История с выселением в Червенском районе: семья с приёмным ребёнком может оказаться на улице

История с продолжением, она же – история с выселением. Два года назад телеканал ОНТ в проекте «У вас будет ребёнок» показал четырёхлетнюю Полину из Жодинского детского дома.

Новая семья для девочки нашлась едва ли не моментально, казалось, у этой истории счастливый конец. Но сейчас семейство на грани выселения из дома в деревне Дыя Червенского района. Письмо с требованием собрать вещи уже пришло в почтовый ящик. Так можно ли дать такому решению «задний ход» и предполагает ли статус приёмной семьи особое отношение?

Маленькая хозяйка приглашает в дом, который стал для неё родным два года назад. Полина из детского дома стала героем сюжета на телеканале ОНТ. Майе Александровне показалось, что это именно ей сказали «У вас будет ребёнок!». Это была любовь с первого кадра.

Тогда в их жизни всё перевернулось вверх дном, а теперь всё перевернул их дом в деревне Дыя Червенского района. Из него выселяют. Не так чтобы внезапно и сразу, но идти всё равно некуда. В народе подобные дома называют «президентскими». Их строили сельхозпредприятия, чтобы привлекать работников. Мол, идёшь трудиться в сельскую местность – получаешь служебное жильё. Квартплата в нём, к слову, минимальна. Так было и у этой семьи, пока Майя Александровна не решила сменить работу.

Майя Мажутко, приёмная мать: «Работать невозможно. Одна эта ферма, а если здесь нет работы, они возят за 30 километров. В 5 утра забирают, в половину 11-го только привозят назад. То миллион, то 1800 – как за эти деньги прожить? У ребёнка проблемы с глазами. Пока мы ездили в платную, сейчас нужно уколы покупать, один укол миллион стоит – я за эту зарплату не куплю».

Сейчас приёмная мать работает в доме-интернате для инвалидов. Там, как ни удивительно, платят больше. Она вроде и раньше знала о теоретической возможности выселения, а потому уверяет, что хотела выкупить дом – ещё до удочерения. В противном случае органы опеки бы просто не отдали Полину в семью. Но не то бюрократические проволочки, не то частая смена председателей хозяйства довели ситуацию, что называется, до предела. Письмо о выселении уже побывало в их почтовом ящике.

По большому счёту тянуться эта история может сколько угодно долго – конкретных сроков перед хозяйкой дома никто не ставил. Но не сегодня-завтра может появиться человек, который скажет: я готов работать в хозяйстве – дайте дом. Значит, переезд всё равно – вопрос времени? Только в этом хозяйстве в подобной ситуации оказались около 40 семей. Но сам факт усыновления с юридической точки зрения конкретную семью не делает уникальной.

Таков закон, и он для всех одинаковый. Для местного отдела образования угроза выселения не тревожный звонок. За усыновленным ребёнком там наблюдают три года – полтора из них уже прошли. И важно не где он живёт, а как.

В райисполкоме говорят: радикально повлиять не решение хозяйства никто не может. Разве что порекомендовать.

Иван Малахов, первый заместитель председателя Червенского райисполкома:
«Наши были такие рекомендации: кто работает сегодня в хозяйстве – дать добро на выкуп в течение 10 лет. Это не приватизация, а покупка. Кто не работает в хозяйстве – пожалуйста, платите полностью стоимость, покупайте дом. Но я знаю, что у многих людей таких денег нет».

Речь идёт примерно о 200-300 миллионах рублей – в зависимости от состояния дома. Если найти их все и сразу – проблему можно решить. Либо снова пойти работать в хозяйство. Муж Майи Александровны пробовал – продержался месяц. И третий вариант, как водится, пойти в суд. Правда, обратиться туда может как хозяйство – с тем, чтобы выселить, так и семейство – с тем, чтобы остаться.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram