Формула жизни
Сегодня в Минске врачи могут проводить практически все операции по пересадке, которые возможны в мире: почки, костного мозга, печени, сердца, стволовых клеток, роговицы, кожи и костной ткани. О достижениях и надеждах отечественной трансплантологии – Галина Радевич.
 
1970 год – первая в Беларуси пересадка почки. 1993 год – трансплантация костного мозга, 2006 год – щитовидка, через два года белорусские врачи осваивают самую технически сложную пересадку печени, и уже в этом человеку пересаживают новое сердце. Сегодня для специалистов центра трансплантации органов и тканей это обычная работа. Только в этом году – более 120 пересадок почки, печени, сердца, среди них и комплексные. Пять лет назад на Всебелорусском народном собрании Александр Лукашенко потребовал развивать трансплантологию. 106 миллиардов рублей на создание центра были потрачены не зря. Новейшее оборудование вплоть до видеокамер, если нужна консультация, например, зарубежных коллег. И возможность обучать будущих хирургов с помощью on-line трансляций прямо из операционной.
 
Пересадка органов – крайняя мера, в ней нуждаются только самые тяжелые пациенты, которые вынуждены много месяцев в году проводить на больничных койках. Трансплантация – дело затратное, но экономически выгодное. Для граждан нашей страны операция и реабилитация бесплатные, среди пациентов все больше иностранцев. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно выполняется 100 тысяч трансплантаций органов и более 200 тысяч тканей и клеток человека. Многие виды пересадок теперь под силу нашим хирургам, но мощный центр в Минске – это только первый шаг. Трансплантология должна развиваться по всей стране. Алла Николаевна приехала из Могилева. Сейчас предстоит только обследование. Около года назад пациентка дождалась своей очереди на пересадку печени. Пять лет мучений с диагнозом «гепатит С» остались в прошлом. Только на трансплантацию печени в листе ожидания сейчас 70 человек.
 
Опыт и знания белорусских врачей, дорогие технологии и оборудование – все это не может спасти чью-либо жизнь, если нет главного – подходящего донорского органа. И это самая большая проблема в трансплантологии. Отношение неодзначное, главным образом, к трупному донорству. В интернете немало «страшилок» о «черных» трансплантологах. Причем их авторы, считают специалисты, порой не имеют представления о реальном процессе изъятия органов. Специальные знания, связанные со всеми аспектами донорства необходимы и медикам в регионах. В этом году более 200 специалистов уже прошли подготовку в центре трансплантологии. В Беларуси, как и во многих странах мира, действует «презумпция согласия» на донорство. Если человек при жизни, его родственники или законный представитель не возражают, после смерти возможен забор органов для трансплантации.
 
Нине Федоровне здоровую печень «подарили» полгода назад. Психологических проблем в связи с этим не возникает. И так говорят почти все пациенты после пересадки. От других людей они отличаются только тем, что принимают препараты против отторжения органа. У человека со вторым шансом на жизнь даже есть, чему поучиться: например, просто радоваться новому дню.
 
Нина Казак: «Я очень благодарна родственникам того человека, который стал донором. Я абсолютно не чувствую, что это чужой орган. Как будто была и есть моя собственная печень».
 
Сегодня очень многие белорусы могут дать кому-то реальную надежду на спасение без особых жертв. Речь идет еще об одном виде трансплантаций – стволовых клеток крови. Благодаря клеточной терапии, каждый год около 130 пациентов прощаются со страшными заболеваниями: лейкоз, рак, генетические расстройства. Чтобы стать донором и войти в Национальный регистр достаточно просто сдать кровь. Из нее выделят образцы стволовых клеток, поместят в специальный банк и, возможно, для кого-нибудь, это станет бесценным подарком.
 
Анатолий Усс, руководитель Республиканского центра трансплантации и клеточных биотехнологий: «В этом регистре более 2 500 добровольцев, которые уже сдали кровь. Мы даже подобрали 1 донора, который и поможет нуждающемуся в пересадке белорусу. И, возможно, вскоре будет проведена пересадка стволовых клеток».
 
«Бог создал человека без запасных частей» – утверждал основатель автопромышленности Генри Форд и сильно заблуждался, – так считают современные ученые. Стволовые клетки называют панацеей, чуть ли не от всех болезней. Это естественный строительный материал в организме человека, но чем мы старше, тем стволовых клеток меньше, а потому самая большая их концентрация при рождении – в крови плацентарной пуповины. По примеру многих стран, в Беларуси также стали создавать банк образцов пуповинной крови. Процедура абсолютно безболезненная для матери и ребенка, но это – биостраховка: в случае чего, ей могут воспользоваться практически все биологические родственники.
 
Анатолий Усс, руководитель Республиканского центра трансплантации и клеточных биотехнологий: «Почему при родах в плаценте находится не просто кровь, а стволовые клетки? Такое впечатление, что это запасное колесо, которое находится в багажнике автомобиля только что сошедшего с конвейера. Может, это палочка-выручалочка, которую послал Господь человеку? Нет ответа».
 
Но ответ продолжают искать. В перспективе здесь же, на базе 9-й клинической больницы, откроется Гемацентр, где будет находиться современный банк стволовых клеток, обновится оборудование для исследования технологий клеточной терапии. И это уже завтрашний день для белорусской медицины, которая идет вперед. Видимо, во всех смыслах – «движение равно жизнь».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram