оказывается в местах таких мероприятий и невольно становится участниками таких акций».
 
Среди, якобы переживающих за легитимность белорусской избирательной кампании, оказались немало и тех, кто по закону не имеют права голоса. И речь даже не о подростках. В толпе незаконного митинга было немало иностранцев. Россияне, гости из соседнего Вильнюса и Киева. Представители радикальных движений «Уна-Унсо», «Пора» и других. К тем, кто ничего не понял, скорее всего, относятся и зарубежные студенты, в частности девушка из Литвы, оказавшиеся в следственном изоляторе. И, судя по реакции Литовского посольства, на Западе понимают – этот арест вполне по закону.
 
Таурас Паяуйис, уполномоченный министр посольства Литвы: «Ее задержали за нарушение правил митинга. Дальнейших действий по этому вопросу посольство предпринимать не намеренно. Сотрудники белорусской правоохраны в юридическом отношении все выполнили безупречно».
 
Судя по составу участников, понятно, акция – точно не будет мирной. Митингующие подходят к площади Независимости. Милиция, по-прежнему, лишь предупреждает о не законности акции и просит разойтись. Тем временем, со стороны зачинщиков акции в этот момент на площади находятся экс-кандидаты в президенты: Санников, Костусев, Рымашевский и Статкевич – в адрес собравшихся звучат весьма агрессивные призывы и лозунги. Разгоряченные призывами провокаторы начинают штурм здания Правительства. В ход идут лопаты, бутылки. За несколько минут разбиты все окна первого этажа, выбиты стекла входных дверей. Цель провокаторов – блокировать Центральную избирательную комиссию, захватить здание и, провозгласив так называемое альтернативное правительство, требовать смены власти в стране. По закону штурм правительственного здания – не только незаконная, но, по сути, антинародная акция, попытка силового захвата власти.
 
Юрий Царик, политолог: «Они к этому методически готовились. Были озвучены результаты социологических опросов, якобы проводившиеся двумя кампаниями, которые обосновывали необходимость акции. Подготовка была. Лозунги о смещении правительства были озвучены. Тут были серьезные намерения в сторону госпереворота. Но никакой возможности получить сколь-нибудь массовую поддержку населения не было бы при любом развитии событий».
 
Те, кто командовал толпой это и сами понимали. Успешной эта попытка, как и вся акция, в принципе, быть не могла. Смысл разбитых стекол один – привлечь внимание. Поводу, как известно, быть вовсе необязательно. Его всегда можно найти, было бы желание. И таким поводом для похолодания отношений с Западом стали вполне законные и обоснованные действия милиции. Сотрудники МВД оттесняют толпу от здания Дома правительства. К сожалению, в ответ на провокацию со стороны воинственно настроенных провокаторов и участников акции ОМОН вынужден применить силу. Несанкционированный митинг был рассеян за семь с половиной минут. Если бы толпа действительно была эмоционально заряжена на сопротивления и видела смысл, то 3 тысячи человек за такое время рассеять было бы невозможно.
 
«50» и даже «100-тысячная толпа» появилась на страницах так называемых независимых оппозиционных интернет-изданий еще за долго до разгона несанкционированной акции. Уж более нелепой цифры придумать было бы сложно. Для начала, что такое сто тысяч человек. Это, например, вся белорусская милиция, вместе взятая (вооруженные силы и того меньше – 60 тысяч). Или, если из истории – примерно такой была численность наполеоновской армии в битве при Бородино, а тут отряд милиции взял и разогнал всех за семь с половиной минут. Три тысячи человек – не больше. Эту цифру, кстати, подтверждает и методика известного американского социолога Джэкобса.
 
Если примерная длина плотной толпы на площади Независимости была 150 метров и ширина 150 метров, а больше бы и не вместилось. Свободного места после строительства торгового центра Столица здесь осталось не так уж и много, то численность толпы – это длина плюс ширина, умноженная на максимальный коэффициент плотности 10. Итог – те самые 3 тысячи. Ну, может три с половиной, но не сто – это точно. Впрочем, сто тысяч на этой площади когда-то почти уместилось. В начале, 90-х, когда сюда вышли шахтеры, рабочие заводов, учителя. Тогда было за что бороться и против чего протестовать. Против пустых холодильников, пустых обещаний, нищеты и социальной незащищенности.
 
Разгон беспорядков в столице представители ОБСЕ называют одой из причин непризнания выборов. В адрес сотрудников милиции сыплются обвинения в жестокости и нарушении закона. Более трех часов столичная милиция наблюдала за действиями сторонников оппозиции, оставаясь, по сути, в стороне. По большому счету, оппозиции позволили провести несанкционированный митинг. Безоружные сотрудники дорожно-патрульной и патрульно-постовой службы лишь пытались противостоять провокациям пьяных представителей оппозиционных штабов. Уже тогда появились первые пострадавшие среди милиционеров. Дальнейшие события (штурм здания правительства) заставили МВД пойти на силовые действия, и оппозиции нужны были именно эти жесткие действия.
 
Юрий Царик, политолог: «Если бы МВД повели себя неадекватно и допустили бы развитие по негативному сценарию, получилась бы еще более яркая картинка для западного ТВ, еще больше формальных оснований для того, чтобы обвинить в чем-то Беларусь».
 
Адекватно оценили действия белорусской милиции, а заодно и саму акцию многие зарубежные политики.
 
Павел Бородин, госсекретарь Союзного государства России и Беларуси: «Это хорошо проплаченная акция. Когда в правительственном здании бьют стекла и двери палками, лопатами и ломами – это не протест, это хорошо проплаченная акция. Согласитесь, если бы 3 тысячи пьяных стали бы бить ворота Кремля, у нас была бы такая же реакция».
 
Дана уже и правовая оценка событиям. Попытка сторонников некоторых экс-кандидатов пробить окно в Европу таким весьма странным способом обойдется участникам незаконной акции в 10 – 15 суток административного ареста или штрафом в  1 миллион 50 тысяч рублей. Организаторам, по белорусским законам, может светить до 15 лет лишения свободы.
 
Подробности – в видеосюжете наших корреспондентов

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram