100-летие со дня рождения Чемодурова отметили в Минске выставкой эскзизов и 3D-оперой «Аида»

В Минске отметили 100-летие со дня рождения «Великого декоратора XX века». До сих пор так говорят о Евгении Чемодурове. Эскизы народного художника БССР к громким спектаклям на главных сценах Ленинграда, Хельсинки, Душанбе отныне смотрят в одном зале. Это совместный проект минского Театрального музея и архива Большого театра.

Он был из тех, чей царь «Борис Годунов», а карта «Пиковая дама». Эти оперы Чемодуров оформлял в 1960 году (Минск), в 1974-м (Буэнос-Айрес). «Вообще любил Пушкина!» – вспоминает сегодня, стоя у этюдов (то бишь по ту сторону сцены), дочь-актриса.

Наталья Чемодурова, актриса, дочь Евгения Чемодурова: «Пел всегда Шаляпин, когда он работал. Почему у него всегда чувствуется музыка? Потому что он её слушал! Верди! Безукоризненный порядок: на столе красочки, кисточки. Режиссёр узнавал: вот это, этот герой! А если не узнавал, кто это, папа рвал эскиз».

Свыше 40 набросков сейчас на выставке. Это, как уверяют организаторы, лучшее из лучшего. В фондах музея, а также в архиве Большого театра есть ещё пару сотен автографов от 1938 (года дебюта) до 2006 года, когда художника не стало.

Зинаида Кучер, директор музея истории театральной и музыкальной культуры Беларуси: «Гэта папера, гэта фарбы, але ж гэта «душа» мастака. Музейны прадмет, які адпавядае… адпавядае гістарычным падзеям, ён носіць адбітак эпохі. Ад кожнага прадмета гучыць музыка. Музыка менавіта таго твора».

Русский, буквально «вписавшийся» в национальную культуру. В декорациях Чемодурова танцевали премьеры «Альпийской баллады», «Избранницы» (этого эскиза нет в экспозиции). А сколько было спето?.. К примеру, «Колючая роза» – опера 1960-х об Оттепели. Из мемуаров автора: эскизы делал по самым последним советским и зарубежным журналам, ещё не успевшим дойти до минских модниц.

Москва, Челябинск, Бухарест… После «вечных» странствий «вечный приют» на сцене белорусского Большого. Эти 18 метров глубины оказались тем самым, что искал Мастер.

Отказавшись в 1953 (здесь стоит задуматься) от эксклюзивного контракта в парижском Гранд-Опера. Звали и в миланский «Ла Скала». 17 лет Чемодуров служил главным художником главных подмостков БССР. Это ему Большой обязан рампой, чьи огни впервые осветили декорации спереди и снизу. Мэтр завещал ученикам:

Александр Костюченко, главный художник Большого театра Беларуси: «"Большой театр – это большие крылья. И возможности фантазии не ограничены. Они ограничены только фантазией художника. И поэтому здесь можно летать". То, что получилось, это какая-то память о Чемодурове. Это опять имя его на афишах».

В 2011 году в театре заново исполнили «Аиду». Основа – сценография Чемодурова 1953 года, случай исключительный. Обычно уходит автор – снимают спектакль. Но «Великий декоратор XX века» в своих эскизах превзошёл свою эпоху. Чем не 3D-объём наших дней? Сейчас труппа Большого готовится разыграть «Пиковую даму».


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram