И всё-таки она вернулась! Как назвали правнучку Кулешова? Читающая Беларусь отмечает век поэта

«Бывай»  – написал в стихах 14-летний Аркадзь Куляшоў. Через 44 года эти строки стали песней, а имя Алеся – одним из самых популярных не только в Беларуси. «Першамайстр» – таким эпитетом вспоминают о народном поэте БССР коллеги и поклонники. Лирика Кулешова разносилась буквально по всей столице.

«Люблю Айчыну, але якой любоўю…». Похоже, Лермонтов?! Так точно. Впрочем, автор перевода (к слову, лучшего) – тоже гений. По рифмам из-под пера Кулешова русский Янковский постигал культуру новой Отчизны – Беларуси. Шёл 1957-й – год дебюта актёра на сцене Горьковского и на экранах СССР. А сейчас забытый факт: те «Красные листья» стали первыми кинопробами и для сценариста-Кулешова.

Ростислав Янковский, народный артист СССР: «Как-то он нашёл такие вещи. Потому что обаяние сценария, насыщенность интересная в характерах, понимаете. И потом мы снимались в Вильнюсе. Ой, это пара была… красные листья! Не подкрашенные, клянусь! Снималась Клара Лучко, ещё молоденькая совсем. Она играла очаровательную певицу, там: «Белая ромашка, полевая…».

На премьере он запомнился таким поэтом-орденоносцем. Властителем же дум Кулешов стал ещё в 1930-х. Документы тех лет сейчас в фондах Литературного музея страны. Не всё, к сожалению, рассчитано. Например, оборот фотографии. Понятно «Змітеру» (он же – друг-лирик Остапенко, репрессированный). Далее: почерк у «Першамайстра», видите, ещё тот. Редакции принимали, как правило, машинописные варианты с авторскими правками.

Сейчас подписанное «таварышам» Танку, Панченко, Лынькову (соседу по даче на Нарочи) закрыто в фондах. Литсобрание на ремонте. Но как обойти юбилей народного поэта БССР? Выходом на «вход» стал зал Коласовской библиотеки: учитель и ученик встретились, а она, о которой строки «бывай, ніколі ўжо…», всё-таки вернулась.

И взглядом, и волосом – вся в прадеда. Алеся – образ, прошедший сквозь каждый из 30 сборников Кулешова. Той было 13, Аркадю – 11… Первая любовь, о которой потомок-художница узнала не сразу.

Вундеркинд, «маладняковец» (Кулешов, по-сути, стоял у истоков исторического литобъединения). 10 поэм, а для славы хватило бы и одной. «Сцяг брыгады» и тогда, и сейчас звучит на равных со «Жди меня» Симонова. Только наш автор писал о своей Беларуси в далёкой землянке по ночам.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram