Итальянские каникулы

В традиционном на первой учебной неделе сочинении «Как я провёл лето» около 15 тысяч белорусских детей напишут «замечательно отдохнул в Италии».

Причём, согласно статистике, такое количество школьников – 15-20 тысяч – ездят на Апеннинский полуостров уже более 20 лет. Многие выросли и приезжают к своим итальянским друзьям уже с собственными детьми. На сегодняшний день Италия не только самый крупный партнёр Беларуси, принимающий детей на оздоровление, но и едва ли не единственная страна, жителям которой позволено усыновлять белорусских сирот. Сами итальянцы уверены – всё дело в их синдроме «большого сердца».

Итальянское приветствие Карина впервые услышала 12 лет назад, когда приехала на оздоровление в семью Иньяцио и Сантучи. Тогда она, ещё совсем робкая, стеснялась даже смотреть на незнакомых людей, но спустя три месяца девочка с синдромом Дауна уже не только считала эту семью родной, но и вполне сносно говорила по-итальянски.

Иньяцио Пичао: «Мы не знаем, как это объяснить, но это чудо, мы сразу поняли друг друга, не было никаких сложностей. Когда Карина вернулась в Беларусь, нам написали письмо из её интерната в Копыле, преподаватели были впечатлены и не понимали, как Карина смогла там много запомнить на итальянском, и даже пыталась учить других детей».

Карине уже 19, но она по-прежнему проводит лето и встречает Новый год в Италии. Здесь итальянские родители принимают её как родную в то время, как о действительно родных людях она знает только то, что где-то в России у неё есть отец, брат и сестра.

Карина Кухаренко: «А ты их видела когда-нибудь? Нет, мне показывали фотографию, приезжали какие-то люди, сестру я видела, она в школе на фотографии, присылали фотографию сестра и брат. Я счастливый человек, обо мне заботятся».

Их отношения не заканчиваются у трапа самолёта, итальянцы по несколько раз в неделю звонят Карине в Беларусь, отправляют ей посылки и даже навещают в интернате. Но в то же время о полном удочерении речи быть не может по вполне понятным причинам.

Сантучо Карта: «Мы считаем Карину нашей дочерью, но при этом не можем забрать её к себе навсегда. Нам уже немало лет, и если что-то случится, о ней здесь некому будет заботиться. Итальянское государство не даст ей таких социальных гарантий, какие у неё есть в Беларуси, к тому же мы знаем, что она хорошо там живёт. Карина никогда не рассказывала ничего плохого, да и мы и сами видели».

После аварии на Чернобыльской АЭС так называемые программы солидарности для оздоровления детей из загрязнённых радиацией регионов появились во многих европейских странах. Беларусь, как наиболее пострадавшее от той катастрофы государство, в этом вопросе сотрудничает с Германией, Бельгией, Испанией и Великобританией. Но основным партнёром уже много лет остаётся именно Италия. Более того, со временем на оздоровление в Европу стали ездить также воспитанники детских домов, инвалиды, дети из малообеспеченных, неполных и многодетных семей.

Это сотрудничество двух стран началось с простого желания помочь детям, а спустя годы стало, как здесь говорят, гуманитарной традицией Италии. Сложно точно сказать, какое количество итальянцев оказалось вовлечено в этот процесс, ведь за более чем 20-летнюю историю на оздоровлении в различных регионах Италии побывали более полумиллиона белорусов, причём многие неоднократно. И это действительно уникальный опыт как для Беларуси, так и для Италии.

В Италии более 150 ассоциаций и фондов занимаются оздоровлением белорусских детей. Один из наиболее крупных – благотворительный фонд «Аутиомоли а вивере», что значит «Поможем им жить». И здесь действительно помогают – поправить здоровье, обрести тепло, понимание и любовь. И не только детям, но и их итальянским родителям. Кстати, более 70% семей, которые принимают белорусских ребят, имеют собственных детей. Но даже тех, в чьей репутации нет сомнений, тщательно проверяют.

Фабрицио Пачифичи, президент благотворительного фонда «Поможем им жить»: «Каждая семья, которая хочет взять на оздоровление ребёнка, проходит серьёзную проверку. Если будет иметь место плохое отношение к детям, насилие или жестокость, такая семья не сможет участвовать в программе. Но процент отказа минимален. К примеру, из ста семей, отказывают только одной, так что, как правило, к нам обращаются сознательные и порядочные люди».

Главный критерий – безопасность детей, именно поэтому, к примеру, не разрешат взять ребёнка одинокому мужчине. Для полноценных семей обязательное условие – один из родителей должен постоянно находиться рядом с ребёнком. За этим пристально следят специальные службы сразу двух стран. Документы, которые подписывают «временные родители», оговаривают даже допустимую для купания температуру воды. Так что не сводить глаз с ребёнка, действительно, в интересах родителей.

Виктория Пархотик, советник посольства Беларуси в Италии: «Контроль очень серьёзный ещё на этапе отбора итальянских семей. Те семьи, которые хотят участвовать в этих программах отбираются и просматриваются, заключения даются и социальными службами, и полицейскими органами. То есть любая семья, которая подняла руку и закричала «я хочу, я могу!», не сможет в этом участвовать, если её благонадёжность не будет подтверждена».

Десятилетняя Полина уже привыкла к итальянскому климату. Спустя три месяца она знает всех местных детей и с трудом вспоминает родной язык.

Полина Брагина, воспитанница школы-интерната №10 г. Вилейки: «Я на море провожу целое лето. Первый раз в этом году? Нет, четвёртый, мне нравится здесь играться с папой и с мамой».

Здесь, у Полины, хоть и временная, но полноценная семья. Альберто и Антонелла уже не молоды, у них есть собственный взрослый сын, но последние 12 лет они не представляют свою жизнь без детей из Беларуси. Полина уже второй белорусский ребёнок в этой семье. Сначала они принимали у себя девочку из Витебска, но сейчас она выросла и лишь изредка может навещать итальянских родителей. Антонелла домохозяйка, у Альберто свой прибыльный бизнес, выходит, чтобы помогать,есть и время, и средства. Но главное, признаются, даже не в этом.

Антонелла Сэдда: «Самое главное – принимать ребёнка в свою семью с открытым сердцем и иметь искреннее желание помогать. Неправильно думать, что ты только даёшь что-то этому ребёнку, мы многое получаем взамен. Сегодня я уже не представляю свою жизнь без Полины. Она приезжает летом, на Рождество, а теперь и мы решили слетать к ней в Беларусь».

Серджио Де Чико, президент благотворительной ассоциации «Пуэр»: «По итальянскому законодательству дети могут находиться здесь не больше 120 дней, поэтому мы заранее готовим семьи и к тому моменту, что детей придётся отпустить домой. Они работают с психологами, немного учат язык, чтобы иметь возможность лучше общаться. И стоит признать, мы работаем довольно успешно: за 22 года нашей ассоциации удалось оздоровить 90 тысяч белорусских детей».

Любовь к детям, желание им помочь – это то, что всегда объединяло белорусов и итальянцев и легло в основу развития отношений между нашими странами. И сегодня, спустя 20 лет, партнёры признают – тесные гуманитарные связи позволили развивать сотрудничество и в других сферах.

Зачастую наиболее тесные связи между государствами устанавливаются за счёт взаимовыгодных контрактов, а уже потом может налаживаться сотрудничество в социальной или гуманитарной сферах. Италия, и в частности, Сардиния – яркий пример так называемой народной дипломатии. Когда именно личные отношения между людьми создали основу и для экономического сотрудничества регионов.

Сардиния и Беларусь уже имеют три международных договора о сотрудничестве: с Минским областью, в сфере образования и науки. Регионы обмениваются официальными визитами и пытаются развивать как можно больше взаимовыгодных проектов.

Франческо Пильяру, президент автономного региона Сардиния: «Приём детей – это как большой мост между нашими народами, который дал возможность узнать друг друга лучше. Сегодня мы идём дальше, и нам важно не потерять это сотрудничество, а закрепить его в конкретных проектах. Сегодня мы имеем налаженные связи в области образования, науки, экономики, но ещё многое мы можем сделать вместе».

Джузеппе Карбони, почётный консул Беларуси в Сардинии: «Сегодня Беларусь уже не такая, как 20 лет назад. Из-за этого мы должны думать, как выходить на другой уровень отношений. Сегодня очень много детей, которые знают итальянский, знают наш менталитет. Поэтому это плюс для Италии не только, чтобы иметь гуманитарное сотрудничество, но и в сфере экономики инвестиций».

Сергей – урождённый белорус, решительно настроенный не забывать об этом даже на итальянском острове. Пять лет назад его вместе с младшим братом Ваней усыновила семья, которая когда-то пригласила их на летние каникулы. Чтобы не терять связь с Родиной, ребята дважды в год ездят в Беларусь к своей бабушке. Младшему Ване воспоминания даются сложнее, а вот Сергей даже в Италии посещает курсы русского языка и следит за белорусскими новостями.

Сергей Дадэа: «Чтобы не забывать, я фильмы всегда смотрю, видео, даже если не нравится, просто чтоб посмотреть, почитать что-нибудь. Стараюсь даже чаще общаться больше с друзьями русскими. Всё красивое, всё хорошо здесь, но я не чувствую себя дома. Я белорус, я езжу часто в Беларусь, у меня там все друзья и родственники, конечно».

И хоть тоска по Родине 19-летнему парню порой кажется непреодолимой, он признаётся, настоящая семья у него теперь здесь, в Италии.

Процедуру международного усыновления едва ли назовёшь лёгкой. По белорусскому законодательству между родителями и ребёнком должны установиться тесные эмоциональные связи, а только потом можно говорить о проверке благонадёжности семьи.

Джули Паутассо: «Процесс усыновления для нас длился около шести лет, мы несколько раз ездили в Беларусь, участвовали в судебном процессе. А после усыновления каждые полгода в течение пяти лет нас посещают специальные службы, смотрят на то, как мы живём, общаются с нами и с детьми, а отчёты отправляют в Беларусь».

За безопасность усыновлённых детей в Италии отвечают лично первые лица государства. Это – дополнительная гарантия.

Виктория Пархотик, советник посольства Беларуси в Италии: «К сожалению, у нас было пару очень тяжёлых случаев. Но если мы возьмём буквально два случая и возьмём полмиллиона детей, то можно себе представить, что даже в полумиллионе белорусских семей, конечно, в двух-трёх уже что-то случится за это время».

Пострадавший в чужой стране ребёнок – это уже скандал международного уровня. Поэтому чтобы гуманитарные программы между странами не прекращались, после каждого такого случая итальянцы с пониманием идут на ещё большее ужесточение требований. Семья для итальянцев – самое главное в жизни. А к детям здесь относятся с особым восторгом и, что важно, не делят их на своих и чужих.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram