С 16 апреля ставка рефинансирования снизилась на 1%. Этого момента банкам пришлось ждать 10 месяцев.

Ведь ни для кого не секрет, что наша экономика переживает довольно сложные времена, и потому новости, подобные, этой говорят об очередной, пусть трудной и маленькой, но победе над инфляцией и стабилизации.

Нацбанк снизил ставку рефинансирования на 1% – до 22,5%. Для первого полугодия прошлого года это событие расценивалось как совершенно рядовое. В тот период ставка рефинансирования шла на убыль практически каждый месяц. А вот нынешнее снижение – по-своему знаковое. Ставка рефинансирования стояла на целых десять месяцев. Теперь эксперты спорят, насколько это решение экономически обоснованное.

Традиционный повод для пересмотра этого показателя – снижение инфляции. Ставка рефинансирования должна с запасом перекрывать её уровень. Но свежие данные за квартал не впечатляют. Инфляция за три месяца – почти 5%. При таких темпах к концу года у нас есть шансы выйти на 20%. И это при прогнозных 13%. Пространство для манёвра, то есть для обоснованного снижения ставки рефинансирования, – минимально. С другой стороны, реальный сектор просит доступных кредитов. А берут их белорусские предприятия много и часто: по поводу и без повода.

Владимир Волчков, обозреватель газеты «Республика»: «Наверное, пришло время снижать стоимость денег, чтобы развивался реальный сектор. На мой взгляд, дорогие кредиты уже не столько тормозят инфляцию, как дорогие деньги, а, скорее, её накручивают, так как всё равно реальный сектор будет закладывать проценты по кредитам в стоимость продукции».

В то же время не стоит переоценивать влияние этого решения. За последнее время ставка рефинансирования утратила статус мерила стоимости денег в экономике. Пока ставка рефинансирования стояла на месте, проценты и по кредитам, и по вкладам менялись очень даже гибко и в широком диапазоне. Цена вопроса, скорее, определялась ситуацией на межбанковском рынке, на котором банки одалживают деньги друг у друга. В этой сфере Нацбанк – тоже влиятельная фигура, но работают иные правила. Так что ставка рефинансирования стала неким психологическим оружием.

Андрей Омелькович, финансовый аналитик:
«Это снижение – попытка прощупать, как население к этому отнесётся, будет ли «переток» депозитов в белорусских рублях в депозиты в иностранной валюте. По этой реакции будет понятно, будет ли дальнейшее снижение ставки рефинансирования».

Белорусский вкладчик разбалован высокими ставками по депозитам в белорусских рублях и пуглив как заяц. При малейшей опасности ищет убежище в зелени долларов. А ставки по вкладам, действительно, постепенно теряют позиции, в том числе после снижения ставки рефинансирования, но запас прочности у рублёвых депозитов всё равно очень хороший.

Просчитаем. Сейчас на рынке можно найти предложения на уровне 37-39% годовых с фиксированной ставкой на три месяца. Одно из лучших предложений в валюте на этот же срок – 5,5%. Разместим Br10 млн и эквивалентную сумму в долларах по текущему курсу на рублёвом и валютном депозите. Что будет через три месяца? Более полугода курс доллара весьма предсказуемо прирастает в месяц на 100-150 рублей. Если предположить, что скорость обесценения белорусского рубля по отношению к доллару сохранится, то через три месяца курс подберётся к отметке 10.400 рублей. В этом случае чистый доход по рублёвому депозиту всё равно будет приблизительно в 3,5-4 раза выше, чем по валютному. Вклады сравняются по доходности при курсе 10.800 рублей.

Прогноз и выводы. Кардинальных изменений на финансовом рынке ожидать не стоит. Во-первых, снижение ставки рефинансирования на 1% – это немного. Во-вторых, этот показатель утратил за последнее время своё значение и влияние. Скорее всего, Нацбанк аккуратно тестирует «глубину» настроений банков, компаний и населения. И свой дальнейший курс регулятор будет прокладывать исходя из поведения основных игроков финансового рынка.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram