Без мантии

Все-таки, видимо, неспроста, слова суд и судьба – однокоренные. И сегодня мы хотели бы рассказать о тех. Кто, уже простите за такой каламбур – выбрал именно суды своей судьбой. Это я о профессиональных судьях. Именно они считаются элитой юристов. И именно среди людей этой профессии очень много женщин. Как правило, интервью они не дают, но нашему корреспонденту удалось встретиться причем, с разрешения министра юстиции, с судьей минского городского суда Людмилой Шапошниковой.

 

Людмила Шапошникова, судья минского городского суда: «Ещё в приёмной комиссии мне говорили, девушка, куда вы идёте? Зачем вам такая профессия? И мама мне как-то – ты всегда выбираешь экстремальные занятия! Нет бы как все девочки – ходить в вязальный кружок».

 

Вязание, признаёт Людмила, она не любила с детства, более того, в отличие от своих сверстниц, она никогда не мечтала стать актрисой или певицей. Для неё постоянно находились руководящие должности, где нужно было принимать решения – староста класса, первый секретарь комитета комсомола».

 

Людмила всегда мечтала стать судьей. Эту работу она находила очень важной. Однако жизненные планы пришлось немножко изменить, когда в семье появились дети. Трое. И только после того, как старший отправился в первый раз в первый класс, Шапошникова стала обладательницей удостоверения судьи и заветной мантии. Это случилось почти двадцать лет назад. За время в профессии Людмила Шапошникова сменила несколько мантий – по закону они выдаются судьям сроком на 5 лет, но трепетное отношение к судейскому облачению сохранилось до сих пор. И до сих пор опытная сейчас судья Шапошникова помнит в деталях своё первое дело – об особо опасном рецидивисте.

 

Людмила признаётся – волноваться она и теперь не перестала. Просто научилась скрывать эмоции. Без этого в профессии никак. Результат каждого приговора – обвинения и даже проклятия в адрес судьи. Чего только не выслушаешь, разбирая уголовные дела, которыми и занимается судья Шапошникова. И именно это обстоятельство научило Людмилу главному и простому правилу – оставлять работу на работе. Ещё 20 лет назад она сама запретила говорить дома о работе.

 

Кстати, в квартире нет ничего, что выдаёт профпринадлежность хранительницы очага. И, если в кабинете Фемида всегда перед глазами, то здесь на почётном месте собственная коллекция других скульптур. Хобби не очень вяжется с профессией, однако это так по-женски мило. Тем более что дома Людмила меняет даже тон разговора, но у мужа на это свой взгляд. В семейных делах лидер один. Серьёзная, а иногда суровая на работе, дома она – добрая и заботливая. С нетерпением ждёт выходных, когда к ужину приедут уже взрослые дети.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram