Чем закончился первый в Беларуси процесс по выселению дебошира?

Ночной кутёж – это бессонница для соседей, которая порой заставляет пойти на крайние меры. Частная собственность, конечно, неприкосновенна, но в новом жилищном кодексе есть любопытная статья. По ней выселить можно даже владельца квартиры, если его образ жизни сильно отличается от соседского. И суд именно по такому – первому для страны делу – шёл два дня.

Драма отдельно взятого подъезда  это когда у соседей сверху «Заходите в мой дом – мои двери открыты», а под ними всё чаще «Эй вы там, наверху». И не то чтобы музыкальными вкусами не сошлись. Просто шумные посиделки, по словам Галины Григорьевны, это очень мягко сказано. На своего соседа она вызывала милицию три десятка раз. И когда тот якобы пригрозил расправой, установила у своей двери видеокамеру – мол, мало ли что…

Соседи, их друзья теперь охотно передают Галине Григорьевне приветы – по ту сторону двери. Обычно где-то ближе к полуночи. Но бывает, что настроение задаётся и с утра…

Когда в марте 2013 года вышел новый жилищный кодекс, Галина Григорьевна, кажется, поняла, как можно положить конец междоусобной войне. Принудить переселиться – по закону для этого достаточно и трёх протоколов об административном правонарушении. У соседа их только за год куда больше…

Галина Голуб: «За год восемь судов, а положено три, так что я считаю, что этого достаточно для выселения. Позиция соседа, мол, мы так отдыхаем, это моя квартира, что хочу, то и делаю».

Когда собралась достаточная доказательная база, ЖРЭО обратилось в суд. Раньше выселить можно было только нанимателя жилья. Новый жилищный кодекс позволяет и собственника. Так что такое дело – первое для страны. К слову, Александру – тому самому соседу – 42 квадратных метра достались по наследству. С супругой факты неуёмного веселья они напрочь отрицают.

Елена Соколова: «У нас были протоколы – мы всегда платили штрафы, но чтобы мешать всему подъезду! У нас 20 квартир, а мешаем мы одной только Галине».

Александр Соколов: «Судя по её заявлениям, я прихожу с работы и с нетерпением жду 12 часов ночи, потом начинаю кидать табуретки, прыгать, а к четырём-пяти утра я, видно, устаю, потом собираюсь и ухожу на работу. И так, по её словам, за неделю раза два как минимум».

Два дня в суде решалось, жить ли не в меру общительному мужчине на улице Антоновской. Журналистов собралось едва ли не больше, чем участников конфликта. Они против прессы возразили – камеры удалили. Истец – представитель ЖРЭО – всё это время пытался доказать: система штрафов в подобных случаях больше не эффективна.

Виталий Быховцев, заместитель директора ЖРЭО Партизанского района г. Минска: «В середине 2013 года были внесены изменения. Там сумма варьируется только до 30 базовых величин. В связи с этим суд может применить и минимальные 0,5 базовых – в случае, если гражданин согласен с нарушением и признаёт свою вину. На сегодняшний день это копеечные суммы. Ему действительно проще оплатить, как он нам пояснял. Понуждение собственника за нарушение правил пользования жилым помещением является самой эффективной мерой».

Отчуждение жилого помещения – это на сухом языке юристов, а проще говоря, речь о продаже квартиры в течение года. При этом где приобрести новые метры, хозяин решает сам. И только в случае, если расстаться со старым жильём он за год так и не решится, квартиру выставят на аукцион, а дебоширу подыщут вариант поскромнее: меньшей площади или просто не в Минске.

Но пока этот существующий уже полтора года механизм в отношении собственника жилья так и останется на бумаге. Как говорится, не случилось. Суд иск не удовлетворил – ограничился предупреждением – до лучших времён. А если они так и не настанут, процесс возможно запустить вновь. Хотя в юридических кругах не раз заявляли, что действительно ждали новых норм.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram