Маска сброшена! В Купаловском театре состоялась премьера спектакля «Пан Тадеуш»

823

Публика Купаловского театра ожидает «Апошні наезд у Літве». Это вторая, классическая часть названия «Пана Тадеуша», поэму великого Мицкевича поставил знаменитый Пинигин. Кстати, национальная эпопея  первый спектакль под возрождённую первую сцену Беларуси.

«Верю!» пока, наверное, говорить рано. Зато «Свершилось!» уже можно. Два сезона труппа и все цеха старейшего театра республики постигали эпоху Мицкевича. Афиша премьеры – 1881 года. Это фрагмент гравюры (см. видео – прим. ред.) нашего земляка Михала Андриолли.

Сквозь арку времени дают немое кино. То польский «Пан Тадеуш» 1928 года. А сегодня из «тьмы» почти двух веков к нам возвращается сам автор. Поэт-герой, которого нет в эпопее, которую он, Мицкевич, написал. Диалоги и монологи впервые на родном языке.

Под маской классика двух народов – премьер национальной сцены. На этой роли Харланчук один. Первое интервью после четырёх месяцев «молчаливых» репетиций – только ОНТ.

Не заменим актёр и в главной партии пана Тадеуша из окрестностей первой столицы Великого княжества. Виды Новогрудка, Вильно и Мира – замок, основное место «застолья» романа в стихах, сегодня в проекции по зарисовкам нашего Наполеона Орды.

За сценой солисты вяжут Слуцкие пояса поверх суконных кунтушей. «Пан Тадеуш» давно признан энциклопедией жизни нашей шляхты. Гардероб премьеры – около 400 единиц сапог, вееров… Никакого «Made in…», лишь «Зроблена ў Беларусі». Даже сюртук графа, схожего чем-то с пушкинским Онегиным.

Роман Подаляко, актёр Национального театра им. Янки Купалы: «Я падклаў у свой персанаж такую “штучку”, што людзі, якія вяртаюцца з-за мяжы, не важна, з Захаду ці Ўсходу, валодаюць некаторым акцэнтам. Яны ці то тут, ці то там. І як бы там лепш».

На мундирах уланов генерала Домбровского сегодня выпал снег. Это тот самый мороз, победивший Наполеона. Два часа сценической истории: пять дней 1811 и одни сутки 1812 года. Рекруты – студенты Академии искусств.

Народные, заслуженные… Актёров свыше 30 в каждом из двух составов. Кстати, Мицкевич думал сделать заглавным в шляхецкой «былице» (авторский жанр) ксенза Робака. Изначально персонажа звали Жегота. Это имя, а не «Пан Тадеуш» стоит на титуле черновика новогрудской «Иллиады».

Сергей Журавель, народный артист Беларуси: «Он на самом деле демонический. То есть он же, скажем так, скрытный. В какой-то степени он же шпион. “In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti” – это сложно было учить, но тем не менее».

Перед глазами 360 счастливых зрителей (столько мест в переполненном зале) впервые восстала старая Литва – Беларусь. Та самая «Айчызна з васількамі» Мицкевича. И можно сказать уверенно, здесь, на национальной почве, Песняр родился заново.

А следом..? Следом – Париж. В мае белорусского «Пана Тадеуша» сыграют в городе, где написал 12 книг в 10 тысяч строк классик. И в каждой читается чувство ностальгии Мицкевича по родной Новогрудчине.