Кто такая кумжа и что она делает в белорусских реках?

Несмотря на первый снег, в притоках Вилии идёт нерест лососевых. Кумжа, или, как её называют, морская форель, поднимается в белорусские ручьи прямо из Балтийского моря, правда, по-прежнему в небольших количествах. И даже после столь дальнего пути испытания для красной рыбы не заканчиваются.

На любительской съёмке видно, как едкую навозную жижу сливают со свинокомплекса в небольшую речушку. Судя по всему, не в первый раз. На фото из космоса хорошо видно направление стока нечистот. Придёт ли после этого красная рыба?

Сергей Хотянович, начальник Сморгонской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь: «В зоне ответственности Сморгонской межрайонной инспекции зафиксировано пять случаев сброса неочищенных сточных вод с территории животноводческих комплексов в рыболовные угодья. Все лица, как должностные, так и юридические, привлечены к административной ответственности».

500 километров от балтийского берега, 200 – от Минска. Каждую осень, когда морская форель поднимается в притоки Вилии на нерест, в Островецкий район приезжают волонтёры – патрулировать вместе с инспекторами берега. В этом году, чтобы рыба могла пройти ещё на несколько километров выше, на ручье построили плотину из камней.

Юрий Болтуць, волонтёр «Группы защиты Немана»: «Рыба туда запрыгивает, проходит вверх, а там замечательные нерестовые площади. Впервые за последние два десятка лет рыба начала нереститься выше труб и выше дороги. И в этом году ещё одно знаковое событие случилось – мы видели уже пришедших из Балтики самцов».

До сих пор икру самок кумжи оплодотворяли местные самцы ручьевой форели. Эти два вида близки биологически и отличаются только размером и окраской. Кумжи в белорусских реках стало больше, но по-прежнему все хвосты и плавники наперечёт – к примеру, на этом ручье всего 45 галечных гнёзд с икрой.

Парадоксально, но врагами для краснокнижных лососевых стали некогда соседи по Красной книге – бобры. Своими хатками они перегораживают притоки Вилии, и рыба не может подняться вверх по течению, чтобы здесь уже отнереститься.

Как и кумжу, бобров ведут инстинкты. Сейчас грызунов так много, что они заходят даже в мелиоративные каналы, что уж говорить о быстрых ручьях. Биологи пока ищут способы отвадить их от конкретных мест.

Григорий Янута, научный сотрудник лаборатории териологии научно-практического центра по биоресурсам Национальной академии наук Беларуси: «В лучшем случае – убрать бобра из этих четырёх водотоков и посмотреть, что из этого будет. Но будет ли это положительный или отрицательный момент – сложно сказать однозначно. У нас же есть ещё околоводные хищники, такие как выдра».

В соседних Литве и Польше в одних местах почистили реки, в других – искусственно разводят молодняк, затем выпускают и… продают рыбакам лицензии на ловлю. При должном внимании и белорусский нерест кумжи из уникального явления может принести конкретную отдачу. Если подтвердить, что это происходит регулярно и массово, можно будет вести речь о квотах на вылов в Балтике. В море кумжу считают десятками тысяч, у нас же пока… просто десятками.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram