Белорусские предприятия рассматривают варианты наращивания экспорта в Россию

Накануне соседняя страна в ответ на западные санкции ввела эмбарго на поставки продуктов из Евросоюза, США, Австралии и Канады.

У стран, не замешанных в конфликте, появляется, по сути, уникальная возможность потеснить конкурентов на российском рынке. Так есть ли Беларуси что предложить и не обернётся ли рост экспорта самим белорусам полупустыми прилавками?

Утро на тепличном комбинате под Витебском началось с торгов. И казалось, чего ждать, если неделю назад рынок фактически обвалился: за килограмм скоропортящегося товара предлагали не больше 13 российских рублей. Но запрет, введённый Россией на поставку овощей из Евросоюза, всё изменил. Сегодня за витебские томаты шла настоящая борьба, в итоге цена выросла ровно вдвое. И 60 тонн овощей уедут в Смоленск и Санкт-Петербург.

Наталья Коин, начальник отдела сбыта сельхозпредприятия «Рудаково»: «На сегодняшнее утро нам позвонило около 10 крупнейших компаний с просьбой обеспечить их продукцией, машины по две-три на каждую фирму. Естественно, состоялись очень хорошие активные торги, это даёт нам повод думать о развитии комбината, естественно, раз наша продукция пользуется спросом, у нас есть возможность и дальше двигаться вперёд и обеспечивать больше фирм нашей продукцией».

Два года назад на томатах и огурцах здесь заработали свой первый миллион долларов, в этом году урожай овощей потянет уже на 8 млн. 70% овощей идёт на экспорт в Россию. А выращивают их как раз по европейским технологиям. А если нет разницы…

Юрий Кучинский, главный агроном тепличного комплекса сельхозпредприятия «Рудаково»: «Теплицы сконструированы и построены по голландским технологиям, параметры здесь выдержаны тоже голландские, считается, что они производят максимальное количество овощей, и урожайность у них тоже самая высокая. И мы ориентируемся тоже на их передовой опыт».

С начала 2014 года по май Россия импортировала продовольствия на 43 миллиарда долларов, из которых 7,5 – доля Евросоюза. США, Канада и Австралия вместе взятые экспортируют в Россию всего на 1,5 миллиарда. Закрыть брешь американской курятины, австралийской говядины и польской свинины российские ритейлеры готовы поставками из Беларуси. В экономическом смысле две страны едины. И сами россияне признают: в магазинах порой проще найти белорусский товар, чем российский – и безо всяких санкций.Больше всего это справедливо, конечно, для молочных продуктов. Их за пять месяцев с отечественных заводов в Россию ушло продукции на 800 млн долларов. Чуть меньше, чем в 2013 году. А значит, самое время наверстать упущенное.

Могилёвский холдинг «Бабушкина крынка», что в Беларуси, что в России не нуждается в представлении. География поставок – от Москвы до самых до окраин. В прошлом году наторговали на 200 млн долларов.

Игорь Конончук, директор холдинга «Могилёвская молочная компания «Бабушкина крынка»: «Сегодня, если надо будет поставлять больше, мы будем готовы. Но чтобы было понятно, остатки на предприятии – всего около 1%. Мы готовы пересмотреть ассортимент и за счёт этого увеличить поставки. Мы работаем усиленно над увеличением сырьевой зоны. Около триллиона за 2 года вложили в строительство ферм».

О возможном увеличении цен здесь говорят очень осторожно. Мол, рынок рынком, но не та сейчас ситуация, чтобы продавать втридорога. Но, пожалуй, самая уязвимая для России позиция в санкционном списке – говядина и свинина. Собственное производство мяса у соседей закрывает около 70% потребности внутреннего рынка. В то же время именно свинина – основная статья европейского продовольственного экспорта в Россию. В прошлом году Москва закупила мясной продукции почти на семь млрд долларов. Белорусский мясной вклад сначала этого года приблизительно на 350 млн долларов. Смогут ли белорусские аграрии нарастить поставки, сказать пока сложно. По словам чиновников, поголовье свиней в стране агропром восстановит лишь к концу года. Но даже сейчас особо предприимчивые производители рады не проспать выгоду. Берёзовский мясоконсервный комбинат в Беларуси входит в тройку лидеров отрасли. И здесь говорят: вкусы россиян знаем, и ресурсов, чтобы ложка подоспела к обеду, хватает.

Анжелика Иванцова, главный технолог Берёзовского мясоконсервного комбината: «Российская Федерация для нас главная страна-экспортёр. Практически 50% продукции мы продаём на экспорт, и в настоящее время у нас есть возможность до 70% поставить в Россию нашей продукции. Это мясо на кости, мясо бескостное, колбасные изделия, полуфабрикаты, консервы. Думаю, что сможем накормить наших людей и поставлять 70% в Россию».

Но как бы там ни было, в условиях неразберихи со свининой и говядиной, к столу, понятное дело, обычно подают курицу. Всем известные ножки Буша дорогу на мировые рынки открыли низкой ценой.

Но и отечественные производители уверяют: редкая белорусская птица не долетает до середины России. С мая, когда за рубежом поднялись закупочные цены на курятину, экспортировать бройлер стало намного выгоднее. Барановичская птицефабрика «Дружба» входит в пятёрку крупнейших в стране. Чуть больше трети здешней продукции идёт на экспорт. И в нём 98% – для российского потребителя. Держать карман шире на «Дружбе», конечно, не прочь, но говорят: увы, это не то производство, где с завтрашнего дня можно нарастить обороты. То есть увеличение будет, но не сразу.

На птицефабрике говорят и о том, что как только ситуация со свининой на внутреннем рынке выровняется, белорусы станут меньше покупать курицы, и тогда излишки станут отправлять в Россию. Ясно, что кроме добрососедства, есть и рынок, который диктует свои условия. Сейчас условия для Беларуси выгодны, как никогда, считают эксперты. И если этим не воспользуется белорусский агросектор, это сделает кто-то другой.

Михаил Ковалев, декан экономического факультета Белгосуниверситета: «Для Беларуси, действительно, очень хорошая возможность. Если в прошлом году мы превысили экспорт продовольствия в 5 млрд долларов, то думаю, что в этом году можно и это превысить, сделать где-то 6,5 млрд. Самое главное для нас, пользуясь моментом, продавать не только сельскохозяйственное сырьё, туши, а продавать готовую продукцию. Пользуясь этим случаем, белорусы могут войти в сетевые российские маркеты и продавать то, что вообще с большим трудом сбывалось. То есть мы можем экспортировать продукцию с большей добавленной стоимостью. Я не думаю, что дома у нас из-за этого вырастут цены или появится нехватка продовольствия, на худой конец, если мы существенно увеличим экспорт в Россию, свободную нишу могут занять Литва и Польша – мы ведь не запрещаем импортировать продовольствие в Беларусь».

Реэкспорт в данном случае исключён. Беларусь и Россия уже договорились об этом. Но эксперты также сходятся во мнении, что цены на европейских продовольственных рынках вполне могут опуститься. Логика проста: нет спроса – предложение должно дешеветь. В любом случае, в правительстве обещают накормить сначала белорусов, а потом всех остальных.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Беларуси: «Всё пересчитали, поджались и ещё 15-20% можем мясомолочной продукции поставить больше. Даже несмотря на жару, у нас достаточно овощей, чтобы обеспечить внутренний рынок, и, я так полагаю, на 20% или 30% продать на экспорт, есть 120 тонн птицы. И за это период мы можем увеличить объёмы производства. Мы же в начале смотрим свой рынок, человек, если кушал литр молока, он его кушать и будет, внутренний рынок – это святое».

То есть реакцию белорусской стороны пока можно назвать сдержанным оптимизмом. Но реагировать на эмбарго начали и страны-экспортёры, вошедшие в российский «чёрный список». К примеру, премьер Латвии призывает соотечественников поддержать местных предпринимателей. Сами же рыбные магнаты заявили, что на поиск равнозначных рынков сбыта могут уйти годы, ведь около 90% экспорта рыбных консервов шло именно в Россию. Литва и вовсе собирается просить у Евросоюза компенсацию убытков от потери российского рынка. Тревогу бьёт и Финляндия, отправлявшая четверть своих продуктов России. Предварительно убытки Евросоюза оценили в 12 миллиардов евро. Цифра со ссылкой на то, что поставки сельхозпродукции в Россию – это примерно десятая часть всего европейского экспорта. Тем не менее, 14 августа Еврокомиссия созывает экстренное заседание на тему продовольственного эмбарго, и уже сформирован фонд в 400 млн евро для компенсации европейским аграриям.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram