Как реанимировать белорусскую промышленность, разгрузить склады и заработать деньги?

Эксперты и аналитики обсуждают совещание у Президента, на котором накануне Правительство отчитывалось о состоянии дел в отрасли. Разговор получился жёстким и после первого квартала станет ясно, сделал ли Совет министров определённые выводы. Так ли тяжело предприятиям продать то, что произвели? Почему белорусские фермеры хотят, но не могут купить белорусские тракторы и как директоры заводов и фабрик приписывают цифры, но самом деле обманывают сами себя?

Это не юмористический ролик. Так (см. видео – прим. ред.) началась прошлогодняя посевная у фермеров под Витебском. 10 гектаров земли обрабатывали на внедорожнике. Урожай был отменным и этой весной, думали, что уже пересядут на сельхозтехнику. Но так необходимый для хозяйства трактор собирали из того, что было.

Михаил Супроненко, фермер: «Никогда бы не подумали, что трактор делают в РБ, а он не доступен для белорусов, в принципе, для нас это был такой шок. Мы, белорусские фермеры, работаем на продовольственную безопасность страны и в то же время не можем воспользоваться техникой, которую делают в Беларуси».

У фермеров – 35 гектаров земли, могли бы взять ещё 100, но на одном «Самоделкине» картошку не посадишь. В прошлом году хотели купить МТЗ, говорят: «Заберём сразу 260 тракторов, только дайте рассрочку на 5 лет». Но завод непреклонен: только 12 месяцев. И вот картина – на окраине города ржавеют 500 тракторов.

Леонтий Клевец, исполнительный директор Витебской областной ассоциации фермеров: «И они уже стоят, кстати, некоторые больше двух лет. Третий год пошёл, уже надо брать кисть и перекрашивать, чтобы придать божеский вид, а купить фермеры не в силах, потому что рассрочка даётся только на один год».

О рассрочке на белорусскую технике речь шла накануне у Президента. Правительство докладывало о проблемных вопросах в экономике и разгрузке затоваренных складов. Чиновники обещали исправить ситуацию, но до оптимальных цифр очень далеко. На этом же совещании директор Минского тракторного признал: на складах – избыток продукции, предприятие вынуждено идти на рассрочку для покупателей из-за границы.

Кстати, к МТЗ, как и к другим флагманам – МАЗу и БелАЗу – у Главы государства больше всего вопросов. Работа Правительства, которое обещало за полгода исправить ситуацию, по мнению Президента, не выдерживает никакой критики.

Замечен в прогулах и
ли пьянстве, уволен по дисциплинарной статье – на аналогичную работу не рассчитывай. Разработка проекта закона, который бы не позволял принимать горе-работников на другие предприятия, уже началась.

Олег Слижевский, министр юстиции Беларуси: «Если есть необходимость регулировать общественные отношения, их надо регулировать. Если на Минюст будут возложены функции по подготовке такого акта, мы эти функции выполним».

Итог плохой работы – никуда не годное качество. Хотя на Могилёвском вагоностроительном заводе с этим как раз ситуация неплохая. Зато хромают продажи. Почти четыре года назад завод поставил в Россию вагоны стоимостью в миллион долларов. Но денег от покупателя нет до сих пор. Этой сделке вскоре будет дана правовая оценка. Но это – не единственный случай.

Кирилл Дорошенко, заместитель начальника управления Комитета госконтроля Могилёвской области: «Была сделка в ноябре 2013 года, когда от продажи 200 полувагонов по цене ниже себестоимости предприятие получило убытки в $200 тысяч, которые были покрыты продажей хопперов по более высокой цене».

А вот ещё. Закупки комплектующихх не напрямую, а через посредника. Только по одной такой сделке завод перечислил предпринимателю, который и был лишним звеном в торговой цепочке, Br1 млрд. Историю таких отгрузок сейчас изучает финансовая милиция, один из бывших руководителей завода уже под следствием. Вот эти комплектующие подлежат возврату. Поставщики прислали явный брак. Но завод просто «проспал» сроки, во время которых мог предъявить претензиии. В итоге потеряно ещё Br3 млрд. Не удивительно, что даже на огромном российском рынке белорусский завод проигрывает конкурентам по цене.

Валерий Осипов, директор Могилёвского вагоностроительного завода: «То, что мы имеем на складе брак – это элемент нашей бесхозяйственности. Это я признаю. Это дело разрулим в течение месяца. Тот брак, который нельзя будет вернуть, взыщем до последней копейки с виновных».

Почему же так происходит? Эксперты полагают: зачастую руководители стараются выполнить план только на бумаге. А о стратегии производства и последующих продажах иногда вообще не задумываются.

Георгий Гриц, заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации: «Если говорить о глобальной экономике, сегодня, с учётом растущей китайской экономики, развивающихся стран БРИГЗ, спрос в два раза ниже, чем предложения. То есть по идее два предприятия – одно надо закрыть. Это касается белорусской экономики. Поэтому сегодня приоритет не произвести, а продать продукцию. Мы никогда не научимся плавать, если не войдём в воду. Но нельзя плыть никуда».

Работать на перспективу у промышленников, а именно у заводов этой отрасли самые большие складские запасы, пока получается со скрипом. Президент, по сути, поставил вопрос
о состоятельности Правительства.

По итогам первого квартала Президенту будет представлен подробный отчёт о работе экономики. Не будет результата – последуют жёсткие санкции. К ситуации в отрасли подключены не только ревизоры Комитета госконтроля, но и прокуратура.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram