Секрет вакцины

С октября в Беларуси стартовала массовая иммунизация против гриппа. В этом году медики рассчитывают на то, что прививки сделают не менее 40% сознательных граждан. И что именно это позволит избежать сезонной эпидемии.

Впрочем, несмотря на довольно активную агитацию и даже возможность бесплатной прививки по месту учёбы или работы, есть и такие люди, которые от прививок отказываются категорически. Причём целыми семьями. Мол, все эти рассказы про пользу прививок не более, чем уловки производителей вакцин. Причём таких людей немало и по всему миру.

Детское стихотворение «Я уколов не боюсь, если надо уколюсь» помнят многие взрослые. Этими строками часто успокаивали малышей, которым предстояло получить укол вакцины. Нынешние дети, которых прививают от гриппа не в первый раз, уже точно знают – больно не будет.

Не больно, но насколько эффективно и безопасно? Среди тех, кто не прививается сам и не рекомендует другим, есть даже люди с медицинским образованием. Делающие упор на то, что и вакцину (якобы для профилактики), и лекарство (для уже заболевших) производят одни и те же компании. Выводы, мол, делайте сами.

История вакцин начинается с английского врача Эдварда Дженнера, именно он высказал предположение о родстве коровьей и человеческой оспы. В конце XVIII века Дженнер заметил, что доярки, заразившиеся лёгкой коровьей оспой, получали пожизненную защиту от оспы человека. Это и стало отправной точкой создания первой в истории человечества вакцины. В СССР пиком борьбы со смертельными инфекциями стала середина прошлого столетия. Именно тогда выдающийся советский вирусолог Анатолий Смородинцев с коллегами разработал и внедрил вакцину против полиомиелита, создал вакцины против гриппа, клещевого энцефалита, кори и паротита – так называемой свинки. Сейчас мы можем видеть результаты.

Иммунитет – то есть невосприимчивость к микробу, вызывающему заболевание, – часто можно получить переболев. Специальные клетки запоминают вредителя и второй раз встретят его во всеоружии. Проблема лишь в том, что такой иммунитет может слишком дорого обойтись.

Купальный сезон давно закончился, температура воды уже 10 градусов, но на Западной Двине в Витебске любителей закаливания можно встретить в любую погоду. Станиславу Шумякову уже 27 лет такое купание заменяет сезонную прививку от гриппа.

Правда, рекомендовать следовать собственному примеру всем и каждому любители экстремального плавания не рискуют. Всё же иммунитет – дело не одного дня.

Андрей Булахов, врач-реаниматолог больницы скорой медицинской помощи (г. Витебск): «Иммунитет детей вообще-то исходно, особенно маленьких, не столь высок, сбрасывать прививки со счёта не имеет никакого практического значения. Всё-таки детей маленьких нужно прививать, и ослабленный контингент, это как люди пожилого возраста, это люди, которые работают с инфекциями – вот этот контингент нуждается».

Те, кто в эффективность вакцин не верит вообще, были всегда. Основные причины отказа – мнение, что массовая вакцинация навязывается населению в угоду интересам фармкомпаний и чиновников, а вероятные осложнения после прививок – серьёзнее последствий болезней.

Галина Червонская – известная среди противников прививок личность. Деятель антивакцинаторского движения. Сейчас, по её словам, она пишет книгу и с журналистами не общается. Вирусолог, с 60 по 80-е годы прошлого века работала в научно-исследовательских институтах СССР и была соавтором многих научных публикаций, посвящённых, в основном, экспериментальной вирусологии. Нельзя сказать, что она полностью отрицает всю вакцинацию, но, например, считает, что в вакцину против гепатита В можно подселить ген любого онкозаболевания, чем и вполне могут заниматься фармкомпании. К примеру, чтобы в дальнейшем продавать всё новые медпрепараты. Конечно, после таких заявлений восприимчивый человек прививаться не захочет.

У Елены Сорокиной двое детей – семи и пяти лет, обеих дочек никогда ни от чего не прививали. Говорит, болеют редко, и даже коклюш и ветрянку старшая перенесла довольно легко. И сама Елена сейчас категорически против прививок.

И всё же традиционная медицина называет такие случаи здоровья исключительными. В Беларуси вакцинация – дело добровольное. Даже те, что внесены в национальный календарь прививок (от самых тяжёлых заболеваний) и делаются бесплатно, никто не будет вкалывать насильно. Правда, гарантировать то, что непривитый человек никогда не столкнётся с опасным микробом, не может никто.

Раз есть риски, будут и прививки. Разговоры же о ядовитых дополнительных составляющих вакцин врачи считают придуманными и вредными – дозы всех компонентов выверены. Чтобы исключить риск осложнений, стоит соблюдать нехитрые правила: делать укол только здоровым, выяснять заранее, нет ли индивидуальных противопоказаний, например, аллергии к компонентам прививки.

Инесса Сафронова, главный врач городской детской поликлиники №22 (г. Минск): «Перед прививкой осмотр врача, измерение температуры, запись в медкарту, что можно делать прививку, после чего – прививочный кабинет. Эти вакцины инактивированы – то есть реакции нет».

Инактивированные вакцины – те, где содержатся убитые микробы, например, такими у нас прививают от гриппа, – практически не имеют противопоказаний. В этом году в Беларуси от гриппа будут прививать вакцинами из Китая, России, Нидерландов и Франции.

Всё, на что есть спрос – будет производиться и продаваться. Но как производители традиционных лекарств и вакцин борются за рынок сбыта, так и производители гомеопатии, например, отвоевывают свою нишу. Сказать, кто из них больше наживается на продаже препаратов, сложно. Но возьмём вакцину против гриппа. В Беларуси детей и взрослых из групп риска (кому грозят осложнения после заболевания, как и тех, кто работает с больными людьми, например, врачей) в Беларуси от гриппа прививают бесплатно китайской вакциной, её приобретают крупным оптом, потому она и дешевле.

Но по желанию каждый может получить европейский укол – за свои средства. Специалисты говорят – разницы нет, всё дело в бренде. Вообще же споры о сверхприбылях фармацевтических компаний от производства вакцин длятся не одно десятилетие. Разумеется, это бизнес. Впрочем, как, например, производство кисломолочных продуктов – когда 100 миллилитров разрекламированного йогурта продается по цене литра обычного. К слову, в странах со страховой медициной вакцины входят в страховку, а вот если прививку не сделал и заболел, компания может отказаться покрывать расходы на лечение. В Беларуси любая вакцина, не только противогриппозная, прежде чем пройдёт регистрацию, будет досконально изучена – от истории препарата до осмотра завода-изготовителя. Уверяют – брак не пройдёт.

Игорь Гаевский, замминистра здравоохранения, главный санитарный врач Беларуси: «Чтобы никто не говорил о том, что кто-то нагревает руки, у нас тратятся бюджетные деньги и каждая партия вакцины подвергается пострегистрационному контролю».

Что же до качества продукции прививочного рынка, то в контроле качества вакцин заинтересованы и сами компании-производители, ведь свой мониторинг ведёт Всемирная организация здравоохранения. Кроме того, хотя бы один прокол в столь щепетильном бизнесе может навсегда закрыть доступ на рынок.

Сейчас о многих почти забытых болезнях мы вспоминаем, глядя научно-популярные фильмы. Но совсем недавно, около 60 лет назад за избавление, например, от полиомиелита, родители, чьи дети заболели, были готовы практически на всё. Женщины Японии выходили на демонстрации – они требовали, чтобы их детям дали ту самую, советскую вакцину. Ведь из тех, кто подхватил эту инфекцию, примерно 10% погибали, а ещё 40% становились инвалидами.

Прививки можно было бы считать делом личным. Мол, хочу – делаю, хочу – нет. Но есть такое понятие – коллективный иммунитет. Это означает, чем больше среди ваших друзей и знакомых людей с иммунитетом к какому-либо заболеванию, тем меньше шансов у вируса или бактерии выжить в коллективе.

Так что если вы не делали прививку, но и не заболели – стоит сказать спасибо не только собственному иммунитету, но и тем, кто прошёл вакцинацию. Хотя новейшая история знает случаи массового отказа от прививок и их результаты: вспышка дифтерии в 90-е в СССР обернулась гибелью пяти тысяч человек.

Между прочим, даже вымышленный любитель медицинских экспериментов и нетрадиционных подходов к диагностике – телевизионный доктор Хаус – выступал за прививки. Ведь противники иммунизации есть во всех странах мира.

Казалось бы, при современных достижениях медицины человечество должно быть избавлено от смертельных заболеваний. Но существуют те, от которых вакцины до сих пор не найдены. Хотелось бы привиться, да нечем. Если, допустим, от ВИЧ можно защититься, изменив образ жизни, то есть заболевания, говоря проще, высокой заразности. Например, вакцины от лихорадки Эбола, которая во всём мире унесла более трёх тысяч человек, а заражено уже более шести тысяч, начнут поступать в поражённые эпидемией регионы только в 2015 году. На вакцину выделено более 100 миллионов евро. И можно не сомневаться, эти деньги освоят. Пусть и на фоне разговоров о том, что Эбола – едва ли не бактериологическое оружие и утечка вируса произошла с одной из американских баз в 70-е годы ХХ века. Именно тогда в Африке и стали диагностировать первые случаи. Пока идут эксперименты. И вполне вероятно, что результат не сразу будет эффективен на все 100 и будут осложнения, как бывало с любым недавно разработанным медпрепаратом. Но перед лицом смерти от опасного вируса рискнуть сделать прививку, скорее всего, там, в Африке будут готовы многие.

Кстати, во время ежегодной сезонной эпидемии гриппа заболевают около полумиллиарда жителей Земли, и примерно полмиллиона из них, обычно пожилых или имеющих хронические заболевания, умирают от осложнений. А ведь в отличие от Эболы, антигриппозные вакцины сегодня есть. Но по данным белорусских специалистов, например, в прошлом году все, у кого лабораторно был выявлен грипп, не были от него привиты.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram