Отверженный

Квартирный вопрос, правда, не оплата коммунальных платежей, а просто делёж квадратных метров, стал причиной личной драмы Валерия Шимакова из Гомеля. Он четыре года жил на лестнице дома, в котором прописан. И кто знает, сколько бы еще это продолжалось, если бы его судьбой не заинтересовались средства массовой информации. В том числе, и телеканал ОНТ.

 

Начиналось всё довольно прозаично: жила в Гомеле в двухкомнатной квартире № 75 по адресу Ветковская дом № 1 вполне обычная семья: отец, мать и два брата. Один 1956 года рождения, второй на 5 лет младше. В 90-е родители и старший сын Валерий квартиру приватизировали, а потом он подался в Москву искать лучшей доли. Перед смертью родители отписали жилплощадь младшему Юрию. Но, не найдя в Москве счастья, старший вернулся в Гомель по месту прописки. Пожили Юрий с семьёй и бессемейный Валерий несколько месяцев, как встарь, под одной крышей, а потом двери квартиры перед старшим закрылись. Навсегда, не взирая на прописку, приватизацию и родную кровь.

 

Валерий Шимаков: «Сказали: «Ты нам мешаешь». «Как?! Я же брат!» «У меня семья, а у тебя никого нет»… Ну тихо, мирно, не открывал. Остался на лестнице…»

 

Несмотря на то, что прописан Валерий Шимаков в 75-й, его постоянным местом жительства последние четыре года была вот эта самая лестничная площадка. На ближайшие шесть месяцев он переехал в центр социальной поддержки семьи и детей, однако следы его аскетической жизни последних лет здесь всё ещё можно увидеть. Вот это – нехитрая посуда, а это одеяло прекрасно знакомо всем жителям подъезда. Вначале жил между третьим и четвёртым. Потом перебрался повыше – между четвёртым и пятым. Тёплый воздух вверх идёт – ночью не так зябко. Житейская физика. Иногда соседи выручали.

 

Нина Веремеевна Прокопенко, соседка: «Выпившего мы его особо и не видели. «Скорую» ему вызывали и в больнице он лежал. Он не буянил. Лежал тихонько и всё».

 

Наталья Калиниченко, соседка: «Вещи хранил у меня. Соседи дают кипяток, чтоб он себе заваривал картошку, макароны. Так неплохой. Жалко человека. Все соседи за то, чтоб он проживал в квартире».

 

У младшего брата своя версия произошедшего. Правда сам он в последнее время от общения с журналистами воздерживается, поэтому в роли пресс-атташе выступает жена Наталья. Говорит, Валерий тоже – не ангел. В Москву, мол, уехал, скрываясь от долгов. Вернулся гол, как сокол. Тогда ещё младший Юрий в двухкомнатке обитал с женой и сыном. Жил в квартире за счёт родственников, пил, не работал и даже воровал. Рассказывает – финальной точкой стало то, что Валерий якобы заразил их сына пневмонией. Правда, медики утверждают, что заразиться можно туберкулезом, а вот пневмонией практически невозможно. Кстати, пару лет назад, рассказывает участковый, младшего брата уже судили за «самоуправство» по отношению к старшему. Правда, эффекта это не возымело.

 

Сергей Павлющенко, участковый инспектор УВД администрации Железнодорожного района г. Гомель: «Ему было наложено административное взыскание. Если мне не изменяет память – 70 тысяч белорусских рублей. После этого обращений со стороны брата, соседей, не поступало».

 

А ещё, в милиции старшему порекомендовали обратиться в суд с гражданским иском. Но, вот незадача, денег на это надо в несколько раз больше, чем размер штрафа за самоуправство.

 

Валерий Шимаков: «На суд нужны деньги. Одна пошлина – 105 тысяч. Я на подработках таких денег и не могу заработать. На еду – да. Иногда – туфли, рубашечки. Как я могу подать в суд? 150 только заявление исковое и 105 – подай. Где мне заработать такие деньги?

 

Социальные службы о «патовой» ситуации в жизни их земляка до последних дней торжественно клянутся ни слухом, ни духом. По их направлению Валерий проходил обучение рабочей специальности, но о своих жилищных условиях, говорят, тогда ни словом не обмолвился. Всё сдвинулось с мёртвой точки только в последние дни. Неравнодушные люди помогли с необходимой суммой. Заявление пошло в суд. В квартире прописаны всего два человека – Валерий и Юрий. По закону, положенную старшему по прописке жилплощадь он не имеет права продать, ведь собственник брат. Зато права на проживание у него есть. Но вселяться, вероятно, придется по решению суда. Но, юристы, ни на камеру, в кулуарах, разводят руками: тяжба будет долгой, вполне может дойти и до Верховного суда. Зато человеколюбивые чиновники, не знавшие о бездомном 4 года, теперь рапортуют.

 

Александр Ключинский, начальник управления по труду, занятости и социальной защите населения Гомельского горисполкома: «До того момента, пока суд не примет какое-либо решение, он будет находиться под защитой государства. Обязательное условие, чтобы поступил на работу».

 

У юристов на слуху огромное количество таких ситуаций. Сын выставил отца, брат брата, а потому советуют не выписываться из квартиры и не оформлять дарственных при жизни, иначе даритель рискует оказаться на улице. Ну, а если вы все же приписаны, а домой вас не пускают – звоните в милицию. Свои теперешние казенные квадратные метры после четырёх лет жизни в подъезде Валерий иначе как «шикарные» не называет. Кровать, кухня, стиральная машина, санузел, ванна и прочие казалось бы привычные для любого вещи. К такому, говорит, еще надо привыкнуть, но зато теперь у Валерия появилась мечта…

 

Валерий Шимаков: «Жить…»

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram