«Виленского белоруса» живописца Петра Сергиевича вспомнили минским вернисажем

В знаменитом минском «Доме под тополем» говорили о не менее известном «виленском белорусе». Это художник Пётр, а точнее Пётра Сергиевич. Нынешний вернисаж мастера стал самым масштабным с 1978 года. Тогда столица принимала последнюю, ещё прижизненную выставку автора хрестоматийной работы «Шляхам жыцця». Вспомнили: мужчина и женщина спиной к зрителю идут в бесконечную даль. И вот новый поворот классики!

«А хто там ідзе?!.» – ответ на эту фразу знает каждый белорус. Но, к сожалению, не у всех сегодня перед глазами есть реальная картина. А ведь слова Купалы обрели черты ещё в 1945-м! Холст размером 2 на метр 50(!) кто-то из гостей вернисажа сравнил с «Ночным дозором» Рембрандта. Действительно: здесь и цвет, и свет, как у великого голландца.

Адам Мальдис, доктор филологических наук: «Караткевіч тады працаваў над раманам “Каласы пад сярпом тваім”, па архівах хаддзіў… Але ўсё-такі кажа: “не!”. Трэба з’ездзіць на Антокаль. Там ёсць Сергіевіч, Шутовіч. Там цэлы дом беларусаў. Нанеслі візіт сваім шаноўным вільнянам. І Валодзя кажа: вось, ты ведаеш, гэта добра, што яны трохі розняцца ад нас. Можа, большай інтэлегентнасцю».

Это случилось в начале 1960-х, в ту самую «оттепель»… Пора Сергиевича наступила раньше на четверть века. Ах, какие тогда, в довоенном Вильно, были учителя! К примеру, держать кисть Пётра учился у мэтра национального модерна – Рущица. А следом… две недели стажировки в Италии. Правда, ближе художнику оставались берега родной Вилии.

Такой факт имел место быть в биографии Янки Купалы. О творческой встрече в корчме Петру Александровичу рассказала Владислава Францевна. Правда, до сих пор история умалчивает, как познакомились художник и муза поэта.

Сегодня, спустя ровно 70 лет после открытия, музей Песняра обладает, пожалуй, самой крупной в стране коллекцией с автографом «П.С.» – 14 холстов. Это пейзажи, жанровые композиции… Часть в постоянной экспозиции. Портрет вдовы Купалы художник выполнил в 52 с фотографии 1908. Смотрим прототип – максимальное попадание.

Елена Лешкович, директор Литературного музея Янки Купалы: «Уявіце, яшчэ ішла вайна, а Ўладзіслава Францаўна ўжо думала пра фонды музея Янкі Купалы. І менавіта яна заказала Пётра Сергіевічу гэтыя палотны. Вось што піша Пётра Сергіевіч у лісце ад 18 красавіка 1945 года: “Цёця Ўладзя, калі не будзе Вам цяжка, то прышліце мне 500 рублёў аванса праз Шутовіча як аванс у лік абраза”».

К образцу эпистолярного жанра находим сухой договор: в целом за полотно «А хто там ідзе?!.» уплачено 13 тысяч рублей. Немало для «огненных» лет. Письма на почту Сергиевич носил вплоть до смерти тёти Влади. «Дело…» без номера сейчас хранит 12 листов.

Сергиевич один из 56% «тутэйшага» населения исторического Виленского края. О городе, ставшем в 1939 году Вильнюсом, художник всегда говорил: «тут – белорусский дух». Сегодня этот «Гусляр» одинаково ценен для двух народов-соседей.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram