С чего начинается Родина...

В Национальном художественном музее открылась выставка, которую создатели заявили не иначе как «главное арт-событие года». На площади в полторы тысячи квадратных метров – вновь обретённые шедевры Ваньковича, Шагала, Сутина.

Лишь на сутки из Полоцка в Минск доставили возрождённую святыню нашего народа – Крест Преподобной Евфросинии. Из сокровищ искусства – почти 4-метровый Слуцкий пояс.

В коллекции Национального художественного вот уже 70 лет – с момента освобождения Беларуси – нет ни одного целого шедевра ткачества. Вот и сейчас на выставку образец (говорят, «самый красивый в стране») взяли из Молодечно. Что же мешает главному арт-музею получить свой золотой пояс?

«… заміж персідскага ўзора, цвяток радзімы васілька».Век назад Богданович сочинил, красиво. Мы же до сих пор охотно верим. А если взглянуть на узор с научной стороны? То это – гвоздики! «Букет», где нити золотые и шёлковые, обошёлся бюджету столичной области в 84 тысячи долларов. Обретённый шедевр с родной бахромой ещё не выставляли.

Наталья Полтавец, заместитель директора Минского областного краеведческого музея: «Его длина – 3 метра 94 сантиметра, ширина – 28 сантиметров. Он двухлицевой, двухсторонний. Пояс отделан бордюром. И голубые цветочки, конечно, напоминают нам васильки».

По краям латиницей – Słuck. Такую метку ткали с 1760-х по 1780-е годы. То бишь, на заре «широкой славы», в эпоху первого мастера Яна Маджарского. За этим ранним и самое главное – за полным поясом из коллекции минчанина (фамилию бывшего владельца не афишируют) до конца 2013 охотился Национальный художественный.

Надежда Красуцкая, автор цикла интерактивных программ «Наше наследие – Слуцкие пояса»: «В течение многих лет я искала ответ: почему зритель проходит мимо? Не останавливаясь, не удивляясь, не восхищаясь. Одна из причин заключена в том, что это очень хрупкая ткань. Для неё губительны потоки света, искусственного света».

Оттого сегодня пояса в полутьме залов нашего «золотого века» в искусстве. А вот портрет «некоронованного короля». Так говорили о Радзивилле по прозвищу «Рыбонька». Михаил Казимир основал мануфактуру, откуда в экспозицию главного арт-музея страны попали лишь два фрагмента «литых» реликвий. Да и то, «самый» отдан сейчас в музей модернизированной по инициативе Президента фабрики «Слуцкие пояса».

Ирина Скворцова, кандидат искусствоведения: «Хорошо читается и «в граде Слуцке», и, конечно же, хорошо читается «Лео Мажарский». Это говорит нам о том, что этот пояс был несомненно сделан уже после разделов Речи Посполитой. По крайней мере, после второго. Была ли середина разных цветов – здесь сказать трудно. Но, в общем-то, это очень ценная группа поясов».

Части подлинно «Слуцких» также вставлены в двух орнатах – литургическом облачении католических священников. Но всё это находки послевоенных экспедиций. И тут задача: куда из музея исчезли как минимум 16 цельных поясов? Даже поиски по линии Интерпола пока безуспешны.

Сегодня фотокадры (их 22) – всё, что осталось от довоенной «шёлковой» коллекции, признанной экспертами лучшей на планете. Нашли негативы в конце 80-х в России. Сюда, в первое здание музея (тогда – галереи), пояса доставили из национализированного Несвижского замка. За этим порогом в июне 41-го оборвались «тонкие» нити истории.

Елена Карпенко, заведующая отделом Национального художественного музея Беларуси: «По версии Шукелойца, тогдашнего сотрудника Исторического музея (Минского), пояса вместе с иконами были вывезены фашистами в Кёнигсберг. Часть собраний уцелела и вернулась на территорию бывшего Советского Союза. И распределялась часто ошибочно по музеям, которым эти произведения не принадлежали. Какие-то ошибки были исправлены. Допустим, Украина вернула нам изображение апостола Павла благодаря Леониду Кучме. Это было в 90-е годы».

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «Дарога на Львоў адкрыта, але нашы калегі, якія павязуць Слуцкія паясы, яны, адпаведна, дамовіліся і з праваахоўнымі органамі дзяржаўнымі, і з тымі, якія, так сказаць, там “забяспечваюць” парадак».

Завершается год проката, и 18 апреля, ни днём позже, музей закрывает выставку четырёх так называемых поясов Галичины. Мол, возвращаем по букве закона. Но общие нити в культуре разрывать никто не собирается. Через какое-то время можно будет привезти тканые раритеты, например, из Полтавы либо Киева. Кстати, именно через Украину белорусские магнаты лет четыреста назад взяли моду на этот аксессуар.

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «Мы вядзем перамовы з нашымі польскімі калегамі. Я планую таксама паехаць ў Арменію, у галэрэю каталікоса. Там таксама ёсць Слуцкія паясы. Дарэчы, Ян Маджарскі – армянін. Мы збіраем сродкі, каб купіць Слуцкі пояс. Паясы ёсць у нашых калекцыянераў».

То и дело, подобно птице Феникс, на государственном уровне возрождается идея: мол, давайте обменяем Шишкина (от миллиона долларов!) на наши пояса из российских музеев. Соотношение 1 к 10, один холст – к 10 златотканым. Неизменно с 2008 года. С момента выставки из московского Государственного исторического музея. Там цифру поясов, конечно, в запасниках, называют в пределах 150. Национальному художественному, уверяют сотрудники, для экспозиции хватило бы три-четыре.

Надежда Усова, председатель фондово-закупочной комиссии Национального художественного музея Беларуси: «50 тысяч долларов – это считается такая нормальная, спокойная цена. Сейчас уже, когда принята Государственная программа, то интерес коллекционеров резко повысился. Соответственно, и рынок стал оживлённее. Нам предлагают купить Слуцкий пояс за 100 тысяч долларов. Но хороший Слуцкий пояс, полный. Это, конечно, цена фламандского гобелена XVII века».

Илона Карлионова, реставратор: «Линии перегиба, как правило, там обязательно высыпалась очень сильно ниточка. Я просто-напросто подвела в тон кусок ткани. И любой человек видит, что вот это родной Слуцкий пояс, а это вот – новая вставка».

В «лоскутном» орнате реставраторы сделали открытие. За тесьмой оказалось «В граде Слуцке». Правда, зритель этого не прочтёт на выставке десяти веков отечественного искусства. То, чему подражали даже в Лионе, царизм запрещал. Но «золотые» нити всё-таки привели к осознанию независимой Беларуси. И сегодня для нас Слуцкие пояса как Богемский хрусталь для чехов – гордость нации.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram