Вернуть нельзя, увидеть!

279

Шесть Слуцких поясов из Варшавы во вторник прибудут в Минск, чтобы быть показанными в Национальном художественном музее. Предыдущая подобная выставка была 40 лет назад. А в музейных хранилищах Польши очень много раритетов из белорусских замков Радзивиллов, которые, увы, мы уже не можем вернуть. Но полюбоваться ими не возбраняется.

Варшавяне, любя, именуют эту площадь Starówka («Старушка»). Она здесь с 1300 года, от самого рождения столицы некогда нашей общей Речи Посполитой. Сейчас мелодию шарманки то и дело нарушает громогласное «zapraszamy!». Среди зазывал в уютные кавярни на Рынке сразу выделяем шляхтича, одетого по моде эпохи легендарного Радзивилла «Пане Коханку».

Кшиштоф Пежина, сотрудник ресторана: «Строй состоял из жупана, своего рода сюртука. Сверху надевался кунтуш, вокруг которого в XVIII веке завязывали пояс. Ещё бы сапоги да саблю, тогда уж точно - полный комплект!»

Ещё двести лет назад «литой» пояс (тот, в котором нити серебряные и золотые) – предмет мечтаний магнатов уровня Сапег, Огинских, Хрептовичей. Сегодня поиски «желанного» в Варшаве советуют начать со здания в стиле конструктивизм. Увидите шедевры «своих» Ваньковича, Рущица… В 1950 году сюда поступили 89 портретов из несвижской галереи Радзивиллов. Безвозмездно, на основании закрытого решения Совета Министров БССР. Дошла молва: всё делалось по телефонному звонку будто бы самого президента Польши Болеслава Берута в Кремль.

Эва Орлиньска-Мяновска, хранитель коллекции тканей Национального музея в Варшаве: «Мы пишем “сделано в Слуцке, Речь Посполитая”. Так сложилось исторически. Всё-таки это селение входило в состав федерации Короны и Великого княжества. Здесь, конечно, есть проблема для кураторов выставок. Такая же, как изделия ремесленников “Персии” либо “Ирана”? Или “мастер из Нидерландов”. Но когда-то это были голландские земли, а сейчас – Бельгия».

Здесь стоит учесть практику общих соседей. В экспозиции Национального музея Литвы сегодня добавляют в текст о поясах «современная Беларусь» (в скобках). Варшавянам менять сходу старые экспликации на новые не надо. Зал, где показывали то, что по классику «заміж персідскага ўзора…», и так ещё год на реконструкции. Есть время, есть опыт.

Борис Лазуко, искусствовед (г. Минск): «Дзе б яны не знаходзіліся – у Ліёне, у Варшаве, у Кракаве ці ў Стакгольме – яны ўсё роўна “Слуцкія”, беларускія паясы. І веданне аб іх, безумоўна, – даніна нашага часу. Гэта работа зараз вядзецца. Вядзецца паступова. Можа б, хацелася яе актывізаваць».

Попасть сюда сложно даже учёным. Нужно оставить заявку, дождаться решения дирекции… Это – фонды Национального музея в Варшаве. За 75 лет (после открытия здания), ОНТ здесь – первая съёмочная группа с территории государства восточнее Польши. Только сделанных «в граде Слуцке» (о чём метки) поясов в полуподвальном помещении 60! У нас же (подлинных, целых), говорят эксперты, – 11, на всю страну! А таких тканей в отечественных собраниях вовсе нет.

Недавно антикварный рынок Варшавы испытал потрясение. Один коллекционер выставил цену за Слуцкий пояс свыше 100 тысяч евро! Лет пять назад, то есть до принятия Беларусью Госпрограммы «Слуцкие пояса», спрос ещё рождал предложение на уровне около 10 тысяч. Сейчас вековой бренд, созданный Радзивиллами, даже им оказался не по карману. Заглянем в Вилянув – район, аналог московской Рублёвки.

В ныне деревне под Барановичами жили его предки. Потомок в 14-м колене князя «Сиротки» схож с ним и в фас, и в профиль. Чего-чего, а «породу не отнять» – скажет каждый, кто общался с кем-либо из большой семьи Радзивиллов (только у Матея пятеро детей). Верится с трудом, но все фамильные ценности, что сегодня хранятся за стенами варшавского особняка, куплены на аукционах. Аристократ – успешный финансист, занимается модернизацией Польских железных дорог.

Князь Матей Радзивилл: «Слуцкие пояса – это пример такой бизнес-деятельности Радзивиллов и такого культурного меценатства. У Радзивиллов было несколько мануфактур. Самые известные – это Слуцк и Налибоки, где делали стекло. У меня есть такая ткань из Слуцка, но пояса очень, очень дорогие. Слишком дорогие».

Макаты – настенные безворсовые ковры – редкий артефакт. Эта – Радзивилловская – конца XVIII века. Точнее, уже после третьего раздела Речи Посполитой. На бордюре кириллическая метка «Слуцк». Ранее, продукцию «клеймили» латинкой. Мечта князя – выставка фамильных ценностей в Несвиже. Не исключая депозит. То есть долгое хранение, допустим, портрета «Рыбоньки». Так, например, поступили немецкие родичи – князья Гогенлоэ-Шиллингфюрст. Их живописные реликвии почти год в Мирском замке.

Борис Лазуко, искусствовед (г. Минск): «Маджарскія сфарміравалі і ўвасобілі пэўны варыянт кунтушовага пояса: дасканалы, гарманічны, высокі па сваіх мастацкіх якасцях. З іх складаецца агульная карціна нацыі, карціна ў гістарычнай рэтраспекцыі і карціна магчымага развіцця».

Варшавский дворец Радзивиллов – сегодня Президентский. Молодые берёзки шумят у памятника нашему земляку Адаму Мицкевичу. Стоя у бронзового поэта, вспомните строки эпопеи «Пан Тадеуш»: «…шырокі, літы, работы слуцкай – кручаны і віты, залататканы з кутасамі». Открывали монумент в 1898 году под звуки «Молитвы» не менее великого уроженца Беларуси.

Композитор Станислав Монюшко – внук Леона Маджарского, сына Яна, основателя всемирно известной «персиарни». Кстати, сейчас на «Королевских мануфактурах» Варшавы идёт активная модернизация. Новый владелец, по информации белорусского МИДа, рад продать нам то ли 15, то ли 16 рабочих станков, вывезенных в конце XVIII века с гродненских предприятий Антония Тизенгауза. Сумму сделки называют смешной – чуть более 40 тысяч евро. Машины могли бы стать украшением комплекса возрождённой по поручению Президента Слуцкой фабрики. Да и в Гродно ткали свои пояса. А ещё – гобелены в Кореличах. Местному музею – ввиду отсутствия подлинных шпалер – такой экспонат явно не помешал бы.

Слуцкий пояс – аксессуар, достойный королей. А потому не стоит проходить мимо бывшей варшавской резиденции монархов Речи Посполитой двух народов. В запасниках музея немало аксессуаров, вылитых «в граде…». А что в постоянной экспозиции?

Каких-то 30 лет назад этого здания в Варшаве не было. О взорванном в 1945 году замке напоминали лишь фундаменты. Сейчас со стен, восстановленных строго по чертежам Мраморного, Тронного, Рыцарского зала, на сотни тысяч туристов взирает рождённый в Волчине под Брестом последний монарх Станислав Август Понятовский. Рядом с ним «некоронованные короли» Радзивилы. В витринах сегодня только Уречское да Налибокское стекло. Два пояса накануне отправили в реставрацию. Часть кунтушового строя доступна глазу на полотнах Яна Матейко. К слову, именно выставка шедевров «польского историзма» в 1974 году стала последней крупной из Варшавы в Минске. Пора в культурных отношениях завязывается новый узелок.

Эва Орлиньска-Мяновска, хранитель коллекции тканей Национального музея в Варшаве: «Наше собрание характеризуется тем, что здесь много целых поясов, некоторые даже не были в употреблении. На поясах, которые будут показаны в Минске, можно будет увидеть узоры “цветущие пни”, “китайские облачка”. То, что отличало Слуцкие изделия от аналогичных Липковских под Варшавой».

Им подражали даже в далёком Лионе. Они соединили Восток и Запад. Слуцкие пояса сегодня для белорусов как богемский хрусталь для чехов. Шесть варшавских образцов, где вдоль бордюра «цвяток Радзімы васілька…», прибудут в Минск, чтобы остаться под сводами Национального художественного музея на целый год. Если вернуть нельзя, тогда стоит увидеть.