Дома-музеи классиков белорусской литературы Янки Купалы и Якуба Коласа практически уже решено сделать… филиалами Музея белорусской литературы. Таков план оптимизации и реорганизации, предложенный министерством культуры.

При этом, правда, не говорят, что литературный музей, созданный 30 лет назад, никогда не имел и до сих пор не имеет собственной экспозиции. А вот музей Купалы может претендовать на звание национального. Тем более что буквально на прошлой неделе купаловцы открыли третью линию обновлённой экспозиции, прочно закрепившей за музеем статус одного из самых креативных и технически продвинутых.

Не растерять бы за красивым словом «модернизация» культурное наследие, являющееся, как сейчас модно говорить, страновым брендом…

Эти шесть страниц произвели эффект сравнимый с «Девятым валом». Получив документ, сотрудники двух старейших литературных музеев республики – Янки Купалы и Якуба Коласа – вопрошали: «За что»? Ведь сократили по «Плану оптимизации» прошлого года 25% штата. То есть на 5 больше, чем коллеги. Таково было условие сохранения суверенитета. О чём, к слову, заявлял ещё в октябре 2013 года глава профильного ведомства.

Идея объединения литмузеев Минска в один (кроме возможных Купалы, Коласа туда уже точно войдут Богдановича, Бровки, истории белорусской литературы) родилась здесь, в кабинетах Минкульта. И как девиз эксперимента: «Разам нас багата!» Мол, поднимем зарплаты своим бюджетникам. Не секрет: сегодня они в среднем едва доходят до 4 миллионов.

Василий Черник, заместитель министра культуры Беларуси: «Но сохранится ли коллектив? – Сохранится! – Не будет ли такого, что «филиал», зачем ему 15 человек, лучше 3? – Нет. Здесь вы понимаете: зачем в музее, который 10-12 человек бухгалтерия, да? Будет одна бухгалтерия, одна хозчасть, будет гендиректор или директор. Музеи, в качестве «филиалов», если будет проведена реорганизация, они все сохранят своё наименование. Они сохранят все основные направления своей работы».

Василь Шарангович, народный художник Беларуси: «Такога не можа быць! І мне здаецца, што нідзе ў свеце такога не існуе. Ёсць музей Бертольда Брэта – значыць, ёсць музей Бертольда Брэхта. Усё! І з нейкім другім яго не аб’ядноўваюць. У мастацтве “калгаса” няма і быць не можа!»

Неприятие – понятно. Интеллигенция всегда и во всём, как Бага Яга, чуть-чуть против. Мол, сегодня музеи объединят, а завтра, чего доброго, упразднят. И минский дом Купалы, и Коласа – это самый центр. Землю под объектами эксперты оценивают от миллиона долларов. Успокоим: такого в Беларуси ещё не было. Да и трудно представить. Зато был опыт выживания вместе.

Геннадий Пашков, поэт, первый заместитель председателя Союза писателей Беларуси: «Палічыў за злы жарт гэту вестку, але калі пачуў ад саміх музейшчыкаў, дык яшчэ даведаўся пра тое, што праз гэта ўжо праходзілі. І гэта, па-сутнасці, другі раз наступіць на тыя самыя граблі. У канцы 80-х і да 2001 года былі аб’яднаныя ў такую структуру адзіную. Нават крэсел не было».

Такова реакция одного из крупнейших общественных объединений страны. Члены Союза писателей, конечно, понимают светлый брежневский тезис: «экономика должна быть экономной». А как же духовность? Для нас Купала и Колас – солнца поэзии, сравнимые с Пушкиным.

На вопрос, возможно ли такое в Москве либо Санкт-Петербурге, господин директор ответил категорично: «Нет! Мы идём своим путём». То бишь независимо от Всероссийского музея Пушкина (есть такой в Северной Пальмире) либо музея-заповедника «Михайловское». С другой стороны, мало кто догадывается, что квартира Андрея Белого – отделение московского Пушкинского музея. Работает себе и работает. К слову, а что будет с нашими «филиалами» возможных «филиалов»? У Купаловского дома их четыре, у коласовцев – один. Но из четырёх мемориальных усадеб. Захочет ли, к примеру, Столбцовский район взять на баланс литературную «Николаевщину» либо Молодечненский – «Вязынку»?

Василий Черник, заместитель министра культуры Беларуси: «Это тоже очень важно. Филиалы находятся вне пределов города Минска, даже вне пределов области. Если музей в Минске, то в Витебской области. Что мы с ними будем делать? Какова их дальнейшая судьба? Данный план мы принимаем как руководство к действию, но это не значит, что мы не будем обсуждать, мы не будем встречаться с руководителями наших литературных музеев».

Вызывает интерес и то, как будет распределяться между музеями прибыль. Открывший накануне первую в стране 3D-экспозицию Купаловский лишь в прошлом году принял около 120 тысяч посетителей, заработав вне бюджета свыше 360 миллионов рублей. В тоже время в камерном музее Коласа побывали 82 тысячи человек, принеся в кассу почти 230 миллионов. Немногим менее Музея истории белорусской литературы, где уже второе поколение белорусов ждёт постоянной экспозиции.

Если план станет законом, то уже в конце этого года здесь появится табличка иного содержания и статуса. К компании Национальных исторического, художественного, музеев-заповедников «Несвиж» и Полоцк добавится Музей истории белорусской литературы. Впрочем, точное название возможного объединения пока никто не знает.

Человек по фамилии Гранд выиграл грант на создание бренда Минска. Мы застали его на одном из вокзалов Лондона. Выходные чопорные британцы традиционно предпочитают проводить за городом. Например, в Стаффорде-на-Эйвоне.

Это место с населением в 23 тысячи человек известно как родина Шекспира. Здесь работает музей великого драматурга. Самостоятельный. Вообще, вековая система хранилищ наследия Туманного Альбиона неприкосновенна.

Микола Аврамчик, поэт, заслуженный работник культуры БССР: «Для мяне яны падобныя і непадобныя зусім. Скажам, калі, як людзі, якіх я бачыў: Купала вельмі інтэлігентны, Колас – па-сялянскаму прасцейшы. Цяжкавата чытаў Купала, Колас чытаў цікавей».

Он давно не публичен, но в этот раз не смог смолчать. Аврамчику - 94! Старейший поэт Беларуси, благословленный лично Купалой и Коласом. Участник битвы за Ленинград, он уже после войны активно участвовал в становлении музеев Песняров национального Возрождения.

Микола Аврамчик, поэт, заслуженный работник культуры БССР: «Цяпер ніхто не ведае, што нават астанкі Купалы хавалі ў потае ад людзей. Вы ўяўляеце, што рабілася! Гэта вельмі ачагі незвычайныя культуры. Незвычайныя ачагі проста! І цяжка прыдумаць, каб гэта забылася ці змянілася… Цяжка. Я не ўяўляю сабе».

Василий Черник, заместитель министра культуры Беларуси: «Может быть, ничего не будет. Может быть, функционировать продолжат дальше. Но я подчёркиваю, что мы будем продолжать встречаться с руководством учреждений культуры, литературных музеев, обсуждать эти вопросы и принимать конкретные взвешенные решения».

Благо, до «реорганизации» ещё есть время. Август 2014 года – тот самый миг, между прошлым и будущим 70-летнего музея Купалы и 55-летнего Коласа. Юбилеи в этом году.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram