Право на интеграцию

5 марта в Подмосковье прошло заседание Высшего Евразийского экономического совета. Такой союз на основе Таможенного к 2015 году намерены создать Беларусь, Россия и Казахстан.

Новое образование должно стать наиболее продвинутой формой экономической интеграции трёх государств, которые уже сегодня имеют общую таможенную территорию и чей суммарный валовой продукт составляет 85% от того, что производит СНГ. На заседании совета три президента обсуждали подписание Договора о создании Евразийского экономического союза. Называлась и возможная дата – май этого года. Однако говорилось и об условии: подписывать договор в срок есть смысл, если оперативно на законодательном уровне в каждой из стран-участниц ликвидировать существующие противоречия. Так в чём же взаимная выгода Евразийского экономического союза? Почему Александр Лукашенко настаивает на скорейшем подписании договора? И что ему препятствует?

И паспортом, и Конституцией для Евразийского экономического союза станет Договор о его создании, подписать который президенты должны уже в мае этого года. На 800 страницах будут отражены статус и принципы будущего объединения, а также правила его работы. Главная же цель – обеспечить четыре свободы: передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. По товарам многое уже сделано в Таможенном союзе, где три страны сняли торговые барьеры. И это помогает в период мирового экономического кризиса. С 2010 года Минск, Москва и Астана на треть увеличили взаимный товарооборот – с 46 до 67,8 миллиарда долларов.

В структуре взаимной торговли Беларуси, России и Казахстана сокращается доля сырьевых ресурсов. За время работы Таможенного союза объём торговли технологической продукцией увеличился на треть.

Впрочем, общие правила торговли в «таможенной тройке» портят изъятия и ограничения, которых не так уж и мало. В списке – около 600 позиций, начиная от лекарств, алкоголя и заканчивая энергоносителями. Президенты договорились, что в 2015 году этот перечень должен исчезнуть. Один из знаковых примеров – наши предприятия получат право покупать газ по внутрироссийским ценам. Это, естественно, снизит энергозатраты и, как следствие, стоимость товаров. Сейчас Беларусь имеет от России серьёзную газовую скидку, но цена для белорусских потребителей выше, чем для российских.

Нурсултан Назарбаев, президент Казахстана: «Давайте отбросим разногласия и создадим экономический союз. Всё остальное мы потом создадим. Не надо нанизывать вопросы, вызывающие какое-то непонимание внутри стран у нас или у вас. Зачем тащить сюда социальные вопросы? Давайте экономические вопросы решать».

Общие правила предстоит выработать и в сфере услуг. Так, сейчас белорусские строители не могут беспрепятственно работать в России. Надо преодолеть защитный барьер – получить подтверждение строительной квалификации в другой стране. Ещё, казалось бы, частный, но показательный пример: при лицензировании деятельности гидов выдвигается требование по гражданству. То есть гражданин Беларуси не может работать гидом в России. Собственно, снятие таких препятствий и ограничений и есть ключевая задача экономической интеграции.  Понятно, что процесс этот непростой. Ведь каждой из стран участниц придётся чем-либо поступиться: будь то доходами от какой-либо отрасли или открытием собственного рынка для конкурентов. Но конечная польза от сближения, разумеется, более масштабна и существенна.

Уменьшение транспортных и таможенных издержек позволит снизить цены на товары. Приход новых игроков из общего пространства и единые правила для всех будут способствовать конкуренции, которая, как известно, двигатель прогресса. Общий рынок ведёт к увеличению спроса, а значит, и к росту производства, к окупаемости новых технологий. Широкий общий рынок – это и дополнительный аргумент в привлечении внешних инвестиций.

Разумеется, чем шире союз – тем выше экономический эффект. Неудивительно, что «таможенное трио» стремится стать «квартетом» и даже «квинтетом». В числе первых кандидатов на вступление в союз – Кыргызстан и Армения. Причём Ереван сможет начать процедуру присоединения уже в этом году. Потенциальным участником интеграционного проекта специалисты до недавних пор называли и Украину. Впрочем, политический кризис и смена власти в Киеве такую перспективу как минимум отдалили. К слову, Александр Лукашенко, Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев обсуждали разные форматы сотрудничества с Украиной.

Владимир Путин, президент России: «Нужно вместе подумать над тем, что бы предпринять в целях защиты наших производителей и экспортёров, а также проработать параметры дальнейшего взаимодействия с Украиной. Безусловно, нам нужно сделать всё, чтобы помочь нашим партнёрам выйти из той сложной ситуации, в которой они сегодня находятся».

Очевидно, что интеграционное совершеннолетие, то есть создание Евразийского союза, позволит совместно, более зрело и эффективно противостоять внешним конкурентам, отстаивать свои интересы на международных рынках.

Георгий Гриц, заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации: «Некоторые подвергают сомнению целесообразность интеграционных процессов. Это близорукая позиция. Экономики подвергаются экспансии западных стран. События на Украине – это проблема взаимоотношений России и Запада. Отстоять свои интересы мы можем только в союзе. Надо перейти от слов к делу и перейти к единой промышленной политике».

Белорусская калийная компания – до недавних пор это был весьма показательный пример той самой единой промышленной политики. Компания несколько лет успешно представляла интересы и белорусского, и российского производителя удобрений, закрывая 40% мирового рынка. Впрочем, действия партнёров – руководства «Уралкалия» – разрушили калийный альянс. Союзники превратились в конкурентов. Но уже спустя полгода новые владельцы уральского предприятия (долю Сулеймана Керимова приобрёл Михаил Прохоров) уже ищут пути для возобновления сотрудничества.

Издательство «Коммерсантъ» опубликовало информацию о предложении создать новый союз: «Глава ОНЭКСИМа (27,09% акций «Уралкалия») Дмитрий Разумов заявил Reuters, что восстановление сотрудничества «сыграет на руку» обеим компаниям и «будет полезно для мирового рынка удобрений»… Российская сторона предлагает создать нового единого поставщика для «Уралкалия» и «Беларуськалия» в Москве, с долями 65% и 35% соответственно».

Сотрудничество возможно, но вот приемлема ли предложенная схема? Позицию Беларуси обозначил Президент на совещании, где обсуждалась работа Белорусской калийной компании.

К слову, недружественные действия российских партнёров в своё время были направлены на уничтожение торговых связей БКК. Разрывались подписанные компанией контракты, переманивались сотрудники. Сегодня позиции на мировых рынках практически восстановлены. Так что Беларусь совсем не в том положении, когда ей можно навязывать условия. Это признают и собеседники «Коммерсанта»: «Объединение трейдинга по старой схеме может уже не соответствовать интересам Минска, поскольку он сам вышел на перспективные рынки и нарастил объёмы продаж».

В общем, даже по работе «Беларуськалия» можно сказать, что Единый экономический союз должен стать объединением сильных, но полноправных игроков на большом общем рынке. Где каждый из участников получает выгоду только вместе и наравне с партнёром. Будь это отдельная компания или целая страна.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram