Осенью белорусы стали чаще вызывать неотложку

Осенью белорусы стали чаще вызывать неотложку
В самую отдалённую деревню она теперь добирается максимум за полчаса. 200 новых автомобилей приобрели только для минских подстанций. К концу года ожидается новое пополнение.
 
Работа неотложки исчисляется секундами. От сигнала тревоги до выезда – не больше 2 минут. Водитель знает только адрес, врачи – симптомы и примерную ситуацию: мужчина, 42 года, жалобы на сильную боль в сердце. Их называют БИТ – бригада интенсивной терапии. Им и машина – миниреанимация, и больные – самые тяжёлые. Но бывает, что через 5 минут на месте всё оказывается гораздо прозаичней. Медики признаются, что алкоголь и праздники – главный бич «скорой». Ведь тем, кто под градусом, тоже не откажешь. 15 минут, чтобы приехать к больному – это на бумаге, в жизни бывает и больше. Слово «пробки» звучит чаще медицинских терминов. В жёстких условиях бригадам и современные автомобили в помощь, и новая организация работы.
 

Четыре часа дня – медицинский час пик. Телефонные трели звучат каждые 3 секунды. 7 000 обращений в день – это только в Минске. После выходных обвал дачников – с овощных грядок везут радикулиты и ревматизмы. Спасение людей тем эффективнее, чем меньше в нём эмоций, а больше автоматизма и технологии. Каждая карета «Скорой помощи» оборудована системой навигационного наблюдения. Универсальный рецепт для «скорой» – строительство новых подстанций. Они есть в каждом районе города. Однако с притоком людей и машин теперь этого явно недостаточно.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram