Когда развеется туман...

Когда развеется туман...

В четверг исполнилось 90 лет со дня рождения одного из самых значительных классиков белорусской литературы – Василя Быкова. Его произведения белорусы знают с детства, его взгляд на события Второй мировой войны поистине уникален.

О том, что такое война, он знал не понаслышке. Летом 1942 года, после окончания Саратовского пехотного училища, Быков был призван в армию. А осенью 1943 года был уже в звании лейтенанта. Быкова тяжело ранили во время Кировоградской операции. Его посчитали погибшим. Родные даже получили похоронку. Но проведя больше трёх месяцев в госпитале, он выжил, чтобы участвовать в Ясско-Кишинёвской операции, освобождении Румынии Болгарии, Венгрии, Югославии, Австрии…

Выжил, чтобы вернуться домой. Выжил, чтобы на свет появились «Альпийская баллада», «Мёртвым не больно»; «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Пойти и не вернуться». Произведения можно перечислять долго.

Его герои всегда стоят перед моральным выбором – как на войне остаться человеком? Вероятно, поэтому книги Василя Быкова есть практически в каждой семье. И их по нескольку раз читает и перечитывает каждое поколение белорусов.

Май 2012 года, Лазурный Берег Франции… Скоро он оказался «В тумане». Обычно неэмоциональный уроженец белорусских Барановичей Сергей Лозница перед самой красной дорожкой планеты явно нервничал. Ведь это был не просто новый опыт режиссёра-документалиста в игровом кино. За кулисами 65-го Каннского кинофестиваля «экзистенциальную драму на партизанском материале» давно считали тем самым номинантом на «Золотую пальмовую ветвь», что сможет победить «Любовь» – мелодраму австрийца Михаэля Ханеке.

Сергей Лозница, кинорежиссёр: «Сценарий написал, это был 2001 год. Потом уже 10 лет я искал возможность, я хотел сделать эту картину первой. Не о войне, это фильм о человеческих отношениях: человек и общество, «я» и «другие» в определённых условиях».

Мы решили найти «корни» киносценария. То есть рукопись повести Василя Быкова. Оказалось, не так просто. Наследие народного писателя БССР сейчас разрознено. «”В тумане”»?.. К сожалению!» – ответили в центральном Литературном музее. А в единственном белорусском Архиве-музее литературы и искусства: «Вроде, нет! Но...»

Четыре конверта. И сейчас – внимание! Открываем, читаем: «Бураў і Сушылін». 1986». Вот она – проблема! Автор начинал повесть под иным названием. Среди вариантов также: «Адна на двух» (зачёркнуто), «Ціхі стрэл у тумане». Другой была и фамилия героя. В год издания повести – 1989 – Сушилин станет Сущеней. Заблудшего путевого обходчика на экране сыграл Владимир Свирский. Для бывшего актёра Купаловского театра эта роль в кино – первая главная.

Владимир Свирский, актёр театра и кино: «Когда я готовился к этой роли, я прочитал 17 раз “В тумане”. И ни разу не было такого момента, чтобы соскучился либо надоело. Потому что такое ощущение внутренне, подсознательное, что это о моём прадеде писалось».

Быковская драма разворачивается где-то под Витебском. Лозница выбрал окрестности латвийского Даугавпилса. Впрочем, натура весьма схожа. Да и белорусы здесь живут веками. Наконец: «Камера! Мотор!» Съёмочную группу попросили убедительно отключить телефоны. И уж тем более убрать фотоаппараты. Прессу на площадку допустили лишь единожды.

Это, пожалуй, всё, что просочилось во Всемирную сеть до момента «Стоп! Снято!». Даже анонсирующий премьеру трейлер шёл одним планом в 2 минуты. Гриф секретности понятен. С первых кадров «В тумане» – фестивальное кино. Думали, завершить к Берлинале. Не успели, чуть-чуть.

Виталий Червяков, директор студии игрового кино Национальной киностудии «Беларусьфильм»: «Подготовительный период, который должен был проходить месяца три, мы его провели меньше чем за неделю. Включая оформление виз, всевозможных разрешений на вывоз и возврат нашего имущества. Мы снимали ноябрь-декабрь, а потом приезжали ещё январь-февраль, когда нужен был снег».

И тогда же ему пришлось сыграть. Не приехал актёр, заявленный в эпизоде. Зато сегодня Червяков говорит уверенно: «Я единственный белорус из фильма, живущий в Беларуси!» Вообще проект с бюджетом в 2 миллиона евро – международный. На результат работали кинематографисты Германии, Нидерландов, Латвии, России… Для нас же это был настоящий прорыв на рынок, где Голливуд давно хозяин.

Людмила Саенкова, кинокритик: «Мне кажется, что сейчас на фоне современных событий, свидетелями которых мы являемся, эта тема очень актуальна. Потому что, особенно в критических ситуациях, проявляется либо сила духа, либо малодушие, либо предательство, либо отстаивание своих принципов. Три персонажа – это архетипический такой вариант героев из сказок. Пойдёшь направо – то найдёшь, налево – то…»

Смотреть – два часа семь минут. Без киноляпов – проверено экспертами в Торонто, Ереване, российском Плёсе, минском «Лістападзе». Жюри всех этих кинофестивалей отдали «В тумане» Гран-при. Не зря же за реквизит драмы отвечали костюмеры студии, прозванной в народе «Партизанфильм». Сейчас идём на закрытую посторонним территорию «Беларусьфильма».

Александр Пыко, ассистент кинорежиссёра по реквизиту: «Более 300 единиц реквизита было отправлено на территорию Латвии, где производилась съёмка. И более 800 костюмов. Были свои нюансы на границе, когда возникали вопросы у таможенников: а это что? Приходилось объяснять, что это кино».

Здесь много оружия, но нет батальных сцен… «В тумане» – это Быков уже после «Альпийской баллады», «Сотникова», «Обелиска». Начиная со «Знака беды» национальный классик-фронтовик одним из первых среди литераторов СССР оказался по ту сторону фронта.

Василь Зуёнок, поэт, лауреат Государственной премии БССР им. Янки Купалы: «Вось тады я сказаў: гэта – геній! Гэта сапраўды геніяльна! Адчуванне можа трошкі іншае – дзіцячыя вочы і вочы дарослага. Бо ўсе мае равеснікі пражылі тут, пад акупацыяй. Але факты і матэрыял – той жа самы. Быкаў прыблізіўся да мяне, вельмі і вельмі прыблізіўся».

От поэтической Лысой Горы до писательских Ждановичей каких-то 15-20 километров. Здесь в 1984 году поселился Быков. С 19 июня сего года это уже музей. Поручение Президента выполнили как раз таки к 90-летию классика.

Дом в низине, а вокруг лес. Тот самый, где к Быкову пришла идея «В тумане». Часть страниц черновиков повести явно отсюда – из веранды-кабинета над гаражом с любимой «Волгой». На ней летом 1986 года писатель отправился на литовский курорт Нида. Именно там поставлена машинописная точка в человеческой трагедии.

Под песню «Божа, забяры маё жыццё» белорусы дебютировали в Каннах. Правда, мелодию не услышите «В тумане». Впрочем, этот фильм вообще без музыки. Все два часа семь минут. Так решил режиссёр Сергей Лозница.

Людмила Саенкова, кинокритик: «Когда камера смотрит в затылок, вот это уже как бы момент напряжения. И это напряжение держится всё время. И зритель, который даёт себе труд поработать, читая ли хорошую литературу, смотря ли, тот зритель останется».

Виталий Червяков, директор студии игрового кино Национальной киностудии «Беларусьфильм»: «Это фильм, который ты должен посмотреть от начала и до конца, не отрываясь даже на чашку кофе. Тогда будет ощущение сопричастности».

После сеанса в каннском Дворце фестивалей публика долго приходила в себя. А затем – продолжительные овации. И – выстрел: драма удостоена одной из высших наград 65-го киносмотра – приза ФИПРЕССИ (Международной федерации кинопрессы). Беларусь, 1942 год… Была война… И такая тоже.


В студии «Контуров» – генеральный директор киностудии Беларусьфильм» Олег Сильванович.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram