Цена и ценности
26 мая вечером были подведены итоги выборов в Европарламент. И если в случае с президентской кампании в Украине, пожалуй, впервые за многие годы обошлось без скандала как внутри страны, так и за её пределами, то об итогах европейских выборов этого не скажешь.

Слишком большую поддержку получили так называемые евроскептики и откровенно правые партии. Так какой союз нужен европейскому электорату?

Выборы в Европарламент в самой Европе называют политическим землетрясением, а их итоги повергли в шок правящие элиты многих стран. Первыми среди европейцев проголосовали граждане Нидерландов и Великобритании. Причём большинство своих голосов – 29% – жители Королевства отдали популистам-евроскептикам из правой Партии независимости Британии. Их программная цель – выход страны из Евросоюза. У разбитого политического корыта остались лейбористы и консерваторы. И это впервые в новейшей истории.

Найджел Фарадж, лидер Партии независимости Великобритании: «Весь европейский проект был ложью. Я не хочу, чтобы только Британия покинула Евросоюз, я хочу, чтобы Европа покинула Евросоюз».

Фарадж призывает не только к борьбе с диктатом Брюсселя, но и бесконтрольной иммиграцией из Восточной Европы. Для Британии это стало настоящей проблемой, бороться с которой призывают даже представители, мягко говоря, не англо-саксонского происхождения.

Али Мехмед, эксперт неправительственной организации по ограничению иммиграции (Великобритания): «Именно миграция стала причиной неоправданного роста населения в нашей стране. Если подобный темп сохранится ещё лет 20, то нас здесь уже будет 70 миллионов! Для такого небольшого острова это чрезмерно! У нас нет столько школ, нужны больницы, дома. А какой удар по экологии!»

Снизить влияние Брюсселя на внутреннюю политику Великобритании и к 2017 году провести референдум о выходе страны из ЕС, ещё полтора года назад пообещал и британский премьер, лидер консерваторов Дэвид Кэмерон. Однако эксперты воспринимают подобные заявления, как попытку поиграть на настроениях избирателей в интересах своей партии. Так или иначе, попытка провалилась. Консерваторы получат в Европарламенте всего 16 мандатов, в то время как Партия независимости – 22.

Противники евроинтеграции укрепили свои позиции в Дании, Австрии, Венгрии, Швеции и Испании. В Греции победу одержала леворадикальная коалиция СИРИЗА, выступающая против экономических реформ, навязываемых Евросоюзом. Но, пожалуй, самое большое потрясение у лидеров стран ЕС вызвали результаты выборов во Франции. 25% французов отдали свои голоса за ультраправый Национальный фронт. За несколько дней до выборов его лидер Марин Ле Пен заявила: «Задача евроскептиков – остановить взбесившуюся машину, в которую превратился Евросоюз. Это означает блокировать любую новую передачу суверенных прав, отказ от любых ограничений, накладываемых Европейским союзом, отказ от любого нового расширения».

Призывы Национального фронта к сохранению традиционных семейных ценностей (а во Франции даже критика однополых браков уголовно наказуема) и к ужесточению миграционной политики близки французским избирателям. По оценке экспертов, уже в обозримом будущем коренное население Франции может оказаться в меньшинстве. И всё же многие политики Старого Света считают Национальный фронт фашисткой партией – и за сами идеи, и за радикальные способы их реализации. Так, недавно основатель партии и отец нынешнего лидера Марин Ле Пен журналист Жан-Мари Ле Пен предложил решить проблему миграции во Франции с помощью заражения приезжих их Африки и Азии смертельно опасной лихорадкой Эбола.

Ханно Харниш, политолог, депутат Бундестага (Германия): «Это ясный сигнал для Европы, и это знак, что антиевропейские течения, национализм и ксенофобия в Европе поднимают голову. Угроза для Европы лежит в европейских границах и вызвана европолитикой по отношению к другим странам. Во время предвыборной агитации одного из кандидатов в Европарламент с трибуны прозвучал вопрос: нужны ли нам марокканцы? И весь зал скандировал – нет! А Марин Ле Пен балансирует между шовинизмом, национализмом и ненавистью к иностранцам, и это шокирующий итог евровыборов. Ведь половина работающих во Франции отдали голоса госпоже «националь». Это значит, что европейцы устали от своей толерантности и экстремистская политика поселится сейчас в Европарламенте.»

По словам экспертов, итоги нынешних выборов в Европарламент – результат того, что большинству стран Старого Света надоело социальное иждивенчество и уже получивших гражданство новых европейцев, и потенциальных. В частности, Лондон на днях отказался увеличить свои взносы в Евросоюз ради помощи Украине. Британия, Франция, Италия и Греция настаивают на большей налогово-бюджетной свободе. Германия – категорически против. Там победу на выборах одержал правящий Христианско-демократический союз Ангелы Меркель. На втором месте, с небольшим отставанием – социал-демократы. Укрепила свои позиции и выступающая за выход из еврозоны партия евроскептиков – «Альтернатива для Германии». Один мандат в Европарламенте получили неонацисты.

Несмотря на явный успех на этих выборах евроскептиков и радикалов, контроль в Европарламенте по-прежнему сохраняют три партии – Европейская народная партия, Прогрессивный альянс социалистов и демократов и Альянс либералов и демократов за Европу. На долю евроскептиков и радикалов в новом составе Европарламента приходится в общей сложности 140 из 751 мандата. Если будет создана новая фракция, то она сможет изрядно «портить кровь» консерваторам и еврооптимистам. Но такой альянс маловероятен, полагают эксперты. Мало надежды и на то, что результаты выборов повлияют на внешнюю политику Евросоюза. Ведь Европарламент – законодательный институт и реальной власти в ЕС не имеет.

Эксперты советуют не рассчитывать на резкое дружелюбие Евросоюза к Беларуси после выборов. Хотя, несомненно, движение навстречу будет, в частности по в «Восточном партнёрству», но весьма умеренными темпами.

К слову, многие депутаты Европарламента выступают против санкций в отношении Беларуси, а теперь и в отношении России. Но дальнейшая политика Евросоюза, в том числе и в этом вопросе, прояснится после выборов председателя Еврокомиссии и еврокомиссаров, то есть премьера и профильных министров.

Накануне голосования европейские политики убеждали избирателей: имя будущего «премьера ЕС» зависит от их мнения. Этот пост автоматически достанется лидеру победившей фракции. Но сегодня говорят о том, что так не получится – кандидат должен получить поддержку минимум 15 лидеров стран ЕС, появились и другие претенденты. Европейские избиратели снова разочарованы. Они получили ещё одно доказательство, что решения в Брюсселе принимаются в основном в кулуарах.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram