Россия каждый день принимает от граждан Украины до тысячи заявлений на получение статуса беженца

Россия каждый день принимает от граждан Украины до тысячи заявлений на получение статуса беженца

Об этом сообщает Федеральная миграционная служба. Точных сведений о том, сколько людей укрывается в стране от войны, до сих пор нет. По данным ООН, из Украины в Россию за последние месяцы выехало 110 тысяч человек.

Красный Крест называет цифры в три, а то и в четыре раза больше. А Госдума прогнозирует, что совсем скоро число беженцев может превысить миллион.

Чемодан, вокзал, Россия – к такому путешествию никто из этих жителей украинского юго-востока не готовился. За них всё решила война. Поэтому с собой у большинства беженцев – только документы и минимум вещей. Объясняют, когда за окном постоянные обстрелы и бомбёжки, цена промедления и сборов – жизнь.

Татьяна Ярошенко, беженка (г. Артемовск, Украина): «В городе начались постепенно перестрелки. Я со старшим сыном случайно попала под автомат. Хорошо, ополченцы прикрывали, через два дня я решила уезжать, страшно. Мы жили на пятом этаже, вертолёты летали. Мы ложились на пол, прятались, потому что страшно – дети маленькие».

Славянск, Краматорск и ещё с десяток населённых пунктов юго-востока Украины – это их прошлое место прописки, будущее неопределённо. Тех, кто вышел из-под огня, развозят по разным регионам России. Несколько сотен беженцев расселены в Москве и Московской области. Во всех префектурах работают пункты сбора помощи. Люди несут одежду, продукты, детские игрушки и лекарства. Словом всё, что может пригодиться беженцам любого пола и возраста. У вынужденных переселенцев, хоть и одна беда на всех – война, но только потери – свои, личные.

Вадим Ковалёв, член Общественной палаты г. Москва: «Если раньше приходили люди из небольших городов Северодонецк, Славянск, Краматорск, то сейчас появляется всё больше людей из Донецка и Луганска. География войны смещается, и география беженцев тоже смещается. Людей становится больше, но и становится больше тех, кто помогает».

Понятно, что пункты размещения беженцев не пятизвездочные отели. Люди здесь спят в два яруса, теснятся на небольших кухнях. Но никто не жалуется. Говорят, дома сейчас страшнее. Они и лица прячут от камер, боясь фильтраций на родине. Каждый день к людям приезжают психологи. Они работают с детьми, которые переживают произошедшее не меньше, чем взрослые. Только «оттаивают» быстрее, чем их мамы и папы. Кстати, мужчин в лагерях почти нет. Многие вывезли семьи и вернулись назад: кто воевать, а кто охранять то нажитое, что ещё осталось.

Светлана Коноваленко, беженка (г. Донецк, Украина): «Есть мужчины, кто остался там, кто приехал сюда. Надо же защищать, а что делать: украинцы воюют с украинцами».

Те, кто были вынуждены бросить всё и уехать из Украины, теперь собирают документы, чтобы получить статус беженцев. Для них эту процедуру максимально упростили. Кое-где украинцам разрешили устраиваться на работу без дорогостоящего патента. Многие уже твёрдо решили остаться в России. Ведь там, за линией огня, у некоторых не осталось ни домов, ни близких.

Сейчас в России для беженцев открыто почти 300 пунктов временного размещения. Режим чрезвычайной ситуации из-за наплыва украинцев введён в Ростовской и Волгоградской областях. Осложнилось положение в Белгороде и Курске. Федеральная миграционная служба и волонтёры пристально следят за новостями из Донецка и Луганска. Это, говорят, для них своеобразная лакмусовая бумажка. Если информационные сообщения начинают больше напоминать фронтовые сводки, значит, это сигнал к тому, что поток бегущих от войны сразу же начнёт расти.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram