«Гардероб» шедевров: эксклюзивные кадры из хранилища рам Национального художественного музея

491

В этот день, только 75 лет назад, появилось Постановление Совета Народных Комиссаров БССР о создании в Минске Государственной картинной галереи. Ныне  Национального художественного музея. До войны здесь было около четырёх тысяч предметов. Сегодня  в 7 раз больше. Это признанные шедевры живописи, графики, скульптуры, прикладного искусства и даже холодное оружие.

Но есть в главном арт-собрании страны коллекция, которая до сих пор не имеет статуса фонда. Впрочем, во всём мире ценностью так называемую одежду холстов стали признавать лишь со второй половины века минувшего.

Чёрным по золотому. Так, правда, отмечено каждое из 22 хранилищ. Это же, скажем просто, ещё и «гардеробная» всего музея. Авторы здесь, как правило, столетий XVII, XVIII, частично XIX, – неизвестные. Точнее, неизвестны. Притом что такое «haute couture» в нашу эру рады «одеть» и живописные панны дома Радзивилл, и «Минская мадонна» Михаила Савицкого. Рама-гигант к ней, судя по случайно найденной сегодня надписи по дереву.

Дмитрий Жалевич, реставратор Национального художественного музея Беларуси: «Икона либо картина – здесь разница уже большая. Это загрязнения старые, жухнет лаковый слой, какие-то утраты, может быть. Дерево, опять же, оно гнётся со временем, трещит…»

Теряя постепенно мелкие золочёные элементы. На столе реставратора сейчас отнюдь не рядовой пациент. Эта ажурная рама – фрагмент алтаря эпохи веры в Царя и Отечество. То есть где-то около 1860-х. Идеальное восстановление, но не подновление занимает почти год. А если так?.. Оболочка в стиле барокко, а тем паче рококо, требует до двух лет и выше.

После освобождения, ввиду отсутствия каталогов, зачастую именно багеты помогали устанавливать, этот шедевр отсюда либо нет. К примеру, «Осень» Исаака Левитана. На обороте есть сейчас незаметная для посетителей историческая аббревиатура «ГКГ», что значит Государственная картинная галерея БССР.

Кадры 2008 года, уже вполне исторические. Тогда, по нашей просьбе, для большого сюжета о реституции ценностей в программу «Контуры» шедевр «мастера пейзажа настроения» раздели. Бордюр – настоящий раритет. Почти весь довоенный рамный фонд оккупанты отправили в топку. Да и власть советская относила сей предмет к буржуазному излишеству.

Алексей Хоряк, заведующий отделом Национального художественного музея Беларуси: «Есть действительно работы в оригинальных рамах. Но я думаю, что это даже не 50% фонда. Гораздо меньше. Она немножко переделана, дополнена и отреставрирована. Это произведение Зинаиды Серебряковой "Портрет Золоторевского"».

К первой выставке юбилея – «Свидетели времени» – в музее «приодели» 14 работ. Овальные рамы идеально сели на портреты кисти Рокотова. Не менее родная обшивка полотен Крамского, Мошкова, художников-графиков… неизвестных. К слову, наша коллекция русского искусства (около 5 тысяч предметов) сегодня в четвёрке самых значимых на планете. И здесь, как говорится, «встречают по одёжке».


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram