Быть или не быть?..

В пятницу рано утром стали известны результаты референдума по вопросу, быть или не быть Шотландии в составе Великобритании. Большинством голосов было решено остаться в объединённой британской семье.

За референдумом о независимости пристально наблюдал весь мир. Всё дело в том, что желающие стать пусть и маленькой, но всё же независимой страной, есть практически в каждом европейском государстве – Каталония в Испании, Корсика во Франции… Список можно продолжать и продолжать.

Несмотря на победу сторонников единства, Шотландия всё же получила политический урок – и… дополнительную долю самостоятельности.

Эта неделя войдёт в историю британской и европейской политики в качестве примера и феномена сразу по нескольким параметрам. Во-первых, Великобритания явила пример цивилизованной – без войн, баррикад и кровопролитий – реализации права наций на самоопределение. Пусть и не случившегося в этом случае. Во-вторых, показала, как далеко может завести недальновидная политика центра по отношению к регионам. В-третьих, мир увидел, что одно из самых развитых обществ может непримиримо расколоться даже внутри одной нации по вопросу государственной независимости. Эти напряжение и разница во мнениях чувствовались ещё до референдума.

Специально для этого референдума возрастная планка в Шотландии была снижена с 18 до 16 лет. Националисты сделали ставку на подростков, которые более радикальны в своих решениях и склонны к авантюрам. Именно молодёжь и оказалась самой активной частью протестного электората. Высокие цифры голосов за выход из союза – именно их заслуга. Также как и рекордная явка – на участки пришли без малого 85% зарегистрированных избирателей. Итог – 44.7% за отделение, 55.3% – против. Для победы одной из сторон необходимо было набрать как минимум 50% голосов + 1 голос.

Результат голосования в Шотландии был с облегчением воспринят многими как в самой Великобритании, так и в мире. В Англии были обрадованы тем, что королевство не лишится одной трети своей территории и экономики, в Европарламенте и в НАТО выразили уверенность в том, что Соединённое Королевство продолжит играть ведущую роль в Евросоюзе и сохранении сильного Альянса. А многочисленные сепаратисты в Европе также не особо расстроились, увидев в шотландском плебисците наглядный пример решения острого вопроса. Схема ясна: у шотландцев не получилось, другим, возможно, повезёт больше.

О том, как в самой Великобритании теперь будут преобразовывать существующий политический уклад, который и привёл к референдуму, сегодня спорят многочисленные эксперты и аналитики.

Иан Рекки, политический обозреватель: «Я убеждён, что мы могли бы решить многие проблемы, реализовав модель федерализации в Великобритании. Она прекрасно работает в Германии, других странах мира. Конечно, это потребует ещё многих усилий. Вестминстер никогда не хотел делиться властью ни с Шотландией, ни с Ирландией, но это решение могло бы стать оптимальным для Британии. Единственно, что оно потребует, – времени».

Струан Симпсон, публицист, историк: «Модель Унии отработана столетиями, с 1707 года! И жили в ней мы все достаточно комфортно. Надо просто дать больше прав и полномочий шотландцам, и они успокоятся. Да и для самой Национальной партии Шотландии, я уверен, полная независимость не главная цель, они лишь хотят максимальной популярности и сохранения лидерства в политике».

Сторонникам и противникам независимости внутри самой Шотландии придётся теперь договариваться, как дальше жить вместе. Сейчас одни ликуют, у других – глубокое разочарование. Но результат референдума стал определяющим для будущего края и всего Соединённого Королевства на долгие годы, а возможно, и навсегда. Это признал и Алекс Салмонд – первый министр Шотландии и одновременно глава Национальной партии. Теперь уже с приставкой «экс-»: проиграв дело всей своей жизни, он подал в отставку со всех постов и объявил о завершении политической карьеры.

Карьера ещё одного политика – Дэвида Камерона, премьер-министра Великобритании – оказалась на волоске от пропасти – ему не простили бы потерю Шотландии. Да и без того репутация главы британского кабинета изрядно подмочена, по мнению экспертов, ведь о референдуме было известно уже два года назад и можно было уделить больше вниманию рискам, сохранив при этом нервы политикам, обществу и королевскому двору, чуть не потерявшему один из главных бриллиантов своей короны.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram