Берег левый, берег правый

Берег левый, берег правый

 До назначенных президентских выборов в Украине остаётся всего неделя. По некоторым данным, большинство жителей самопровозглашённых республик в Донецке и Луганске голосовать не пойдут. Как сложится их дальнейшая жизнь? Предсказать, пожалуй, никто не возьмётся.

Впрочем, о том, с какими трудностями могут столкнуться здесь люди, хорошо понимают в Приднестровье. Непризнанная самопровозглашённая республика своё право на суверенитет пытается доказать уже больше 20 лет…

Такого наплыва иностранных журналистов, как за последние недели, в Приднестровье никогда не видели. Шведы, французы, россияне, сербы – съёмочные группы разных телеканалов, как по конвейеру, проходят через администрацию Президента и министерство иностранных дел непризнанной республики. Спор Тирасполя и Кишинёва о статусе Приднестровья длится больше 20 лет, и к этому, вроде, все привыкли. Но на фоне событий, происходящих на Украине, вопрос территориального устройства и целостности постсоветских республик, похоже, вновь оказался на повестке дня. Тем более что Киев в официальных сообщениях не раз заявлял – Украина видит в Тирасполе угрозу. Непризнанную республику соседи рассматривают как коридор для потенциального вторжения российских войск и как площадку для подготовки диверсантов.

Из сообщения МИД Украины от 07 марта 2014 года:«По полученной нами информации, оперативная группа войск в Приднестровье проводит вербовку активистов и представителей казачьих объединений, местных жителей, которых планируют направить в Одессу для дестабилизации обстановки в Одесской области».

Чтобы исключить провокации, укреплять свои границы Украина начала ещё в конце прошлого года. В сторону Приднестровья сейчас смотрят несколько дотов с оборудованными огневыми точками. На подходах к пункту пропуска готов пятиметровый ров. Есть информация о скоплении тяжёлой техники.

Александр Дорня, начальник пресс-службы КГБ Приднестровской Молдавской Республики: «Бронетранспортёры на границе с Приднестровьем действительно есть, месторасположения их я, к сожалению, сообщить вам не могу, чего они ждут, зачем – сие не известно».

Самым сложным для местных жителей стал запрет на въезд в соседнюю страну для мужчин в возрасте от 16 до 60 лет. Приднестровцам, большинство из которых здесь живёт по российским паспортам, это практически перекрыло возможность выезда за пределы непризнанной республики. Осталась только одна возможность уехать, например на заработки, – самолёт Кишинёв – Москва. Но и авиаперевозчики, почувствовав конъюнктуру рынка, поспешили увеличить цены на свои услуги в три, а то и в четыре раза. Билет в один конец сейчас стоит 450 долларов. Пересечь границу с Украиной, конечно, можно и по молдавскому паспорту. Многие приднестровцы имеют и его, но тут появилась ещё одна проблема: новый порядок финансового обеспечения – общий для всех.

Пограничный переход «Первомайск» – «Кучурганы». Пункт пропуска между Украиной и Приднестровьем. Ещё несколько месяцев назад здесь были очереди из желающих провести, например, выходные на Чёрном море. До Одессы меньше часа езды на машине, да и билет на маршрутку стоит копейки: всего 4 доллара. Но с нового года, когда Украину начало лихорадить, пассажиропоток снизился практически до нуля. Для всех туристов соседняя страна ввела новые правила. По ним, будь то молдаванин, будь то приднестровец, все должны подтверждать свою финансовую состоятельность – а именно предъявлять пограничникам по 400 евро на каждый день пребывания на Украине. Ни один житель непризнанной республики не зарабатывает таких денег и за месяц.

Исключения делают лишь для детей с матерями. Мост через Кучурганский лиман, приграничный водораздел, уже так и окрестили «женским». Мужчины просто не решаются на переход, чтобы не схлопотать шальную пулю.

Кроме того, активные боевые действия на Украине, а она является основным поставщиком продуктов в Приднестровье, уже отразились на поставках товаров. Они заметно снизились. Местные фабрики теряют рынок сбыта – Украине не до выполнения контрактов. Транспортный поток сильно сократился. В первую очередь это ударило по малому бизнесу. Дилеры Минского тракторного завода только начали запускать в Приднестровье программу по поставкам энергонасыщенных тракторов. Заказов много, а вот возможностей доставить из Беларуси машины практически не осталось.

Борис Зачеса, официальный агент Минского тракторного завода в Приднестровье: «Молдавские перевозчики, которые возвращаются домой, не могут загрузить в Беларуси грузы для ПМР. Они штрафуются за доставку грузов приднестровским резидентам, поскольку они не зарегистрированы в Молдове. Белорусские перевозчики сегодня занимают большую часть перевозок, но они на подачу дают машины, а молдавские машины – попутные».

Главная претензия Украины к Приднестровью – расположение здесь российских миротворцев. После войны 1992 года они считаются гарантами безопасности в регионе. Военный контингент общей численностью в 1000 человек несёт службу на участке в 225 километров вдоль Днестра.

Игорь Небейголова, войсковой атаман Черноморского казачьего войска Приднестровской Молдавской Республики: «Благодаря им ни один человек у нас не погиб. Нет стрельбы, как в странах, где стоят страны НАТО. У нас единственная в мире уникальная операция, действительно, миротворческая. Если спросить у любого приднестровца, что для них российский солдат, они скажут – защитник».

Вопрос о выводе войск, кстати, уже не один год поднимает и официальный Кишинёв. Именно иностранный контингент для остальной Молдовы – чужаки, мешающие, как здесь говорят, стране стать единой и когда-нибудь войти в Евросоюз. Кроме того, власти Молдовы обеспокоены обращением Верховного Совета Приднестровья к России с просьбой признать независимость республики.

Николай Тимофти, президент Республики Молдова: «Меры, которые были предприняты со стороны руководителей Молдовы, позволяют приднестровской проблеме постоянно находиться во внимании государства. Я обо всём оповещён. Необходимы переговоры. Чтобы мы могли глубже понять, какие меры для урегулирования вопроса мы ещё могли бы предпринять».

Поведение Тирасполя официальный Кишинёв посчитал угрозой национальной безопасности, а на левый берег Днестра снова полетели обвинения в «сепаратизме».

Евгений Шевчук, президент Приднестровской Молдавской Республики: «Мы отмечаем, что в Молдове стала более агрессивной риторика, нас настораживает желание воссоединиться с НАТО, активизировать военное сотрудничество с Румынией, опять звучат негативные лозунги о Приднестровье. Чтобы давать определения, сепаратисты или нет, нужно знать историю хорошо, Приднестровье никогда не входило в состав Молдовы и образовано на год раньше, поэтому здесь даже в таких определениях нужно искать истину, но задача наших оппонентов в том, чтобы привлечь западные инструменты против Приднестровья, для этого и делаются такие лозунги, потому что сложно объяснить, зачем накалять градус обстановки».

Между тем в России к просьбе приднестровских депутатов пока относятся сдержанно. Здесь говорят, что возможности переговорного процесса между Тирасполем и Кишинёвом не исчерпаны. На конец мая намечен новый раунд переговоров. Кроме того, события на Украине сейчас заставляют все стороны отказываться от громких заявлений и провокационных действий.

Семён Уралов, политолог: «Приднестровье не трогают, чтобы там не было новой волны конфликта, потому что там все помнят, как был поход на Гагаузию, как были каратели румынские. В Бендерах до сих пор оставили полуразрушенный фасад, где пытались сбить флаг, какой был террор, как крали людей. Всё это помнят, чтобы не было обострения, не хотят идти на прямой конфликт с Кишинёвом».

Чем такой конфликт закончился в 1992 году, особенно чётко помнят в городе Бендеры. Больше всего жертв тогда было именно здесь. Такого числа могил на один квадратный метр земли, как в этом приднестровском городе, нет, наверное, нигде. Кстати, и один из нынешних кандидатов на пост президента Украины Пётр Порошенко вырос здесь. И в 1992 году под обстрелами вывозил свою семью в Одессу.

Зоя Дмитриенко, главный хранитель Бендерского краеведческого музея: «Порошенко не родился в Бендерах, но вырос здесь. То, что случилось в Бендерах, для него должно быть близко и понятно, и то, что он говорит. Что с людьми юго-востока нельзя разговаривать иначе, как языком силы, это страшно. Как человек, который знает боль Бендер, может такое сказать, для нас непонятно…»

Такая трудная обстановка и на Украине, и на берегах Днестра стала поводом к своеобразному народному референдуму. Жители непризнанной республики сейчас собирают подписи под обращением уже лично к Путину об определении Россией юридического статуса Приднестровья. Говорят, что тянуть больше нельзя.

Похоже, что после столкновений в Одессе в Приднестровье особо почувствовали, что война опять совсем рядом. А здесь знают и понимают, что худой мир – лучше любых вооружённых распрей. Здесь выстрелы не звучат уже больше 20 лет, но есть чёткое ощущение того, что никто никого так и не простил.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram