В «Доме за колоннадой» открылась выставка, посвящённая жизни Якуба Коласа и его близких в годы Второй мировой войны

В Беларуси продолжается Республиканская акция «Дорогами освободителей». Сегодня остановка в знаменитом «Доме за колоннадой». Это последний минский адрес Якуба Коласа. Он жил здесь с 1944 года. Позади полуголодная эвакуация в Средней Азии, потеря на фронте сына. Вещи «войны» поэта – герои новой выставки. Что такое, к примеру, «Ташкентская торба»?

Известная крылема «война у порога». Но здесь и сейчас она уже «за» дверью. В доме Коласа, конечно, не услышите залпов тех самых «сотен тысяч батарей». Эта выставка начинается, скорее, как реквием… Чашка с пепелища – то немногое, что напоминает о жизни семьи поэта до сообщения Левитана: «в 4 часа утра без объявления…».

Татьяна Макаренко, главный хранитель фондов Литературно-мемориального музея Якуба Коласа: «Каштоўны экспанат для нас – гэта білет на цягнік з Масквы ў Ташкент, калі Колас ад’язжаў 7 жніўня 1941 года».

Одна из улиц столицы Узбекистана носит имя белорусского Коласа. Ташкентская эвакуация – два с лишним года в биографии Песняра. Оттуда тюбетейка, пиала для плова… Правда, существовали отнюдь не сыто. И при этом, вспоминает внучка: «дзед Якуб» сделал вклад – денежный – в формирование целой танковой колонны. Всё для Победы!

Вера Мицкевич, внучка Якуба Коласа: «Нават у думках было такое: стаць храмкай і паплыць на Захад. Захад – гэта маецца на ўвазе Беларусь. Далей бясцэнным дарам успрымаўся васілёк, які засушыў Міхась Лынькоў і даслаў у лісце туды, у Ташкент».

Поэтический гербарий утерян. Много неясного и с «Ташкентскай торбай». Так с присущим юмором Колас называл написанное и напечатанное на новой земле. В Средней Азии созданы поэма «Суд у лесе», томик стихов «Адпомсцім»… А это (см. видео ‑ прим. ред.) – «Избранное», 1943 года. Язык издания – узбекский. Содержание прежнее: «На бітву, браты-беларусы!».

Уже в освобождённом Минске, сидя за этим столом, Колас задумал написать поэму о Беларуси партизанской. «Аб’ём яе павінен быць вялікі». Дальше этой фразы дело как-то не пошло. Почему?.. Молчат даже дневники Песняра.

«
На нашым участку няма ніаднаго дрэва, ніаднаго будынка. Няма і дуба, які быў пасаджаны табой, тата». Это фрагмент ранее неизвестного письма. Автор – старший сын Коласа, Данила. О нём –первом директоре музея народного поэта Республики – новая книга. Акцент же выставки иной. Листы от Юрки: маме – по-русски, отцу – родной речью. Похоронки классик так и не дождался. Зато и сейчас ходит слух: мол, что-то о судьбе среднего «каласка» знал лучший друг.

Вера Мицкевич, внучка Якуба Коласа: «Вы кажаце пра ліст, які Колас пісаў 17 верасня 1941 года да Купалы. Але я так думаю, што гэты ліст так сама не быў адпраўлены. Таму што арыгінал знаходзіцца ў сямейным архіве. Жорстка, канешне, напісаў. Што, вот у цябе няма дзяцей, ты не разумеешь гэтыя пачуцці бацькоў, якія чакаюць».

Однако Колас тяжело переживал смерть старшего Песняра. Личный архив классика хранит номер газеты к годовщине трагедии. В 45 поэта ждала ещё одна потеря. Не стало любимой «М.Д.М.» – Марии Дмитриевны Мицкевич. За участие в освобождении Беларуси Коласа наградили одним из главных советских орденов – Красного Знамени.


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram